WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 43 |

Истерия содержит в самой своей сущностикомплекс, который никогда не может быть полностью преодолен; психика визвестной степени остановилась, уже не будучи в состоянии освободиться от него.Большая часть ассоциаций идет по направлению к комплексу, и психическаядеятельность ограничивается, главным образом, его разработкой во всевозможныхнаправлениях. Этим субъект должен все в большей мере (при хроническом развитииболезни) отдаляться от адаптации к окружающим условиям. Сны-желания ибред-желание истериков заняты исключительно исполнением желаний комплекса.Многим истеричным людям удается, спустя некоторое время, снова достигнутьравновесия путем преодоления комплекса и при отсутствии новыхтравм.

При раннем слабоумии мы также находим одинили несколько комплексов, фиксированных на продолжительное время, которыенельзя было преодолеть. Но в то время как при истерии нельзя не видетьпричинного отношения между комплексом и болезнью (предположив известное к нейпредрасположение), при раннем слабоумии нам еще совершенно неясно, был ли этокомплекс, который вызвал или дал последний толчок к болезни при существовавшемранее предрасположении к ней, или бывший уже налицо в момент заболеваниякомплекс лишь детерминировал симптомы болезни. Чем глубже и тщательнее мыанализируем симптомы, тем яснее видим, что во многих случаях у истоков болезнинаходится сильный аффект, положивший начало развитию болезни. В таких случаяхпоявляется соблазн приписать комплексу каузальное (причинно-следственное)значение, хотя с уже упомянутым ограничением, согласно которому комплекс,наряду со своим психологическим действием, вырабатывает еще некоторый фактор(токсин) X, способствующий его разрушительному действию. При этом я полностьюосознаю, что первоначально X может возникнуть по иным, отличным отпсихологических, причинам или поводам, и только позднее захватить испецифически переделать существующий в данную минуту комплекс, причем можетказаться, что комплекс действовал каузально. Как бы то ни было, психологическиепоследствия не изменяются: психика никогда уже не освобождается от комплекса.Улучшение наступает при атрофии комплекса, но с ним погибает и значительнаячасть личности (различная, смотря по обстоятельствам), так что у шизофреника, влучшем случае, сохраняется психическая травма. Отчуждение шизофреников отреальности, утрату ими интереса к ней легко объяснить, приняв во внимание, чтоони постоянно находятся во власти непреодоленного комплекса. Тот, чьи интересыполностью поглощены комплексом, должен умереть для окружающего. Прекращаетсядействие «функции реального», предложенная Жане. Тот, кто обладает сильнымкомплексом, думает лишь комплексом, видит сны наяву и не адаптируется болеепсихологически к окружающему. То, что Жане говорил о «функции реального» дляистериков, в известной мере подходит и к раннему слабоумию: «больной составляетв своем воображении вполне логические и связные истории; лишь когда делокасается действительности, он оказывается не в состоянии обращать внимание илипонимать».

Сложнейшей из всех этих далеко не простыхпроблем является проблема гипотетического фактора X (токсин), участвующего вобмене веществ, и его действия на психику. Необычайно трудно, с психологическойстороны, хотя бы в известной степени определить это действие. Если бы я решилсявысказать предположение, то сказал бы, что действие это наиболее ярковыражается чрезвычайной склонностью к автоматизму и фиксации, иными словами, кпостоянному действию комплекса. Поэтому следовало бы представить себе токсинкак высоко развитое тело, повсюду присоединяющееся к психическим процессам,особенно к процессам, интенсивно окрашенным чувством, усиливающее иавтоматизирующее их. Наконец, следует полагать, что комплекс в сильной степенипоглощает деятельность головного мозга, вследствие чего происходит нечто,подобное удалению мозга. Следствием этого является, быть может, возникновениетех форм автоматизма, которые, главным образом, развиваются в моторной(двигательной) системе.

Приведенный обзор параллелей между истериейи ранним слабоумием является, скорее, схематическим, нежели исчерпывающим.Вероятно, читателю, не привыкшему к воззрениям Фрейда, он покажется весьмагипотетическим. Я не намерен считать его окончательным, а хотел бы, напротив,дать нечто предварительное, дабы подкрепить и пояснить дальнейшиеэкспериментальные исследования и облегчить их понимание.

5. Анализ случая параноидной деменции вкачестве парадигмы.

История болезни.

