WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 41 | 42 ||

Результаты лечения порой весьма причудливы.Так, я вспоминаю случай шестидесятилетней вдовы, в течение тридцати летстрадавшей хроническими галлюцинациями после острого шизофренического периода,когда она была помещена в психиатрическую клинику. Она слышала «голоса»,исходящие из всей поверхности тела, особенно громкие вокруг всех телесныхотверстий, а также вокруг сосков и пупка. Она весьма страдала от этихнеудобств. Я принял этот случай (по не обсуждаемым здесь причинам) для«лечения», похожего, скорее, на контроль или наблюдение. Терапевтически случайказался мне безнадежным еще и потому, что пациентка обладала весьмаограниченным интеллектом. Хотя она сносно справлялась со своими домашнимиобязанностями, разумная беседа с ней была почти невозможна. Лучше всего этополучалось, когда я адресовался к голосу, который пациентка называла «голосомБога». Он локализовался приблизительно в центре грудины. Этот голос сказал, чтоона должна на каждой нашей встрече читать выбранную мной главу Библии, а впромежутках заучивать ее и раздумывать над ней дома. Я должен был проверять этозадание при следующей встрече. Это странное предложение оказалось впоследствиихорошей терапевтической мерой, оно привело к значительному улучшению не толькоречи пациентки и ее способности выражать свои мысли, но и психических связей.Конечный успех состоял в том, что приблизительно через восемь лет праваяполовина тела была полностью освобождена от голосов. Они продолжали сохранятьсятолько на левой стороне. Этот непредвиденный результат был вызван постоянноподдерживаемым вниманием и интересом пациентки. (Впоследствии она умерла отапоплексии).

Вообще же уровень интеллекта иобразованности пациента имеет большое значение для терапевтического прогноза. Вслучаях острого периода или в ранней стадии обсуждение симптомов, в частности,психотических содержаний, имеет величайшую ценность. Так как захваченностьархетипическими содержаниями очень опасна, то разъяснение их общего безличногозначения представляется особенно полезным, в отличие от обсуждения личныхкомплексов. Последние являются первопричинами архаических реакций икомпенсаций; они в любой момент могут вновь привести к тем же последствиям.Поэтому пациенту нужно помочь хотя бы временно оторвать свое внимание от личныхисточников раздражения, чтобы он сориентировался в своем запутанном положении.Вот почему я взял бы себе за правило давать умным пациентам как можно большепсихологических знаний. Чем больше он знает, тем лучше будет его прогнозвообще; будучи вооружен необходимыми знаниями, он сможет понять повторныепрорывы бессознательного, лучше ассимилировать чуждые содержания иинтегрировать их в сознание. Исходя из этого, обычно в тех случаях, когдапациент помнит содержание своего психоза, я подробно обсуждаю его с больным,чтобы сделать максимально доступным пониманию.

Правда, этот способ действий требует отврача не только психиатрических знаний — он должен ориентироваться вмифологии, первобытной психологии и т.д. Сегодня такие познания должны входитьв арсенал психотерапевта так же, как они составляли существенную частьинтеллектуального багажа врача до эпохи Просвещения. (Вспомним, например,средневековых последователей Парацельса!) К человеческой душе, особеннострадающей, нельзя подходить с невежеством непрофессионала, ограниченногознанием в психическом только своих собственных комплексов. Именно поэтомусоматическая медицина предполагает основательные знания анатомии и физиологии.Как есть объективное человеческое тело, а не только субъективное и личное,точно так же есть и объективная психика с ее специфическими структурами ипроцессами, о которых психотерапевт должен иметь (по меньшей мере)удовлетворительное представление. К сожалению, в этом отношении за последниеполстолетия мало что изменилось. Правда, было несколько, с моей точки зренияпреждевременных, попыток создания теории, которые провалились из-запрофессиональных предрассудков и недостаточного знания фактов. Необходимонакопить еще много опыта во всех областях психологии, прежде чем будутобеспечены основы, сопоставимые, например, с результатами сравнительнойанатомии. Об устройстве тела мы знаем сегодня бесконечно больше, чем оструктуре психики, жизнь которой становится все более важной для пониманиясоматических расстройств и самого человека.

* * *

Общая картина шизофрении, которая сложиласьу меня за пятидесятилетнюю практику и которую я попытался коротко набросатьздесь, не указывает на однозначную этиологию этой болезни. Правда, поскольку яисследовал свои случаи не только в рамках анамнеза и клинических наблюдений, нои аналитически, то есть с помощью снов и вообще психотического материала, ясмог выявить не только начальное состояние, но и компенсацию в ходе лечения, идолжен констатировать, что мне не встречались случаи, которые бы не имелилогически и причинно взаимосвязанного развития. При этом я отдаю себе отчет,что материал моих наблюдений состоит, в основном, из более легких,корригируемых случаев и латентных психозов. Я не знаю, как обстоят дела стяжелыми кататониями, которые могут привести к летальному исходу и которые,естественно, не встречаются на приеме у психотерапевта. Таким образом, яоставляю открытой возможность существования таких форм шизофрении, при которыхпсихогенная этиология мало значима.

