WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 43 |

Весьма обычны у шизофреников расстройствасна, проявляющиеся разнообразнейшим образом. Нередко сновидения бываютчрезвычайно яркими, из чего можно заключить, что больные часто не в состоянииподвергнуть их правильному исправлению. Многие больные заимствуют даже своибольные идеи почти исключительно из сновидений, которым они без колебанийприписывают реальную действительность. [/67; 68- S.440/. Перед нами больная сбезумными сексуальными идеями. Как мы неоднократно убеждались, эти идеи исходятиз сновидений. Пациентка просто переносит содержание того или иного сновиденияв действительность. (Ее сновидения всегда чрезвычайно живы и рельефны.) Взависимости от характера сновидения она выражает либо гнев, либо обиду, либопечаль — но только вписьменной форме. В остальном ее поведение вполне прилично, представляястранную противоположность ее письмам.] Роль ярких сновидений при истерииизвестна. Кроме сновидений, сон расстраивают также и другие прорывы комплекса,так, например, галлюцинации, автохтонные идеи и т. п.; подобные явлениянаблюдаются у истериков при гипнозе. Шизофреники нередко жалуются наискусственность своего сна, говоря, что это не настоящий сон, а лишьискусственное оцепенение. Подобные жалобы мы слышим везде, где существуетсильный аффект, который содержание сна не в состоянии вполне погасить икоторый, поэтому, постоянно сопровождает сон в качестве постоянного оттенка(это наблюдается при меланхолии, депрессивных аффектах, истерии и т. п.).Нередко интеллигентные истерики чувствуют во сне «связанное с комплексомбеспокойство» и могут точно его описать. Так, одна из пациенток Жане говорила:«две или три личности во мне постоянно лишены сна; однако во время сна числоличностей во мне уменьшается; некоторые из них лишь мало спят. Эти личностивидят сны, и сны их не одинаковы: я чувствую, что некоторые из этих личностейвидят другие сны». Этим больная, по-моему, удачно выразила ощущение постоянноработающих автономных комплексов, не подчиненных исходящему от комплекса нашегоэго задержанию сна.

IV. Стереотипия.

Под стереотипией в наиболее широком смыслемы понимаем устойчивое и постоянное воспроизведение известной деятельности(вербигерация, каталепсия, застревание, персеверация и т. д.) Это явлениеотносится также к наиболее характерным симптомам раннего слабоумия. Ноодновременно стереотипизация в форме автоматизмов есть одно из самых обычныхявлений нормальной психики. Все наши способности и весь прогресс нашей личностиоснованы на автоматизме, который достигается следующим образом: для выполнениякакой-либо деятельности мы направляем все наше внимание на относящиеся к нейпредставления и этим интенсивно окрашенным чувством запечатлеваем в памятиэтапы процесса. Следствием частых повторений является образование все более«гладкого» пути, по которому, в итоге, наша деятельность развивается почти безнашего содействия, то есть «автоматически». Нужен лишь легкий толчок, чтобытотчас пустить в ход этот механизм. То же самое может произойти в нас пассивно,благодаря сильным аффектам; аффект может принудить нас к известным действиям,сначала при больших задержках, а впоследствии, после многократных повторенийаффекта, задержки становятся все слабее и, наконец, реакция вызывается сразу,всего лишь легким толчком. Это особенно отчетливо наблюдается в процессеприобретения детьми дурных привычек.

Интенсивное окрашивание чувствомпрокладывает известные пути; этим мы снова выражаем сказанное о комплексеранее: каждый комплекс стремится к автономии, к праву существоватьсамостоятельно; он обладает большей склонностью к устойчивости ивоспроизведению, нежели безразличные мысли; поэтому он обладает и большейвероятностью достигнуть автоматизма. Таким образом, когда в душе что-либоавтоматизируется, всегда следует допустить наличие предшествовавшей этомуокраски чувством. [В общее понятие «окраска или оттенок чувства» включается,как сказано выше, и оттенок внимания.] Яснее всего это проявляется при истерии,где все стереотипии, как, например, припадки судорог, внезапное состояниетранса, жалобы и иные симптомы могут быть прослежены вплоть до вызвавшего ихаффекта. При нормальном ассоциативном опыте мы обычно находим так называемуюперсеверацию в местах расположения комплексов. [Иногда содержание комплексаперсеверирует, но в большинстве случаев наблюдается лишь персевераторноерасстройство, которое, быть может, следует объяснить тем, что комплекс,благодаря отвлечению внимания, оставляет ассоциативную пустоту, как и при опытес отвлечением внимания, где вследствие ассоциативной пустоты в замешательствепросто возвращается к прежнему содержанию сознания. Вызванное более труднымивопросами, как у Гейльброкнера, возбуждение, может сыграть роль комплекса; илиже ассоциативная пустота — первична, причем вообще не существует текущих ассоциаций к даннымраздражающим понятиям. У нормальных людей, вероятно, по большей частиперсеверирует комплекс.]

