WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 43 |

Ориентирование изменяется при обеихболезнях одинаково непостоянным образом. При раннем слабоумии, когда делокасается не особенно сильных возбуждений, сопровождаемых глубокой спутанностьюмыслей, часто создается впечатление, что обеспокоенность больных зависит лишьот иллюзий, на самом же деле они ориентируются правильно. При истерии этовпечатление создается не всегда, но можно убедиться в правильностиориентирования, загипнотизировав больного. Гипноз вытесняет истерическийкомплекс и снова приводит к воспроизводству комплекс нашего «я». При истериинарушение ориентирования происходит из-за того, что болезненный комплексоттесняет комплекс нашего «я» от воспроизведения, что может произойтимгновенно; так же легко это может случиться и при раннем слабоумии, ибо приэтой болезни вполне ясные ответы часто совершенно внезапно сменяютсяудивительнейшими высказываниями. [Прекрасный пример моментальных переходов приистерии мы находим в труде Риклина о Ганзеровском комплексе симптомов /27/. Внем Риклин сообщает, что у одного больного ориентация бывала то правильной, тобредовой, в зависимости от предлагаемых вопросов. Такие же состояния могутнаступать внезапно при возбуждении комплекса каким-либо раздражением. Риклинописывает подобный случай, когда при критическом слове-раздражителе наступалополубессознательное («сумеречное») состояние, длившееся в течение некотороговремени. В принципе, то же самое представляют собой патологические идеи,например, автоматические вставки в разговор или письмо у сомнамбул.] Особенночасто ясность сознания нарушается в остром периоде, когда больные как бынаходятся в состоянии сновидения, то есть в состоянии «комплексного бреда».[/8/ Вспомним, что нормальное сновидение всегда есть «бред комплекса», то естьего содержание определяется одним или многими острыми комплексами. Какизвестно, это ранее уже доказал Фрейд. Анализируя свои сновидения по методуФрейда, мы тут же убеждаемся в справедливости выражения «бред комплекса» (или«комплексный бред»). Многие сновидения являют собой исполнение желаний.Самостоятельно явившиеся сновидения относятся исключительно к комплексам.Сновидения, вызванные телесными раздражениями во время сна, представляют собойслияние комплексных представлений с более или менее символической переработкойтелесных ощущений.]

Галлюцинаторно-бредовые периоды, как ужебыло упомянуто, можно сопоставить с периодами истерическими (конечно, неупуская из вида, что речь идет о двух различных болезнях). Содержаниеистерического бреда (это легко проверить, применяя систему анализа Фрейда)всегда является ясным комплексным бредом, то есть болезненный комплексвыступает в бреду самостоятельно и каким-то образом развивает свою независимуюжизнь, большей частью в форме исполнения желаний. [Хорошие примерыпредставляют: состояния сумеречного сознания Ганзера и бред сомнамбул. /27/.Прекрасные примеры комплексного бреда приводит Вейскорн /62/. Первородящая,21-го года при потугах хватается за живот и спрашивает: «Кто давит на меня»Выход головки плода она интерпретировала как дефекацию.]

При соответствующих острых периодах раннегослабоумия нетрудно обнаружить подобные явления. Всем психиатрам известен бреднезамужних женщин, разыгрывающих помолвку, свадьбу, совокупление, беременностьи роды. Ограничиваюсь здесь этим указанием, намереваясь вернуться к этимвопросам впоследствии; они чрезвычайно важны для определения симптомов. [Всвоей работе /63/ Риклин привел по этому вопросу некоторые разъяснения,заслуживающие внимания. Приведу в качестве примера один из случаев. ПациенткаМ. С., образованная и интеллигентная, 26 лет; первый короткий приступ болезниона перенесла шесть лет тому назад; но быстро поправилась, была отпущена каквыздоровевшая и диагноз раннее слабоумие не был поставлен. Перед следующимприступом она влюбилась в композитора, у которого брала уроки пения; эта любовьбыстро переросла в страсть, и появились припадки болезненного возбуждения. Еепривезли в Бургхольцли. Первое время она смотрела на поступление в больницу ина все окружающее как на спуск в подземный мир. К этому ее побуждала последняякомпозиция учителя «Харон». Затем, после искупительного путешествия поподземному миру, она стала объяснять все совершающееся вокруг как трудности,которые необходимо преодолеть, чтобы соединиться с возлюбленным. Пациенткапринимала за него другую пациентку и несколько ночей приходила в ее кровать.После этого она вообразила себя беременной, чувствовала, что носит близнецов ислышала в себе их биение, девочки, похожей на нее, и мальчика, похожего на«отца». Потом она стала считать, что родила, что ребенок лежит рядом с ней вкровати. На этом психоз закончился. Она быстро успокоилась, отношения сокружающими стали свободнее, исчезла жесткость походки и осанки, она сталаохотно отвечать на вопросы, так что появилась возможность сравнивать ее ответыс данными в истории болезни.]

