WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 28 |
Может быть, в той недоступной для нас комнате пребывают лишь побуждения и инстинкты, да еще то, что мы за ненадобностью либо по другой причине "перенесли" туда из остальных наших помещений, как предполагал Фрейд; или в нашем бессознательном генетически заключен культурный опыт человечества (как считал Юнг); или там мы храним опыт прошлых жизней, о чем говорит буддизм; или в нем живет наше трансцендентальное "я", либо Бог, согласно психосинтезу и некоторым восточным теориям, - судить не беремся. Основываясь на опыте работы с людьми, переживающими душевный кризис, смеем утверждать, что наше бессознательное обширно.

Высказываться на эту тему не легко. Значительная часть опыта не поддается словесному выражению, поскольку события там разворачиваются без слов.

Попасть в бессознательное не просто. Это не подсознательное, где заключена информация, отсутствующая в настоящий момент в потоке сознания, или же те события, впечатления, о которых мы не вспоминаем до тех пор, пока кто-нибудь не напомнит нам о них, и тогда мы воскрешаем их в памяти. Бессознательное защищено лучше любого сейфа. Оно не то чтобы заперто, однако имеет своего непоколебимого стража, именуемого цензурой. Сущность ее та же, какая известна нам из политики. У нее нет иной цели, кроме как воспрепятствовать распространению информации, не устраивающей правящие слои вашей личности, ибо данная информация ставит под сомнение качество их власти (как раз поэтому мы и "убираем" из своего сознания все, что нам не угодно).

Дело в том, что вы не один, хоть и существуете в образе одного человека. Вас трое. На это указывали еще древнегреческие философы, например, Платон; в наш век эту концепцию выдвинул психоанализ. Эти трое не всегда существуют в согласии. Неудивительно, что, будучи разными, они и желают разного.

"Оно" (по 3. Фрейду, "ид" или "ребенок" у Э. Берна) - существо игривое, творческое, живущее настоящим моментом; это вечный искатель и пропагандист блаженства и счастья.

"Сверх-я" (или супер-эго, совесть, родитель) - строгий господин. Носитель приказаний, запретов, моральных ценностей, в том числе и заблуждений. Это некий сыч, неустанно грозящий пальцем и предупреждающий, что если "оно" будет все делать по-своему, то это никогда добром не кончится.

"Я" (эго, взрослый) летает между ними, как пчелка, и пытается разумно уравнять их позиции. Так, чтобы и совесть получила свое, и ид не остался с носом, и одновременно все было бы в порядке во внешнем мире. У "я" нелегкая роль.

Иногда случается так, что кто-то из них все-таки повздорит друг с другом. Ситуация сложна еще и потому, что данные части у людей могут быть неравнозначны по величине и силе.

В случае, если у человека сильный ид и слабые "я" и супер-эго, он в душе не страдает, ибо торжествующий победу ид просто горло надрывает от радости. Как правило, длится это недолго: на что человек не идет по своей воле, на то идет его социальное окружение. И другие люди быстро находят способ положить конец буйному веселью ида (например, посредством ареста).

Индивиды, у которых супер-эго в меру (или не в меру) развито, хоть и не становятся завсегдатаями исправительно-воспитательных учреждений для взрослых, однако складывается у них все непросто. Некий авторитет внутри них зорко следит за их поведением и наказывает нередко даже за незначительные проступки.

Субъективно мы переживаем это таким образом, что при совершении чего-либо, противоречащего нашим представлениям о порядочности, на душе у нас становится скверно. Мы перестаем чему-либо радоваться, в более тяжелых случаях испытываем сильный страх, напряжение, раздражение, впадаем в заторможенность и депрессию. Это не слишком приятное состояние, и человек желает поскорее от него избавиться. Происходит это так, что все не соответствующее нашим идеальным или по меньшей мере хорошим представлениям о себе мы загоняем в бессознательное.

Вот все лишнее убрано, оно надежно охраняется цензурой, и мы с приятным чувством, что у нашего порога полный порядок, можем спокойно вздохнуть. Как здорово мы обвели вокруг пальца нашу совесть! Точно так же в детстве нам удавалось провести родителей и учителей, избежав наказания.

Но есть тут одно отличие. Все это лишнее мы и впредь продолжаем удерживать в своей голове. Хоть оно и глубоко спрятано, да к тому же находится под охраной, однако...

Всем нам известно, как строго действует цензура. Но тайное всегда становится явным. То, что должно было храниться в строжайшем секрете, выносится подводными течениями на поверхность. Применительно к данному случаю, нередко в виде различных психосоматических заболеваний - от аллергии до инфаркта.

Что касается совести, то дополнительная трудность здесь состоит в том, что речь идет не только о степени ее власти над человеком, но и о содержательной стороне. Другими словами, о том, что именно человек считает прегрешением против правил приличия.

