WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 36 | 37 || 39 | 40 |   ...   | 43 |

Диссоциация при шизофрении не толькозначительно серьезнее, но часто необратима. Диссоциация уже не характеризуетсятекучестью и изменчивостью, как при неврозе, она более сходна с зеркалом,разбившимся на мелкие осколки. Единая личность, которая, в случае истерии даетпо-человечески понятный характер для ее вторичных личностей, определеннорасколота на отдельные фрагменты. В множественной истеричной личностипроисходит плавное, даже тактичное сотрудничество между отделившимисяличностями, придерживающимися своих ролей и, по возможности, не тревожащих другдруга. Ощущается присутствие невидимого «направляющего духа» (spiritus rector),центрального управителя, организующего сцену для различных фигур почти разумнымобразом, часто в виде более или менее сентиментальной драмы. У каждой фигурыесть осмысленное имя и приемлемый характер, и они столь же истеричны исентиментальны, как собственное сознание пациента.

Совершенно иная картина диссоциацииличности наблюдается при шизофрении. Отколовшиеся фигуры принимают банальные,гротескные или явно преувеличенные имена и характеры; часто они имеют во многомотталкивающие черты. Более того, они не сотрудничают с сознанием пациента. Онине отличаются тактом, у них нет уважения к сентиментальным ценностям. Напротив,они вмешиваются и создают смятение в любое время, сотней способов они мучаютэго; все отвратительны и внушают ужас либо шумным и наглым поведением, либогротескной жестокостью, либо своим бесстыдством. Наблюдается хаос нечеткихвидений, голосов и характеров, причем все обладают странными и непонятнымисвойствами. Если и существует драма, то она находится за пределами пониманияпациента. В большинстве случаев она даже выходит за пределы понимания врача,так что он склонен подозревать отсутствие душевного здоровья у любого человека,который видит более, чем простое безумие в буйстве помешанного.

Автономные фигуры в такой степени вышлииз-под контроля эго, что исчезло их изначальное участие в формированииментальности пациента. Снижение ментальности достигло такого низкого уровня,который невозможно себе представить в области невроза. При истерическойдиссоциации имеет место объединение через единство личности, которая продолжаетфункционировать, тогда как при шизофрении разрушаются сами основыличности.

«Понижение уровня ментальности»: 1)Вызывает утрату целых регионов содержаний, контролируемых в нормальномсостоянии. 2) Продуцирует отколовшиеся фрагменты личности. 3) Препятствуетнормальному ходу мыслей и их завершению. 4) Снижает ответственность иадекватную реакцию эго. 5) Вызывает неполную реализацию и тем самым возбуждаетнедостаточные и неадекватные эмоциональные реакции. 6) Снижает порог сознания,позволяя тем самым запретным в нормальном состоянии содержаниямбессознательного входить в сознание в форме автономных инвазий.

Такие последствия снижения ментальногоуровня встречаются как при неврозе, так и при шизофрении. Однако при неврозеимеется, по крайней мере, возможность сохранения единства личности, тогда какпри шизофрении она утрачивается почти безвозвратно. Из-за такого сильногопоражения разрыв между диссоциированными психическими элементами доходит доразрушения существовавших ранее связей.

Поэтому психогенез шизофрении заставляетнас прежде всего задать вопрос: можно ли считать первичный симптом,экстремальное снижение ментального уровня, результатом психологическихконфликтов и иных нарушений нормального эмоционального состояния, или нетЯ не считаю нужным подробнообсуждать, вызываются ли описанные Блейлером «вторичные симптомы» в характерныхдля них проявлениях психологическими факторами. Сам Блейлер полностью убежден втом, что их форма и содержание, то есть их индивидуальная феноменология,полностью обусловлены эмоциональными комплексами. Я согласен с Блейлером,мнение которого о психогенезе вторичных симптомов совпадает с моим, ибо мысотрудничали с ним в годы, предшествовавшие написанию им своей знаменитой книгио dementia praecox. Правда уже в 1903 г. я начал анализировать стерапевтическими целями случаи шизофрении. В отношении психологической основывторичных симптомов сомнений быть не может. Они имеют ту же структуру ипроисхождение, что и невротические симптомы; правда, важное отличие заключаетсяв том, что они проявляют характерные особенности ментальных содержаний, которыеболее не подчиняются общему контролю всей личности. Едва ли существует хотя быодин вторичный симптом, не имеющий каких-либо признаков «снижения ментальногоуровня». Однако это зависит не от психогенеза, а полностью определяетсяпервичным симптомом. Иными словами, психологические причины продуцируютвторичные симптомы исключительно на основе первичного состояния.