Оба эти симптома встречаются при всехпсихических заболеваниях, в том числе при истерии. По-видимому, существуютсформировавшиеся ранее в общих чертах механизмы, выступающие наружу подвлиянием различных факторов, в том числе токсических веществ (toxic agents).Нас может поэтому интересовать только содержание безумных идей и галлюцинаций,к которым мы причисляем и патологические идеи. Тут нам снова может немногопомочь истерия, это прозрачнейшее душевное заболевание. С безумными идеямиможно, в известной степени, сопоставить идеи навязчивые, а кроме того,вытекающие из аффектов предрассудки, так часто встречающиеся при истерии, и,наконец, физические боли и недомогания, обычно упорно отстаиваемые больными. Небуду повторяться здесь о происхождении этих истерических безумных фантазий; ядолжен предположить знакомство с исследованиями Фрейда; безумные фантазииистеричных людей суть смещения, то есть сопровождающий аффект относится не кним, а к вытесненному комплексу, скрываемому таким образом; непреодолимаянавязчивая идея указывает лишь на то, что какой-либо комплекс (обычносексуальный) подавляется; то же самое можно сказать и о других истерическихсимптомах, на которых больные упорно настаивают. Мы имеем полное основаниепредполагать (это мое мнение основано на многих анализах), что подобный процесспротекает и при раннем слабоумии. [При своем психологическом анализехронического систематически эволюционирующего бреда Маньяна (delire chronique aevolution systematique Magnan) Годферно (Godfernaux) находит скрытое в егоглубине аффективное расстройство: «В сущности, мысль больного пассивна; он, неотдавая себе в этом отчета, ориентируется согласно своему аффектированномусостоянию».]

Для пояснения моего взгляда ограничусьпростым примером. 32-летняя горничная дала вырвать себе зубы, чтобы вставитьискусственную челюсть. В следующую за операцией ночь у нее наступил сильныйприпадок страха: она считала себя навеки проклятой и пропавшей, так каксовершила большой грех: она не должна была позволить вырвать у себя зубы. Онапросила молиться за нее, дабы Бог простил ей этот грех. На следующий день онабыла спокойна и работала. Но в последующие ночи припадки страха усилились. Ястал расспрашивать пациентку и людей, у которых она служила, о ее прежнейжизни. Но про нее ничего не было известно; сама же она отрицала какие-либоэмоции в своем прошлом и с сильным аффектом настаивала на том, что причинойболезни явилось удаление зубов. Болезнь быстро ухудшалась, и пациентку пришлосьпоместить в больницу при ясно выраженных симптомах кататонического возбуждения.При этом обнаружилось, что пациентка несколько лет скрывала своегонезаконнорожденного ребенка, о существовании которого даже ее родные не имелиникакого представления. За год до этого пациентка познакомилась с мужчиной ихотела выйти за него замуж, но не могла на это решиться, постоянно мучаясьстрахом, что жених отвергнет ее, узнав о ее предыдущей жизни. Теперь нам ясенисточник страха и понятно, почему аффект, касающийся вырывания зубов, долженбыл быть столь неадекватным.

Механизм смещения указывает нам путь,разъясняющий возникновение безумной фантазии. Но путь этот затрудняютбесчисленные препятствия. Известная причудливость безумных идей при раннемслабоумии едва ли позволяет подыскать им какие-либо аналогии. Все же нормальнаяи истерическая психология дают нам некоторые опорные точки, чтобы хоть внезначительной степени приблизиться к пониманию наиболее часто встречающихсяформ психических заболеваний.

Бредовая идея «референций» (delusions of reference) основательно разобрана и объясненаБлейлером. Чувство «отношения» можно найти там, где существует сильноподчеркнутый комплекс. Особенностью всех сильных комплексов является повозможности сильная ассимиляция; например, известно, что при сильном аффектечасто является минутное ощущение, что «окружающие замечают это». Именно острыйаффект вызывает ассимиляции совершенно безразличных событий, происходящихвокруг нас, и ведет к грубейшим ошибкам в суждениях. Когда у нас случаетсянеприятность, то мы в первом порыве негодования тотчас готовы допустить, чтокто-то намеренно навредил нам или нас оскорбил. У истеричных людей, взависимости от силы и продолжительности их аффектов, подобное предположениеможет надолго укрепиться, образуя тем самым (правда, в более легкой степени)бредовую идею отношений. Отсюда до безумного предположения о постороннихманипуляциях всего один шаг; это прямая дорога к паранойе. /64/ Но невероятныеи нелепые идеи при раннем слабоумии нередко трудно свести к мании референций.Если, например, пациент находит решительно все происходящее в нем и вне его, вцелом и в отдельности, неестественным и «подделанным», то скорее можнопредположить элементарное расстройство, нежели бредовую идею референций. [Одиниз находящихся под моим наблюдением пациентов-шизофреников, считает все вокругискусственным: обращенные к нему слова врача, поступки других больных, работу,еду — всеискусственно и вызвано тем, что одна из его преследовательниц «треплет головупринцессы и таким образом, хныча, заставляет людей делать то, что требуется».]Очевидно, что в восприятии пациента есть нечто, препятствующее нормальнойассимиляции. Восприятию недостает какого-то оттенка или оно имеет какой-либоизлишний оттенок, и это придает ему особый характер.