При наличии очень сильного комплексауспешное приспособление к окружающему вообще прекращаются, и все ассоциациивращаются исключительно вокруг комплекса. То же самое происходит и при истерии,где мы находим сильнейшие комплексы. Прогресс личности задерживается, и большаячасть психической деятельности уходит на переживание комплекса во всевозможныхвидах (симптоматические действия). Жане недаром обращает наше внимание на общиерасстройства, характерные для людей, страдающих навязчивыми идеями(«одержимых»), например: леность, нерешительность, медлительность,утомляемость, незавершение начатого, абулия и т. д. [Жане, I.с. стр.335 идалее: «Эта более или менее полная остановка определенных действий или дажевсех действий — естьодна из наиболее существенных особенностей умственного состояния «одержимых»».Стр. 105: «Эти вынужденные действия не являются действиями нормальными; это— действия мысли,действия эмоций, поступки, одновременно чрезмерные и бесплодные, действиянизшего порядка».] Если удается зафиксировать какой-либо комплекс, то этовызывает однообразие (монотонность), особенно однообразие внешних симптомов.Кому не известны стереотипные и утомительные жалобы истериков, упорство инепреодолимость их симптомов Подобно тому, как постоянная боль вызывает все теже однообразные жалобные звуки, фиксированный комплекс мало-помалу придаетвсякому способу выражения данного субъекта стереотипный характер, так что мы вконце концов безошибочно знаем, что на известный вопрос день за днем будемполучать все тот же ответ.

В этих автоматических процессах отчастизаключаются нормальные прообразы стереотипии раннего слабоумия. Приисследовании происхождения разговорных или мимических стереотипов мы частонаходим относящееся к ним эмоциональное содержание. [Pfister /69/ ставитвопрос, обоснованы ли психологически стереотипы, в особенности вербигерации. Ноон оставляет этот вопрос открытым. Кажется, он разделяет наш взгляд, что воснове стереотипии находится содержание представления, которое, вследствиеболезненного расстройства способов выражения, обнаруживается искаженнымобразом. «Ведь можно себе представить, что стереотипии представлений стремятсявыразиться наружу, но вместо них повторяются и воспроизводятся лишьбессмысленные обороты речи и вновь образованные слова; последнее обусловленотем, что процессы распадения и раздражения, одновременно существующие вцентральном аппарате речи, делают невозможным ясное проявление этихпредставлений; вместо стереотипных мыслей высказываются лишь непонятные отрывкипоследних (как последствия паралогически-парафразных ошибочных образований)».Распадение речи может уничтожить правильные стереотипии представлений и инымобразом, поскольку однообразно возвращающиеся идеи вообще не в состояниипривести к равноценному речевому выражению (вследствие «перечеканки»представлений и мыслей в словесных и речевых оборотах). При превращении мысли вречь постоянно происходят разнообразнейшие паралогические соскальзывания,представления неверно направляются, меняются по всем направлениям, так чтовместо остающихся совершенно скрытыми мысленных стереотипии производитсяпостоянно меняющаяся мешанина слов.] В дальнейшем это содержание становится всеменее отчетливым, как при нормальном или истерическом автоматизме. Однако, какпредставляется, соответствующий процесс при шизофрении протекает быстрее иосновательнее, так что скорее утрачивается содержательность иаффективность.

Опыт с несомненностью показывает, что ушизофреника не одно только содержание комплекса становится стереотипным, нотому же подвергается и материал, случайность которого нетрудно показать. Так,известны вербигерирующие [Вербигерация — форма речевой стереотипии.— ред.] больные,подхватывающие какое-либо случайное слово и повторяющие его в исковерканномвиде. Гейльброннер, Странский и другие справедливо считают подобные явлениясимптомами ассоциативного вакуума. Стереотипии движений тоже могут быть безтруда объяснены подобным же образом. Нам известно, что шизофреники весьма частострадают ассоциативными торможениями («отключениями мыслей»). Это«исчезновение» мыслей мы обычно наблюдаем вокруг комплекса. Если комплекс насамом деле играет приписываемую ему громадную роль, то следует ожидать, что ончасто поглощает множество мыслей, расстраивая таким образом функцию реального.Он создает в чуждых ему областях ассоциативный вакуум и тем самым все теперсеверативные явления, которые можно объяснить вакуумом.

Своеобразной особенностью автоматизмов,приобретенных путем развития, является то, что они подвержены постепеннымизменениям. Истории больных, страдающих тиком /70/, доказывают это.Кататонические автоматизмы не составляют исключения; они тоже медленноизменяются, причем часто процесс превращения продолжается годами. Следующиепримеры пояснят мою мысль.