B. St., портниха, незамужняя, родилась в1845 году. В 1887 г. пациентка была принята в клинику и с тех пор постояннонаходилась в больнице. У нее тяжелая наследственность. До своего поступления вбольницу она уже в продолжение нескольких лет постоянно слышала голоса,клеветавшие на нее. В течение некоторого времени она думала о самоубийстве,хотела утопиться. Она считала, что голоса исходят из невидимых телефонов. Ониговорили ей, что у нее сомнительная репутация, что ее ребенка нашли в туалете,что она украла ножницы, чтобы выколоть ребенку глаза. (При этом по анамнезупациентка вела вполне приличный, уединенный образ жизни!) Временами пациенткадержалась своеобразно, пользовалась немного высокопарным слогом.

Представление об этом дают письма,написанные ею в то время.

5-го июля 1887г.

Господину директору!

В этих строках я еще раз настоятельно прошувас милостиво отпустить меня. Голова моя яснее, чем когда-либо, как я ужеотмечала в последнем письме. Те страдания, которые мне приходится переноситьблагодаря новостям во всех областях, к сожалению, известны мне одной и слишкомпотрясающе действуют на мое здоровье, а также на мою душу. — К сожалению, люди дошли до того,что тайными жестокостями мучают несчастных людей, а я страдаю больше, чем высебе можете представить, и поэтому совершенно отчетливо предвижу свой конец,что меня все больше печалит. Надеюсь, что вы будете действовать как врач, и чтопоэтому дело не требует дальнейшего обсуждения.

С глубоким уважением и т. д.

16-го августа 1887 г.

Милостивый государь!

К сожалению, я не в состоянии объяснить вампечальное положение, которое постепенно установилось. По этой простой причинееще раз обращаю ваше внимание на то, чтобы отпустить меня без дальнейшихзатруднений, ибо лишь мне одной новости доставляют страдания, и если бы васможно было убедить в этом, вы, наверное, тотчас же отпустили бы меня, ибо я отэтого страдаю с самого начала, с тех пор, как я здесь, и здоровье моесовершенно расстроено; я желаю немедленной выписки. Состояние мое немедленноулучшится, когда я буду вне Цюриха, в другой атмосфере, где нет этих ужасов ит. д.

Пациентка создавала множество безумныхидей: ей досталось миллионное состояние; ночами ее постель набивали иголками. С1888 г. речь ее стала все менее членораздельной, идеи стали непонятными:например, она обладает монополией. Она стала делать руками странные жесты;некий «Рубинштейн из Петербурга» посылает ей вагонами деньги. 1889 г.: ночью ейвырывают спинной мозг. У нее вызывают боли в спине веществами, проникающимичерез стены, «покрытые магнетизмом». «Монополия причиняет страдания, которые ненаходятся в теле и не летают в воздухе». Производятся «вытяжки вдыханием химии»и т. д. «Смертью от удушения уничтожаются легионы». «Станция за станцией такдолжна сохранять правительственные положения, что вопросы существованияотделений не могут быть выбраны с целью спрятаться за ними, все вещи могутвыбираться».

1890-1891 гг. Безумные идеи становятся всеболее нелепыми. Большую, но непонятную роль играют слова «монополия банкнот».1892 г.: пациентка становится «королевой сирот», «владелицей заведенияБургхольцли», «Неаполь и я должны снабжать весь мир вермишелью». 1894 г.: Прикаждом посещении врача повторяется стереотипная фраза о выписке, нопроизносимая без всякого аффекта. 1895 г.: пациентка чувствует себяпарализованной и утверждает, что у нее чахотка. Она владеет «семиэтажнойфабрикой банкнот, с черными, как уголь и вороны, окнами, это означает паралич иголодную смерть». 1896 г.: пациентка утверждает, что она — «Германия и Гельвеция изисключительно сладкого масла; но теперь я не содержу даже столько масла,сколько составляет муха — гм-гм-гм — это голодная смерть — гм-гм» («Гм» — это характерная стереотипная вставка, существующая до сих пор.)«Я — Ноев ковчег,спасательная лодка и уважение», «Мария Стюарт, жена императора Александра».1897 г.: по ночам ее мучают сотни тысяч змей и т. д.