А это заложено в него культурой и семьей, в которой он рос. Если он воспитывался в среде, отличавшейся строгими консервативными правилами и предубеждениями, то она сделала из него человека с совершенно подавленным идом, сильным "я" и, возможно, непомерно большим супер-эго.

Такой индивид является рабом собственных псевдоморальных запретов и приказаний, не имеющих никакого разумного смысла; радость жизни и творчества ему абсолютно чужды. Всякую жизненность он почитает за грех. Он видит свое призвание, чувствует себя компетентным в поучении других - как им следует жить. Он охотно становится автором подобного рода инструкций, но труды его обладают, одним минусом: а именно, не вызывают желания их читать (даже в том случае, если в них содержатся многочисленные истинные положения, которые стоило бы реализовать).

Итак, может показаться, что лучше всего человеку живется, когда у него отсутствует слишком сильное супер-эго. Достаточно и одного сильного "я", обеспечивающего оптимальное существование, потому что эго, собственно, - тот самый взрослый внутри нас, который полностью осознает ограничения реального мира. Когда к этому присовокупляется хорошо развитое ид, человек получается веселым, творческим, жизнелюбивым и достаточно разумным.

С субъективной точки зрения, в этом есть доля правды. Однако в жизни данный тип людей, из-за сильного я, действует безо всяких сомнений и настолько изощренно, что за свои проступки (а то и злодеяния) часто избегает кары. Он умеет вести дела таким образом, что порой сам черт не разберет, кто же является автором этих, мягко говоря, неприглядных, ловко сработанных авантюр.
Если у человека сильные ид и супер-эго, но слабое "я", то это напоминает ситуацию, когда слабый возница пытается с помощью вожжей удержать двух переполошившихся лошадей, каждая из которых тянет в свою сторону. Что бы он ни делал, все будет плохо. Если он удовлетворит прихоти супер-эго, то на него станет наседать ид. Если же чем-либо потешит себя, его измучает супер-эго.

Человек не рождается сформировавшейся личностью, и то, каким он станет, в известной мере определяется жизненным опытом. Путь от новорожденного к зрелому, взрослому человеку можно представить в виде восхождения по лестнице. Когда индивид вступает на нее, нигде не написано, куда она приведет. Ему может понравиться на второй или третьей ступеньке, и тогда в зрелом возрасте он будет обладать душой (другими словами, вести образ жизни) двух-или трехлетнего ребенка. Если даже человек поднимется достаточно высоко, все равно нельзя поручиться, что он не споткнется однажды или что-либо не сбросит его вниз, а тогда уже невозможно предсказать, на сколько ступенек вниз он упадет.

И в этом, конечно, есть своя загадка. События, вызывающие у одного индивида упадок сил, для другого служат импульсом к совершенствованию, к своего рода ускорению на жизненном пути.

Тайн и загадок души человека, его бытия, поведения и контактов со средой привести можно было бы немало. Возможно, существование этих загадок объясняется тем, что европейская цивилизация пошла по пути рационализма и технического прогресса. Человеческая душа служила скорее препятствием на этом пути (она слишком сложна и мало прогнозируема), лучше всего было как бы вынести ее "за скобки", нежели постигать и познавать. С другой стороны, нас не должно это тяготить. Вопрос "почему" в данном случае может послужить помехой. Как бы там ни было, мы не претендуем на то, чтобы пытаться найти на него ответ.

В человеческой жизни тайное играет значительную роль. Мы спрашиваем себя: "Как проще и лучше", и в этом смысле нам совершенно не важно, что мы не знаем, как, собственно, обстоит дело с сущностью души. Крестьянину вовсе не обязательно знать, Земля вращается вокруг Солнца или наоборот (как это видится ему с заднего двора). А важно для него то, как чередуются времена года, когда лучше сеять и убирать урожай и чем, для пользы дела, следует заниматься на поле в промежуточный период.

То же самое относится и к нам. Разве что вместо выращивания растений мы занимаемся вопросами внутренней гармонии и жизни среди людей.

О разуме 

  ЕВРОПА сделала ставку на разум. По старой доброй традиции нам следовало бы написать: "Еще древние греки...". Но это было бы заблуждением. Хотя древние греки и обратили на него свое внимание, однако в преклонении перед разумом пали ниц французские энциклопедисты XVIII столетия - авторы солидной энциклопедии, которую они сами назвали "Энциклопедия, или Толковый словарь наук, искусств и ремесел". Они и не могли назвать свой труд иначе, ибо были рационалистами до мозга костей - признавали и проповедовали суверенитет человеческого разума. Именно он, разум - гарант правильного познания мира и влияния на него, а в конечном итоге, и гарант человеческого счастья. Свет разума, по их. мнению, рассеет мрак невежества и обеспечит постоянный прогресс в развитии человеческого общества.