Несмотря, однако, на несомненнуюпсихогенность большинства случаев шизофрении, в ее течении наступаютосложнения, которые трудно объяснить психологически. Как указывалось выше, этопроисходит в окружении патогенного комплекса. В нормальном случае и при неврозеформирующий комплекс или аффект вызывает симптомы, которые можно истолковатькак более легкие формы шизофренических, — прежде всего, известное«понижение ментального уровня» с характерной для него односторонностью, затруднением суждения,слабостью воли и характерными реакциями, такими, как заикание, персеверации,стереотипность, аллитерации и ассонансы в речи. Аффект проявляется и какисточник неологизмов. Все эти феномены учащаются и усиливаются при шизофрении,что недвусмысленно указывает на чрезвычайную силу аффекта. Как часто бывает,аффект не всегда проявляется внешне, драматически, но развивается, невидимыйвнешнему наблюдателю, как бы внутрь, где он вызывает интенсивныебессознательные компенсации, отвечая, таким образом, за характерную апатиюшизофреника. Подобные явления проявляются особенно в бредовых речах и всновидениях, овладевающих сознанием с неотвязной силой. Степень неотразимостисоответствует силе патогенного аффекта и ею же, как правило, иобъясняется.

В то время как в области нормы и неврозовострый аффект проходит сравнительно быстро, а хронический аффект не слишкомсильно расстраивает общую ориентацию сознания и дееспособность, шизофреническийкомплекс обладает несравненно более мощным воздействием. Его проявлениястановятся фиксированными, сравнительная автономия делается абсолютной, и онстоль полно овладевает сознательным разумом, что отчуждает и разрушаетличность. Он не создает «раздвоенную личность», а лишает эго-личность власти,узурпируя его место. Это наблюдается лишь в самых острых и тяжелых аффективныхсостояниях: при патологических аффектах и бредовых состояния. Нормальная формаподобного состояниях — сновидение, которое, в отличие от шизофрении, имеет место не прибодрствовании, а во сне.

Возникает дилемма: слабость эго-личностиили сильный аффект тому первопричина Я считаю, что последнее перспективнее— по следующимпричинам. Общеизвестная слабость зго-сознания в состоянии сна практическиничего не значит для психологического понимания содержания сновидения. А вотокрашенный чувством комплекс и динамически, и содержательно оказывает решающеевоздействие на смысл сновидения. Этот вывод можно применить и к шизофрении, ибовся феноменология этой болезни концентрируется в патогенном комплексе. Припопытке объяснения лучше всего исходить именно из этого и рассматриватьслабость эго-личности как вторичное и деструктивное последствие окрашенногочувством комплекса, возникшего в области нормального, но впоследствиивзорвавшего единство личности своей интенсивностью.

Каждый комплекс, в том числе и приневрозах, обладает явной тенденцией к нормализации, встраиваясь в иерархиювысших психических связей или, в худшем случае, порождая новые диссоциации(расщепленные субличности), совместимые с эго-личностью. В отличие от этого пришизофрении комплекс остается не только в архаическом, но и хаотически-случайномсостоянии вне зависимости от своего социального аспекта. Он остается чуждым,непонятным, асоциальным, как и большинство сновидений. Эта их особенностьобъясняется состоянием сна. По сравнению с ними для шизофрении в качествеобъясняющей гипотезы приходится использовать специфический патогенный фактор.Им может являться токсин специфического действия, вырабатываемый подвоздействием чрезмерного аффекта. Он не оказывает общего воздействия,расстройства функций восприятия или двигательного аппарата, а действует тольков окружении патогенного комплекса, ассоциативные процессы которого вследствиеинтенсивного понижения ментального уровня опускаются до архаической ступени иразлагаются на элементарные составные части.