Эти заметки из истории болезни яснопоказывают, с каким случаем мы имеем дело. В настоящее время пациенткаприлежная работница; при работе она немного жестикулирует, шепчет и во времяврачебных посещений стереотипно и без всякого аффекта задает свои вопросы: «неслыхали ли вы чего-либо о банкнотах Я ведь уже так давно установила монополию,я тройная властительница мира» и т. д. Когда она не говорит о своих безумныхидеях, то поведение ее и способ выражения вполне нормальны, хотя нельзя незаметить известной искусственности, но подобная искусственность нередковстречается у пожилых незамужних женщин, заменяющих неудовлетвореннуюсексуальность усиленной корректностью. Она, разумеется, не сознает своейболезни, но находит в известной степени понятным, что никто не в состоянииразобрать ее безумных идей. Слабоумия не замечается. Речь изменяется лишь приизложении безумных идей, в других же случаях пациентка говорит нормально,повторяет прочитанное, ясно определяет понятия, поскольку последние невозбуждают комплекса. При опытах и анализах пациентка была оченьпредупредительна и, видимо, всячески старалась быть мне, насколько возможно,понятной. Это ее поведение объясняется тем, что исследование как таковое ужевозбуждает комплекс, ибо пациентка сама постоянно вызывает на разговор, внадежде наконец убедить нас и таким образом добиться исполнения своих желаний.Пациентка всегда спокойна и ее поведение не привлекает внимания. При работе онабормочет свои «могущественные слова», то есть стереотипные фразы или отрывкифраз весьма странного содержания, как, например: «вчера я находилась в ночномпоезде, идущем в Ниццу, там я должна была пройти под триумфальной аркой— мы все это ужеустановили, как тройная владетельница мира — мы тоже — лилово-новокрасное морское чудои т. д.». Подобные отрывки встречаются у нее во множестве, но все онистереотипны и постоянно могут быть воспроизведены в одинаковой форме. Моторные(двигательные) стереотипы встречаются редко; таковым является, например,внезапное простирание рук, как будто пациентка хочет кого-тообнять.

Простые ассоциациислов.

В продолжение двух лет я несколько раззаписывал простые ассоциации слов пациентки (подобно тем, которые описаны мнойв «Диагностических исследованиях ассоциаций»). Приведу некоторые изних.

Слово-стимул,

Повторений*

4

Реакция

Время реакции(сек.)

1. Ученик,2

теперь вы можетеписать Сократ

12,4

2. Отец,1

да,мать

7,6

3. Стол,1

диван

3,8

4. Голова,1

да,незаменима

14,8

5. Чернила,1

ореховаявода

9,0

6. Иголка,1

нитка

11,4

7. Хлеб,1

масло

3,4

8. Лампа,1

электричество,керосин

6,4

9. Дерево,1

фрукты

6,0

10. Гора,1

долины

9,4

11. Волосы,2

шляпа

6,2

Некоторые из этих ассоциаций представляютсявесьма понятными. Р.1. — ученик — Сократ — реакция, странная для портнихи. Она представляется оченьнатянутой и поэтому тотчас вызывает предположение о комплексной констелляции:склонности к изысканности речи и поведения. То же самое можно сказать и о Р.8.— лампа — электричество. Р.4 — голова — да, незаменима — непонятна, если не знать, чтослово «незаменимо» —одно из излюбленных стереотипных слов пациентки. Р.5. — чернила — ореховая вода — темно-коричневая, чернила— черные. Но какимобразом пациентке пришла в голову именно ореховая вода Это опять-таки, как иСократ, комплексная констелляция. Пациентке очень хочется иметь ореховую воду.Наряду с этими странностями поражают многочисленные повторенияслов-раздражителей, необычайно продолжительные периоды реакции и частоеповторение слова «да» в начале реакции. Как известно, именно эти признаки мысчитаем симптомами комплексной констелляции, то есть вмешательствомпредставления, ярко окрашенного чувством. Но нельзя упускать из вида, что тутмы имеем дело со случаем раннего слабоумия, когда безумные идеи (по нашимпонятиям они являются выражением комплекса) излагаются с нарочитым отсутствиемаффекта. Если бы имело место действительное отсутствие аффекта, то на первыйвзгляд противоречило бы здравому смыслу то обстоятельство, что признакисильного подчеркивания чувством появляются именно там, где обычно создаетсявпечатление дефекта чувства. Благодаря многочисленным исследованиям,проведенным со здоровыми и истеричными людьми, нам известно, что при опытах этипризнаки всегда указывают на выступление какого-либо комплекса, поэтому мы и вслучаях раннего слабоумия придерживаемся того же мнения. Следствиемвышеуказанного предположения является то, что большая часть вышеупомянутыхреакций должна быть констеллируема комплексами. Что это действительно так при1-ой реакции — мы ужевидели. Р.2.

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 43 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.