Поэтому при рассмотрении вопроса опсихогенезе шизофрении мы можем совсем не упоминать о вторичных симптомах.Существует только одна проблема — психогенез первичного состояния, то есть экстремальное снижениементального уровня, которое, с психологической точки зрения, лежит в основепсихологического смятения. Поэтому мы спрашиваем: имеется ли основаниеполагать, что снижение ментального уровня может обуславливаться исключительнопсихологическими причинами Как нам прекрасно известно, снижение ментальногоуровня может вызываться различными причинами: усталостью, сном, интоксикацией,высокой температурой, анемией, сильными аффектами, шоком, органическимизаболеваниями центральной нервной системы; также оно может вызыватьсяособенностями массовой психологии или примитивным менталитетом, религиозным илиполитическим фанатизмом и т. д. Оно может быть также вызвано конституционнымстроением человека или наследственными факторами.

Обычно снижение ментального уровня неоказывает серьезного влияния на единство личности. Поэтому все диссоциации идругие психические явления, производные от этой общей формы сниженияментального уровня, несут на себе печать целостной личности.

Неврозы являются специфическим результатомпонижения ментального уровня; как правило, они появляются как следствие егопривычной или хронической формы. Там, где неврозы являются результатом остройформы, резкому снижению ментального уровня предшествует его латентная форма,поэтому снижение ментального уровня — не более, чем условнаяпричина.

В настоящее время мы не сомневаемся в том,что приводящее к неврозу понижение ментального уровня вызывается либоисключительно психологическими факторами, либо этими же факторами в сочетании сдругими, возможно, в большей мере относящимися к физическому состоянию.Снижение ментального уровня, особенно приводящее к неврозу, само по себесвидетельствует об ослаблении высшего контроля. Невроз представляет собойотносительную диссоциацию, конфликт между эго и силой сопротивления, в основекоторой лежат бессознательные содержания. Эти содержания в большей или меньшейстепени утрачивают связь с единой психикой. Они сами распадаются на фрагменты,и их утрата означает ослабление сознательной личности. С другой стороны,напряженный конфликт выражает столь же сильное желание восстановить нарушеннуюсвязь. Отсутствует сотрудничество, но, по крайней мере, вместо позитивной связиприсутствует напряженный конфликт. Каждый неврастеник борется за сохранение иглавенство своего сознания эго и за подчинение сопротивляющихся бессознательныхсил. Однако пациент, допускающий, чтобы его колебало вторжение странныхсодержаний из бессознательного, пациент, который не борется и дажеидентифицирует себя с болезненными элементами, немедленно вызывает подозрение вналичии у него шизофрении. Понижение его ментального уровня достигло роковой,крайней степени, когда эго полностью утрачивает силу сопротивляться нападению,видимо, превосходящего его по силе бессознательного.

Невроз лежит по одну сторону критическойточки, шизофрения —по другую. Мы не сомневаемся в том, что психологические мотивы могут вызватьснижение ментального уровня, приводящее к возникновению невроза. Неврозприближается к опасной черте, но все же каким-то образом не пересекает ее. Еслибы он пересек черту, то перестал бы быть неврозом. Однако полностью ли мыуверены в том, что невроз никогда не перейдет за опасную черту Вам известныслучаи, которые долгие годы считаются неврозами, а затем пациент внезапнопересекает разделительную черту и с полной очевидностью превращается впсихически больного человека.

И что мы говорим в таком случае Мыговорим, что это и ранее был психоз, но в «латентной форме», скрытый илизамаскированный мнимым неврозом. Но что произошло на самом деле В течениемногих лет пациент боролся за сохранение своего эго, за его главенство иконтроль, и за целостность своей личности. Но в конце концов он сдался— покорилсязахватчику, которого более не смог подавлять. Он не просто охвачен сильнымиэмоциями, он затоплен потоком непреодолимых сил и мысленных форм, выходящихдалеко за пределы обычных эмоций, какими бы сильными они ни были. Этибессознательные силы или содержания существовали в нем давно, и долгие годы онуспешно с ними боролся. Разумеется, эти странные содержания не являютсяисключительно принадлежащими данному пациенту, они присутствуют и вбессознательном нормальных людей, которым, однако, настолько повезло, что онине знают об их существовании, находятся в полном неведении о нем. Эти силы непоявились у нашего пациента из ниоткуда. Они не порождены отравленными клеткамимозга; это нормальные элементы бессознательной составляющей нашей психики. Втакой же или сходной форме они появлялись в бесчисленных сновидениях, когда всев жизни, казалось, было в порядке. И они появляются в сновидениях нормальныхлюдей, не страдающих какими-либо психическими заболеваниями. Но если унормального индивида произойдет опасное снижение ментального уровня, тосновидения могут мгновенно захватить его и заставить думать, чувствовать ипоступать подобно человеку, сошедшему с ума. И он может сойти с ума, как этопроизошло с человеком в одном из рассказов Андреева, который думал, что можетбез опасности для себя лаять на луну, поскольку ему известно, что он совершеннонормален. Но когда он залаял, то утратил понимание той маленькой разницы,которая существует между нормальностью и безумием; другая сторона захватилаего, и он сошел сума.