Кататоническая больная часами пелаисковерканную ею религиозную песнь с припевом: «Аллилуйя». Затем она впродолжение нескольких часов коверкала слово «аллилуйя», которое постепеннопревращалось в «Hallo», «Oha», и, наконец, она с судорожным смехом сталаповторять: «ха-ха-ха».

В 1900-м году один больной ежедневностереотипно, в продолжение нескольких часов, расчесывал волосы, чтобы «очиститьих от гипса, которым ему ночью мазали волосы». В последующие годы гребень всебольше удалялся от головы; в 1903 году пациент бил и скреб им грудь, теперь жерасчесывает им брюшную область.

Весьма сходным образом «дегенерируют»голоса и безумные идеи. [Ср., особенно Шребер: Denkwuerdigkeiten. Особеннохорошо описывает Шребер, как произносимое голосами постепенно становитсяграмматически все более кратким.] Тем же способом образуется «салат слов»:предложения, которые были сначала простыми, все больше усложняютсяобразованными вновь словами, постоянно, вслух или шепотом, повторяются висковерканном виде и постепенно все более сливаются, так что наконец образуетсяневероятная мешанина, которая, вероятно, звучит подобно той «нелепой болтовне»,на которую жалуются многие шизофреники.

Одна находившаяся под моим наблюдениемпациентка, поправляясь от острого припадка раннего слабоумия, шепотом началарассказывать себе, как она уложит свои вещи, как выйдет из палаты, пойдет кворотам больницы, потом на улицу и на вокзал, как сядет в железнодорожныйвагон, приедет на родину, там отпразднует свадьбу и т. д. Этот рассказстановился все более стереотипным, отдельные эпизоды смешивались все болеебеспорядочно, фразы становились неполными, некоторые сократились до одногослова; по прошествии года пациентка лишь изредка произносила слова из рассказа;все же остальные слова она заменяла звуком «гм-гм-гм», который стереотипноповторяла тем же тоном и в том же ритме, которые раньше слышались в еерассказе. В периоды же возбуждения снова звучат прежние предложения. Намизвестно и о галлюцинирующих, что голоса, которые они слышат, с течениемвремени становятся все более тихими, тогда как волнение придает им разнообразиесодержания и отчетливость.

Подобные постепенно вкрадывающиесяизменения весьма ясно проявляются и при навязчивых идеях. Жане также говорит опостепенных превращениях навязчивых процессов. [Жане, 1. с. стр. 125: «Однабольная, например, говорит: Прежде я тщательно перебирала свои воспоминания,чтобы знать, не должна ли я упрекнуть себя в чем-либо, чтобы увериться, что яправильно поступаю, теперь же совсем не то. Я все время рассказываю себе самой,что я делала неделю тому назад, и мне удается представить себе все в точности,но это меня совершенно не интересует».]

Но существуют стереотипии, или, лучшесказать, стереотипные автоматизмы, при которых с самого начала нельзяобнаружить психического содержания, с помощью которого они стали хотя бысимволически понятными. Это относится, главным образом, к таким кажущимся почтиисключительно «мускульными» явлениям автоматизма, как каталепсия или известныеформы мускульных сопротивлений, сопутствующих проявлениям негативизма. Этикататонические симптомы встречаются, как указывают многие исследователи, и приорганических расстройствах, например, таких, как паралич, опухоли головногомозга и т. п. Физиология мозга, а особенно, известные опыты Гольца, доказывают,что у позвоночных удаление головного мозга вызывает состояние крайнегоавтоматизма. Опыты Фореля над муравьями (разрушение corpora quadrigemina)доказывают, что автоматизм наступает по удалении наибольшего (и лучше всегодифференцированного) скопления мозговой ткани. Лишенное мозга животноестановится «рефлексной машиной»; оно остается сидеть или лежать в каком-либопредпочтительном положении, пока внешнее раздражение не стимулирует его накакое-либо рефлекторное действие. Несомненно, что смелой аналогией являетсясравнение известных случаев кататонии с подобной «рефлексной машиной», хотясравнение это порой просто навязывается; но вникая глубже в этот вопрос ипринимая во внимание, что при этой болезни комплекс овладевает почти всемиобластями ассоциаций и упорно удерживает их под своей властью, что комплексэтот совершенно не поддается психологическим раздражениям, что он,следовательно, отщеплен от всех внешних влияний — мы должны признать, чтоупомянутая выше аналогия имеет, пожалуй, некоторое основание. Комплекс,благодаря своей интенсивности, захватывает в сильнейшей степени деятельностьголовного мозга, так что весьма большое количество импульсов направляется вдругие области. Поэтому легко себе представить, что преобладание и застываниеодного комплекса создает состояние мозга, функционально равнозначное разрушениюболее или менее обширной области головного мозга. Правда, эта гипотезанедоказуема, но она могла бы объяснить многое из того, что недоступнопсихологическому анализу.

Заключение

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 43 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.