WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 35 | 36 || 38 | 39 |   ...   | 43 |

Популярные в конце девятнадцатого столетияматериалистические воззрения наложили свой отпечаток, среди прочего, на теориюмедицины и в особенности на теорию психиатрии. Эпоха, завершившаяся Первоймировой войной, верила в справедливость аксиомы: умственные расстройстваявляются болезнями мозга. Более того, можно было безнаказанно объяснять неврозвоздействием метаболических токсинов или нарушениями внутренней секреции. Вобласти невроза этот химический материализм, или, как можно было бы егоназвать, «мифология мозга», был опровергнут быстрее, чем в области психиатрии.Идея органической основы невроза, по крайней мере в теории, была опровергнутаисследованиями французских психопатологов (Жане и школа Нанси) при поддержкеФореля в Швейцарии и Фрейда в Австрии. В настоящее время никто не сомневается в«психогенной» природе неврозов. «Психогенез» означает, что основные причиныневроза или условия его возникновения коренятся в психике. Это может быть,например, психический шок, изнурительный конфликт, неправильная психическаяадаптация, роковая иллюзия и т. п.

Каким бы ясным и очевидным ни казалсяпсихический характер причин, вызывающих невроз, вопрос о психогенезе другихумственных расстройств вызывает сомнения. Не говоря о том, что такие группыумственных расстройств, как старческое слабоумие и прогрессивный паралич,являются симптомами поражения мозга, существуют и другие группы умственныхрасстройств, такие, как эпилепсия и шизофрения, которые тоже связаны сдеятельностью мозга. При неврозах не приходится сталкиваться с такиминарушениями мозговой деятельности, разве что в самых исключительных случаях,например, при ложных неврозах, причиной которых является «diaschisis» (Монаков:косвенная дисфункция). К настоящим умственным расстройствам относятсяшизофрении; они поставляют основной контингент в наши психиатрические больницы.Почти каждый случай, определяемый как «сумасшествие» относится к этой группезаболеваний. (Термин «шизофрения» был предложен Блейлером и означает«расщепленный разум». Он заменил предложенный ранее Крепелиным термин «dementiapraecox».) Поэтому если мы хотим говорить о психогенезе умственных расстройств,то нашим основным предметом должна быть шизофрения.

В 1907 г. мной была опубликована книга«Психология dementia praecox». Постепенно я утвердился во мнении о психогеннойприроде шизофрении и заметил, что такие симптомы, как бред и галлюцинации, непросто бессмысленные и случайные процессы; в отношении содержания это весьмазначимые продукты психики. Сказанное означает, что шизофрения имеет свою«психологию», то есть психическую каузальность и финальность, как это бываетпри нормальной умственной деятельности; однако имеется и важное отличие: уздорового человека эго является субъектом переживания, тогда как у шизофреникаэго только «один» из переживающих субъектов. Иными словами, при шизофрениисубъект расщеплен на множество субъектов, или на множество «автономныхкомплексов».

Самой простой формой шизофрении,расщепления личности, является паранойя, классическая мания преследования«преследуемого преследователя». Она заключается в простом раздвоении личности,при котором в слабо выраженных случаях оба эго удерживаются вместе благодаря ихидентичности. Вначале пациент кажется нам совершенно нормальным; он можетслужить, занимать выгодную должность, мы ничего не подозреваем. Мы нормальноразговариваем с ним, но вот, в какой-то момент, мы произнесли слово «масон».Внезапно приветливое лицо прямо на наших глазах искажается, его глаза сбесконечным недоверием, яростным фанатизмом смотрят на нас. Он превратился вопасного загнанного зверя, окруженного невидимыми врагами: вышло на поверхностьвторое эго.

Что произошло Очевидно, в какой-то моментвремени победило представление о себе как о преследуемой жертве, сталоавтономным и образовало второго субъекта, который временами полностью заменяетздоровое эго. Характерно, что ни один из субъектов не может полностьюосознавать присутствие другого, хотя обе личности не разделяются полосойбессознательного, как это наблюдается при истерической диссоциации личности.Они прекрасно знают друг друга, но ни у одного из них нет против другогодостоверного аргумента. Здоровое эго не может противиться аффективностидругого, ибо по меньшей мере половина его аффективности перешла к егопротивнику. Оно парализовано. Таково начало шизофренической «апатии», которуюможно наблюдать при параноидной деменции. Пациент спокойно и равнодушно можетговорить вам: «Я тройной властитель мира, лучшая Турция, Лорелея, Германия,Гельвеция из исключительно сладкого масла и Неаполь, и я должен снабжать весьмир макаронами». Все это произносится не краснея, без тени улыбки. Здесьприсутствует бесчисленное количество субъектов и отсутствует центральное эго,которое могло бы испытывать переживания и эмоционально реагировать.