В области истерии мы находим аналогииэтому: расстройство чувств, сопровождающихдеятельность. Всякая психическая деятельность, кромепризнаков удовольствия и неудовольствия, сопровождается еще чувственнымтонусом, качественно определяющим как саму деятельность, так и ее особенности.Что следует под этим понимать, лучше всего объясняют ценные наблюдения Жане надпсихастениками. Волевые решения и поступки не сопровождаются теми чувствами,которые в норме должны были бы их сопровождать; они сопровождаются чувством«незавершенности»; «субъект чувствует, что действие им не вполне совершено, чтоему чего-то недостает». Иногда кажется, что каждое волевое решение содержит всебе «чувство неспособности»: подобные лица заранее испытывают тяжелое чувствопри мысли о том, что придется действовать; они более всего боятся действия. Всеих мечты, как они сами признаются, сводятся к такой жизни, при которой имничего не нужно было бы делать». Чрезвычайно важной для психологии раннегослабоумия аномалией чувства деятельности является «чувство автоматизма». Одинбольной выразился о нем следующим образом: «я не могу дать себе отчета в том,что я на самом деле делаю; все делается механически, все происходитбессознательно». «Я лишь машина». Этому родственно чувство нахождения подпринуждением. Одна больная следующим образом описывает это чувство: «вот ужечетыре месяца, как мне приходят в голову странные мысли; мне кажется, что япринуждена думать и высказывать их; кто-то заставляет меня говорить, мневнушают грубые слова; не моя вина, что мои губы двигаются независимо от моейволи».

Пациент с диагнозом раннего слабоумия могбы выразиться подобным же образом. Поэтому можно спросить, не имеем ли мы тутдела с таким случаем. При чтении труда Жане я тщательно следил за тем, неокажутся ли среди приводимых им заболеваний случаи раннего слабоумия, что былобы естественно у французского автора. Но я не нашел ничего подозрительного ипоэтому не имею оснований предполагать, что у упомянутой выше пациентки былашизофрения. Кроме того, от истериков и, особенно, от сомнамбул, часто можноуслышать подобные замечания. Наконец, нечто подобное можно найти и у нормальныхлюдей, находящихся под властью необычайно сильного комплекса (это, в частности,относится к художникам и поэтам). Хорошим примером расстройства чувств,сопровождающих деятельность, является «чувство неполного восприятия». Одинбольной говорит: «я вижу все предметы точно сквозь вуаль, сквозь туман, сквозьстену, отделяющую меня от действительности». Подобным образом мог бы выразитьсяи человек нормальный, находясь под непосредственным влиянием тяжелого аффекта.Но подобным образом выражаются и шизофреники, говоря о «своем неуверенномвосприятии окружающего». («Мне кажется, будто вы — доктор»; «говорят, что это быламоя мать»; «здесь —точно Бургхольцли, но это не то».) Когда пациент Жане говорит: «мирпредставляется мне гигантской галлюцинацией», то это вполне можно отнести и кшизофреникам, которые постоянно (особенно во время острого периода) живут, какво сне, и выражаются соответственно этому и в болезни икатамнестически.

«Чувства неполноты» (недостаточности)— sentimentsd'incompletude —относятся, в особенности, к аффектам. Одна из пациенток Жане, например,говорит: «мне кажется, что я не увижу больше моих детей; я остаюсь холодна иравнодушна ко всему. Я хотела бы быть в состоянии придти в отчаяние, кричать отгоря. Я знаю, что должна была бы быть несчастной, но мне это не удается; я неиспытываю ни радости, ни горя; я знаю, что обед должен быть вкусен, но я съедаюего лишь потому, что это нужно, не испытывая при этом того удовольствия,которое испытала бы раньше. Невероятная толща отделяет меня от всякогонравственного впечатления, мешая мне испытать его». Другая больная говорит: «яхотела бы постараться думать о моей девочке, но не могу; мысль о моем ребенкеедва мелькает в моем уме, она проходит, не оставляя во мне никакоговпечатления.»

Я неоднократно слышал подобные спонтанныезамечания от истеричных больных, а также и от тех шизофреников, которые еще доизвестной степени в состоянии давать информацию о себе. Молодая женщина,заболевшая кататонией и вынужденная расстаться с мужем и ребенком при особеннотрагических обстоятельствах, выказывала полное равнодушие ко всем воспоминаниямо семье. Я описал ей ту печальную ситуацию, в которой она находится, пытаясьпробудить в ней соответствующее чувство. Во время моей речи она смеялась. Когдая кончил говорить, она на мгновение успокоилась и сказала: «я просто не могубольше ничего чувствовать».

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 43 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.