Однако этот постулат заставляет думать олокализации, что может показаться слишком смелым. Правда, похоже, что двумамериканским исследователям недавно удалось вызвать галлюцинаторное видениеархетипического характера путем раздражения ствола мозга. Речь идет о случаеэпилепсии, в котором продромальным симптомом припадка всегда выступало видениекруга в квадрате (квадратуры круга = quadraturacirculi).[Американскими исследователями были У.Пенфилд и Г. Джас-пер, и случай (случай A. Bra), на который ссылается Юнгобнаружен в их книге «Эпилепсия и функциональная анатомия человеческого мозга(1954) /78/, —ред.] Этот мотив входит вдлинный ряд так называемых символов мандалы,локализацию которых в мозговом стволе я давнопредполагал. Психологически речь идет об архетипе, имеющем центральное значениеи всеобщее распространение, спонтанно появляющемся независимо от всякойтрадиции в образах бессознательного. Он легко распознается и не может остатьсятайной ни для кого, кто видит сны. Причина, заставившая меня предположить такуюлокализацию, состоит в том, что именно этому архетипу присуща рольнаправляющего, «инстанции порядка». Причина, приведшая меня к предположениюлокализации физиологической основы этого архетипа в стволе головного мозга,заключалась в том, что сам психологический факт, который, будучи специфическихарактеризуем в качестве инстанции порядка и ориентирующей роли для своихобъединяющих свойств, является аффективным по своему основному признаку. Я могпредположить, что такая субкортикальная система могла бы тем или иным образомотражать характеристики архетипических форм в бессознательном. Они никогда небывают четко очерченными образованиями, но всегда имеют окаймления, которыеделают их трудными или даже невозможными для описания, поскольку они могутоказаться не только частично совпадающими, но и вовсе неразличимыми. Врезультате, похоже, что мы имеем дело с несовместимыми значениями. [Теория отом, что ретикулярная формация, или центроцефали-ческая система (простирающаясяот медуллы облонгаты до базальных ганглий и до таламуса) есть, возможно, таинтегративная система моз-га, которая, как кажется, могла бы сделатьпредположение Юнга более специфичным и поставить его на экспериментальнуюоснову. См. рабо-ты Пенфилда и Джаспера /78/. — ред.] Поэтому символы мандалычасто появляются в моменты духовной дезориентации — как компенсирующие,упорядочивающие факторы. Последний аспект выражается преимущественноматематической структурой символа, известной герметической натур-философии еще с поздней античностикак аксиома Марии Пророчицы (представительница неоплатонической философии 3века), и бывшей в течение 1400 лет предметом интенсивных спекуляций.[Исторической основой этого, вероятно, мог бы послужить «Тимей» Платона с егокосмогоническими трудностями. (Ср. «Попытка пси-хологического истолкованиядогмата о Троице», в /75- стр.5-108/, — ред.)]

Если бы последующий опыт подтвердил мысль олокализации архетипа, то саморазрушение патогенного комплекса специфическимтоксином стало бы намного вероятнее, и появилась бы возможность объяснитьдеструктивный процесс как своего рода ошибочную биологическую защитнуюреакцию.

Впрочем, пройдет еще немало времени, покафизиология и патология мозга, с одной стороны, и психология бессознательного, сдругой, смогут соединиться. До этого им, видимо, придется шагать по разнымдорогам. Но психиатрия, которую интересует целостный человек, призвана решатьзадачи понимания и лечения болезни и вынуждена учитывать как одну, так и другуюсторону — вопрекипропасти, разделяющей оба аспекта психического феномена. Хотя нашему пониманиюне дано пока найти мосты, соединяющие друг с другом видимость и осязаемостьмозга и кажущуюся бесплотность психических форм и образов, но есть несомненнаяуверенность в их существовании. Пусть эта уверенность убережет исследователейот опрометчивого и нетерпеливого пренебрежения одним ради другого или дажестремления заменить одно другим. Природы ведь не было бы безсубстанциональности —как не было бы ее и без психической рефлексии.

Приложение*

35.

Письмо Второму международному конгрессупо психиатрии. (Симпозиум о химическом понимании психоза),1957.

В письме к Председателю Симпозиума охимическом понимании психоза, проведенного на Втором международном конгрессе попсихиатрии в Цюрихе (сентябрь (1-7), 1957 года), профессор Юнг сообщаетследующее:

Пожалуйста, передайте мою искреннююблагодарность открывающейся сессии вашего Общества. Я рассматриваю как большуючесть быть номинированным в качестве почетного Президента, хотя мой подход кхимическому решению проблем, представленных случаями шизофрении, несколькоотличается от вашего, поскольку я рассматриваю шизофрению с психологическойточки зрения. Но именно мой психологический подход привел меня к гипотезе охимическом факторе, без которого я не имел возможности объяснить некоторыепатогномоничные [Патогномоничный — характерный для определённой болезни. — ред.] детали в симптоматологиишизофрении. Я пришел к химической гипотезе скорее путем психологическогоисключения нежели в результате специальных химических исследований. Поэтому яприветствую ваши химические попытки с огромным интересом.

Поясню уже сказанное. Я рассматриваюэтиологию шизофрении двойственным путем, а именно: вплоть до определенногомомента психология необходима и обязательна для объяснения природы и причинизначальных эмоций, запускающих метаболические изменения. Эти эмоции, по всейвидимости, сопровождаются химическими процессами, которые вызываютспецифические —временные или хронические — нарушения или поражения.

Ссылки.

1. Erich Arndt. Ueber die Geschichte derKatatonie. 1902.

Pages:     | 1 |   ...   | 41 | 42 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.