Для разума не существует ни неразрешимых проблем, ни каких-либо границ применения.

Не напоминает ли это что-либо знакомое нашему старшему поколению Да-да, вы не ошиблись. В будущем марксизм будет оценен как развитие и вершина просвещенного рационализма. Но просвещенный рационализм оказал свое влияние не только на господ Маркса и Энгельса. Он повлиял на всю Европу и Северную Америку. Вызвал бум в научных исследованиях, особенно в области современных технологий. Почти все ему удалось, за исключением одной маленькой детали. Человечество не в восторге, а напротив, серьезно обеспокоено результатами внедрения современных технологий. Впрочем, большинству индивидов это никоим образом не мешает и впредь признавать верховенство рассудочности, хотя бы потому, что так их учили в школе.

Школьная система однозначно отдает предпочтение развитию умственных способностей. Она сортирует детей именно в соответствии с умственными способностями, так что быть "умным" означает быть зачисленным в разряд хороших людей, что соответствует поднятию на высшую ступень социальной иерархии. Стоит ли после этого удивляться тому, что у многих никак не идет из головы, насколько же развит их интеллект.

 

Измерение интеллекта

"Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное", - говорится в Библии. Между тем даже истинные христиане желают на то время, пока они пребывают в этом мире, обладать по возможности большими, а не меньшими интеллектуальными способностями. Посему они с азартом выискивают в журналах различные псевдотесты или специальные исследования, касающиеся стандартных тестов интеллекта. Сжимая в руке заключение о степени своего КИ (коэффициента интеллекта), они с оптимизмом окунаются в водоворот жизни, а потом, бывает, и всплакнут над плодом своих трудов. Нередко фактическое преуспевание личности отстает от величины измеренного коэффициента интеллекта. Более или менее самокритичные люди решают, что их интеллект, видимо, не столь высок, как предполагалось, и результаты теста (или тестов) - просто игра случая. Тот, кто склонен искать виновного среди окружающих, в лучшем случае скажет, что тестировавший его психолог, очевидно, ошибся. В худшем же - утвердится во мнении, что хоть он и почти гений, однако не коммуникабелен, и бездушное и кто знает, чего еще лишенное окружение препятствует его самоутверждению как личности. Между тем стоило бы задать себе вопрос: а что же, собственно, такое "интеллект" и "коэффициент интеллекта"

Все началось на рубеже XIX и XX веков в Париже. Местная школьная администрация заказала психологу А. Бине и врачу Т. Симону придумать проверочное испытание, благодаря которому можно было бы сравнительно легко определить ментальный уровень детей. Официальная версия гласила, что целью является отбор школьников с уровнем умственного развития ниже среднего, для того чтобы впредь обучать их в специальных классах по методу, развивающему их невысокие способ-ности, не травмируя психику чрезмерными нагрузками. Злые языки, однако, поговаривали, что за всем этим стоял конфликт между учителями и школьной администрацией. Чиновники якобы полагали, что причина неудовлетворительной успеваемости отдельных учащихся в первую очередь заключается в недостатках преподавания.

Каковы бы ни были чаяния администрации, за 7 лет экспериментов А. Бине и Т. Симон подготовили и в 1905 году опубликовали тесты, направленные на определение умственных способностей. Подход был весьма прост. Детям задавались вопросы, призванные установить степень понимания ими речи, их конструктивное образотворчество, умение мыслить абстрактно и сопоставлять, арифметические способности, наличие у них нескольких видов памяти и способность ориентации во времени и пространстве.

В результате обследования нескольких сотен мальчиков в девочек одного хронологического возраста было выявлено, какие задания способны выполнить 75% детей в каждой возрастной группе. На основе полученных данных и было решено считать это интеллектуальным уровнем, отвечающим данному возрасту.

Так было введено понятие ментального возраста, который не обязательно соответствует возрасту хронологическому. Например, шестилетний ребенок может отвечать на вопросы так, как если бы ему было 8 лет или всего лишь 4 года. Подобное понижение либо, наоборот, превышение ожидаемой результативности может носить как стабильный характер - какую бы задачу мы не ставили перед испытуемым, - так и спорадический. Шестилетний ребенок в одних случаях существенно превосходит свой возрастной рубеж, в других - даже не приближается к нему.

Введение термина "ментальный возраст" имело революционное значение для психологии и педагогики. С тех пор учителя больше не ожидали от своих учеников результатов, исключительно согласующихся с их хронологическим возрастом, а могли работать с детьми с учетом их умственных способностей. В психологии это была первая успешная попытка "классификации" людей в соответствии с их интеллектуальным уровнем.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 28 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.