Возвращаясь к нашему случаю паранойи,следует задать вопрос: лишено ли смысла предположение, что идея преследованияовладела субъектом и захватила часть его личности Иными словами, является лиэто просто результатом какого-то случайного органического повреждения мозга Втаком случае мания будет «непсихологичной»; у нее не будет психологическойкаузальности и финальности, она не будет психогенной. Однако если будетустановлено, что патологическая идея появилась не случайно, что она возникла вопределенный психологический момент, то нам придется говорить о психогенезе,даже если мы предположим, что в мозгу всегда существовал предрасполагающийфактор, частично ответственный за появившееся заболевание. Такойпсихологический момент должен представлять собой нечто неординарное, в немдолжно быть нечто, адекватно объясняющее причину такого глубокого и опасноговлияния. Если человек испугался мыши, а затем заболел шизофренией, то здесь,очевидно, имеет место не психическая каузальность, всегда замысловатая и слабовыраженная. Таким образом, наш параноик заболел задолго до того, как кто-либоначал подозревать о его болезни; во-вторых, патологическая идея захватила его внекоторый психологический момент. Это произошло, когда его природнаясверхчувствительная эмоциональная жизнь была деформирована, а духовная форма,необходимая для существования его эмоций, была сломана. Она разрушилась не самапо себе, она была сломана самим пациентом. Это произошло следующимобразом.

Когда он был еще чувствительным юношей,хотя и обладал уже высоким интеллектом, он страстно влюбился в свою невестку,что, естественно, не понравилось ее мужу, его старшему брату. Им владели юныечувства, сотканные преимущественно из лунного света, он находился в поискахматери, как это случается при всех незрелых психических импульсах. Но такиечувства действительно нуждаются в матери, чтобы усилиться и устоять переднеизбежным столкновением с реальностью, им нужен длительный инкубационныйпериод. В них нет ничего предосудительного, но для прямого, простого ума ониподозрительны. Суровая интерпретация, которую им дал его брат, оказалаопустошительное воздействие, ибо собственный разум пациента признавал еесправедливость. Его мечты были разбиты; само по себе это не было бы бедой, еслибы при этом не были убиты и его чувства. Ибо его интеллект взял на себя рольего брата и с инквизиторской жестокостью разрушил всякий след чувства, поставивперед ним в качестве идеала хладнокровное бессердечие. Менее страстная натурапостепенно справится с этим, но напряженно чувствующая, жаждущая любви душабудет разбита. Постепенно ему стало казаться, что он достиг идеала, но внезапноон обнаружил, что обслуживающий персонал (и подобные люди) с любопытствомнаблюдают за ним, обмениваются понимающими улыбками; и однажды он обнаружил,что его принимают за человека с гомосексуальной ориентацией. Теперь параноиднаяидея стала автономной. Легко увидеть глубокую связь между безжалостнымхарактером его интеллекта, который хладнокровно разбил все чувства, и егонепоколебимой параноидальной убежденностью. Это и есть психическаякаузальность, психогенез.

Примерно таким образом — разумеется, с бесконечным числомвариаций — возникаетне только паранойя, но и параноидальная форма шизофрении, для которойхарактерны мании и галлюцинации, а также и все другие формы шизофрении. (Я непричислял бы к формам шизофрении такие шизофренические синдромы, как кататониисо скорым летальным исходом, которые, по-видимому, изначально имеюторганическую основу.) Микроскопические поражения мозга, часто обнаруживаемыепри шизофрении, я бы пока предпочел рассматривать как вторичные симптомыдегенерации, подобные атрофии мускулов при истерическом параличе. Психогеннаяприрода шизофрении позволяет объяснить, почему в некоторых слабо выраженныхслучаях, когда больные не доходят до госпитализации в психиатрические клиники,а появляются в кабинете консультанта-невролога, возможно лечение сиспользованием психотерапевтических методов. Однако относительно возможностиполного исцеления чрезмерный оптимизм неуместен. Такие случаи редки. Самаприрода заболевания, сопровождающегося разложением личности, исключаетвозможность психического влияния, которое представляет собой важнейшее средствов психотерапии. Эта особенность свойственна, наряду с шизофренией, инавязчивому неврозу, ее ближайшему родственнику в области неврозов.

Часть IV.

О психогенезешизофрении*

32.