Случилось так, что наш пациент поддалсявнезапной слабости —в жизни это может быть внезапная паника, — он потерял надежду или впал вотчаяние, и тогда все, что он подавлял в себе, всплыло со дна души и затопилоего.

В течение моей почти сорокалетней практикимне встречалось немало случаев, когда после невротического состояния наступалпериод психоза или длительное состояние психоза. Допустим на мгновение, чтотакие люди действительно страдали латентным психозом, скрытым под видомневроза. Что же тогда представляет собой латентный психоз Очевидно, это всеголишь вероятность того, что индивид может в какой-то период своей жизни потерятьментальное равновесие. Существование странных бессознательных материалов ничегоне доказывает. Те же материалы мы встречаем у невротиков, современныххудожников и поэтов, а также у практически нормальных людей, сновидения которыхбыли подвергнуты тщательному анализу. Более того, мы встречаем весьма сходныеслучаи в мифологии и символике всех времен и народов. Возможность психоза вбудущем не имеет ничего общего с особенностями содержаний бессознательного.Однако она в значительной мере зависит от способности индивида противостоятьвнезапной панике или хроническому напряжению борющейся с собой психики. Оченьчасто это просто проблема капли, которая переполнила чашу, или искры, попавшейв стог сена.

Под воздействием сильного пониженияментального уровня единая психика распадается на комплексы, и комплекс эгоперестает играть среди них господствующую роль. Он превращается просто в одиниз нескольких комплексов, каждый из которых важен в равной мере, или даже болееважен, чем эго. Все комплексы приобретают характер личностей, оставаясь в то жевремя фрагментами. Можно представить, что под влиянием внезапной паники или прихроническом напряжении вследствие утраты надежд и ожиданий людей охватитпаника, даже то, что они будут полностью деморализованы. Понятно также, чтоможет ослабеть их сила воли, что они утратят самоконтроль, власть надокружающими их условиями, над своими настроениями и мыслями. При такомсостоянии вполне может случиться, что какая-то неуправляемая составляющаяпсихики пациента приобретет определенную самостоятельность.

До этого момента шизофрения не отличаетсяот чисто психологического состояния смятения. Мы бы напрасно пыталисьобнаружить в состоянии пациента, в симптомах данного периода что-либохарактерное для этого заболевания. Настоящая беда приходит с распадом личностии с утратой комплексом эго своей главенствующей роли. Как я уже говорил ранее,с тем, что происходит при шизофрении, нельзя сравнивать наличие множественнойличности или определенных религиозных или «мистических» феноменов. Первичныйсимптом не имеет, по-видимому, аналогии ни в одном из функциональныхотклонений. Кажется, что исчезает сама основа психики, как если бы конструкциянормального дома разрушалась под действием взрыва или землетрясения. Янамеренно использую такую аналогию, поскольку она предлагается симптоматологиейначальных этапов. Соллье (Sollier) дал нам живое описание таких состояний(troubles cenesthesique), сравнимых с взрывами, выстрелами и другими шумовымивоздействиями. В качестве проекций они появляются как землетрясения,космические катастрофы, как падение звезд с неба, распад солнца или луны,превращение людей в трупы, оледенение вселенной и т. д.

Несколько ранее я отметил, что первичныйсимптом не имеет, по-видимому, аналогии с функциональным расстройствомкакого-либо рода, однако я не упомянул о таком явлении, как «сновидение».Сновидения могут продуцировать сходные картины великих катастроф. Они могутотражать все стадии распада личности, поэтому не будет преувеличением сказать,что человек, видящий сон, безумен, или что безумие — это сновидение, сменившеенормальное сознание. Утверждение, что безумие — это сновидение, ставшеереальностью, не является метафорой. Феноменология сновидения и феноменологияшизофрении почти идентичны; небольшое отличие заключается в том, что сновидениепротекает во время нормального сна, тогда как шизофрения тревожит человека вбодрствующем или сознательном состоянии. Сон также представляет собой снижениементального уровня, приводящее к более или менее полному забвению эго. Поэтомупсихический механизм, приводящий к нормальному выключению и разложению сознанияво сне, является нормальной функцией, которая почти подчиняется нашей воле. Пришизофрении кажется, что эта функция служит для создания подобного снусостояния, при котором сознание доведено до такого уровня, когда сновиденияусилены до степени, приравнивающей их к сознательному состоянию.

Pages:     | 1 |   ...   | 36 | 37 || 39 | 40 |   ...   | 43 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.