Прошло ровно двадцать лет с тех пор, как япрочел перед этим Обществом статью «Проблема психогенеза при умственномрасстройстве». Председательствовал Уильям Макдугал (William McDougall), онедавней кончине которого мы все глубоко скорбим. То, что я тогда сказал опсихогенезе, можно повторить и сегодня, ибо оно не оставило сколько-нибудьзаметных следов или последствий; оно не нашло отражения ни в учебниках, ни вклинике. Хотя я не люблю повторяться, но почти невозможно сказать что-либосовершенно новое о предмете, который не изменился за истекшие годы. Вырос мойопыт, стали более зрелыми взгляды, но не могу утверждать, что мне пришлосьрадикально изменить свою точку зрения. Поэтому я нахожусь в несколько неудобнойситуации человека, который полагает, что его убеждения вполне обоснованны, но,с другой стороны, опасается приобрести привычку повторять старые истины.Психогенез обсуждается уже долгое время, но он по-прежнему остаетсясовременной, даже ультрасовременной проблемой.

В отношении психогенеза истерии и другихневрозов в наше время сомнения почти совершенно отсутствуют, хотя тридцать летназад некоторые страстные приверженцы теории органических поражений мозгаподозревали, что «при неврозе определенно возможно наличие органическихдефектов». Тем не менее большинство врачей пришло к единогласному выводу, чтопричина истерии и подобных ей неврозов коренится в психике. Что же касается такназываемых психических заболеваний, особенно шизофрении, то медики пришли кединогласному мнению о ее органической этиологии, хотя в течение длительногопериода времени не могли быть обнаружены специфические поражения мозговыхклеток. Даже в наше время еще не получен удовлетворительный ответ на вопрос отом, в какой мере сама шизофрения может разрушать клетки мозга; еще менееудовлетворительный ответ получен на более сложный вопрос о том, насколькопервичное органическое разложение обуславливает симптоматику шизофрении. Яполностью согласен с Блейлером в том, что преобладающее число симптомов имеетвторичный характер; в основном, они обуславливаются психическими причинами. Вкачестве основного первичного симптома Блейлер указывает на особенностинарушения ассоциативного процесса. Согласно его описанию, происходит своегорода дезинтеграция, поскольку ассоциации особым образом искажены и разорваны.Он отказывается принять термин «sejunction», который предложил Вернике(Wernicke), что обусловлено связью этого слова с анатомической терминологией.Блейлер отдает предпочтение термину «шизофрения» (от греч. schizo — разделяю, расщепляю и phren— разум, мысль,— ред.), сочевидностью подозревая «функциональное» нарушение. Такие (или, во всякомслучае, сходные с ними) возмущения могут наблюдаться при бредовых состоянияхразличного рода. Сам Блейлер отмечает удивительное сходство междушизофреническими ассоциациями и ассоциациями в сновидениях и в полусонныхсостояниях. Из предложенных им описаний явственно следует, что первичныйсимптом совпадает с состоянием, которое Пьер Жане (Janet) называет «abaissementdu niveau mental» («понижение ментального уровня»). Оно обуславливаетсясвоеобразным ослаблением воли. Если основной ведущей и направляющей силой нашеймыслительной деятельности является сила воли, то можно согласиться с тем, чтоконцепция Жане вполне соответствует точке зрения Блейлера на первичныесимптомы.

Жане использует гипотезу сниженияментального уровня главным образом для того, чтобы объяснить симптоматикуистерии и других неврозов, имеющих, несомненно, психогенное происхождение иполностью отличающихся от шизофрении. Однако имеются определенные заслуживающиевнимания аналогии между невротическим и шизофреническим состояниямиментальности. Изучая ассоциативные тесты невротиков, можно заметить, что ихнормальные ассоциации нарушаются спонтанными интервенциями комплексныхсодержаний, характерных для понижения ментального уровня. Диссоциация можетдаже зайти так далеко, что появятся одна или две вторичные личности, каждая изкоторых обладает собственным отдельным сознанием. Но основополагающее различиемежду неврозом и шизофренией состоит в сохранении потенциального единстваличности. Несмотря на то, что сознание может быть расколото на нескольколичностных сознаний, единство диссоциированных фрагментов не только виднопрофессиональному взгляду, но и может быть восстановлено посредством гипноза.Иначе дело обстоит при шизофрении. Общая картина ассоциативного тесташизофреника может очень походить на ту же картину невротика, однако отвнимательного взгляда не укроется, что у пациента-шизофреника связь между эго инекоторыми комплексами почти полностью утрачена. Расщепление не относительно,оно абсолютно. Истерический пациент может страдать манией преследования, весьмапохожей на настоящую паранойю, однако отличие состоит в том, что в первомслучае галлюцинации можно поставить под контроль сознания, тогда как этопрактически невозможно осуществить при паранойе. Действительно, для неврозахарактерна относительная автономия комплексов, но при шизофрении комплексыпревращаются в разрозненные и автономные фрагменты, которые либо нереинтегрируют обратно в единое психическое целое, либо, в случае ремиссии,внезапно воссоединяются, как если бы ничего не произошло.

Pages:     | 1 |   ...   | 35 | 36 || 38 | 39 |   ...   | 43 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.