WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 37 |

Этого прискорбного события, котороепроисходит вышеописанным образом с предсказуемой закономерностью, — особенно у ост-индских желтыхэтроплусов и у бразильских перламутровых рыбок, — можно избежать очень просто; нужнолибо оставить в аквариуме "мальчика для битья", т.е. рыбку того же вида, либо— более гуманнымобразом — взятьаквариум, достаточно большой для двух пар, и, разделив его пограничным стекломна две части, поселить по паре в каждую из них. Тогда каждая рыба вымещает своюздоровую злость на соседе своего пола — почти всегда самка нападает насамку, а самец на самца, — и ни одна из них не помышляет разрядить свою ярость на собственномсупруге. Это звучит как шутка, но в нашем испытанном устройстве, установленномв аквариуме для цихлид, мы часто замечали, что пограничное стекло начинаетзарастать водорослями и становится менее прозрачным, — только по тому, как самец начинаетхамить своей супруге. Но стоило лишь протереть дочиста пограничное стекло— стенку между"квартирами", — кактотчас же начиналась яростная, но по необходимости безвредная ссора с соседями,"разряжавшая атмосферу" в обеих семьях.

Аналогичные истории можно наблюдать и улюдей. В добрые старые времена, когда на Дунае существовала еще монархия и ещебывали служанки, я наблюдал у моей овдовевшей тетушки следующее поведение,регулярное и предсказуемое. Служанки никогда не держались у нее дольше 8-10месяцев. Каждой вновь появившейся помощницей тетушка непременно восхищалась,расхваливала ее на все лады как некое сокровище, и клялась, что вот теперьнаконец она нашла ту, кого ей надо. В течение следующих месяцев ее восторгиостывали. Сначала она находила у бедной девушки мелкие недостатки, потом— заслуживающиепорицания; а к концу упомянутого срока обнаруживала у нее пороки, вызывавшиезаконную ненависть, — ив результате увольняла ее досрочно, как правило с большим скандалом. После этойразрядки старая дама снова готова была видеть в следующей служанке истинногоангела.

Я далек от того, чтобы высокомернонасмехаться над моей тетушкой, во всем остальном очень милой и давно ужеумершей. Точно такие же явления я мог — точнее, мне пришлось — наблюдать у самых серьезных людей,способных к наивысшему самообладанию, какое только можно себе представить. Этобыло в плену. Так называемая "полярная болезнь", иначе "экспедиционноебешенство", поражает преимущественно небольшие группы людей, когда они в силуобстоятельств, определенных самим названием, обречены общаться только друг сдругом и тем самым лишены возможности ссориться с кем-то посторонним, невходящим в их товарищество. Из всего сказанного уже ясно, что накоплениеагрессии тем опаснее, чем лучше знают друг друга члены данной группы, чембольше они друг друга понимают и любят. В такой ситуации — а я могу это утверждать пособственному опыту —все стимулы, вызывающие агрессию и внутривидовую борьбу, претерпевают резкоеснижение пороговых значений. Субъективно это выражается в том, что человек намельчайшие жесты своего лучшего друга — стоит тому кашлянуть иливысморкаться — отвечаетреакцией, которая была бы адекватна, если бы ему дал пощечину пьяный хулиган.Понимание физиологических закономерностей этого чрезвычайно мучительногоявления хотя и предотвращает убийство друга, но никоим образом не облегчаетмучений. Выход, который в конце концов находит Понимающий, состоит в том, чтоон тихонько выходит из барака (палатки, хижины) и разбивает что-нибудь; неслишком дорогое, но чтобы разлетелось на куски с наибольшим возможным шумом.Это немного помогает. На языке физиологии поведения это называется, поТинбергену, перенаправленным, или смещенным, действием. Мы еще увидим, что этотвыход часто используется в природе, чтобы предотвратить вредные последствияагрессии. А Непонимающий убивает-таки своего друга — и нередко!

5. Привычка, церемония иволшебство.

Ты что — не знал людей,

Не знал цены их слов

Гете

Смещение, переориентация нападения— это, пожалуй,гениальнейшее средство, изобретенное эволюцией, чтобы направить агрессию вбезопасное русло. Однако это вовсе не единственное средство такого рода;великие конструкторы эволюции — Изменчивость и Отбор — очень редко ограничиваются одним-единственнымспособом.

Сама сущность их экспериментальной "игры вкости" позволяет им зачастую натолкнуться на несколько вариантов — и применить их вместе, удваивая иутраивая надежность решения одной и той же проблемы. Это особенно ценно дляразличных механизмов поведения, призванных предотвращать увечье или убийствосородича. Чтобы объяснить эти механизмы, мне снова придется начать издалека. Ипрежде всего я постараюсь описать один все еще очень загадочный эволюционныйпроцесс, создающий поистине нерушимые законы, которым социальное поведениемногих высших животных подчиняется так же, как поступки цивилизованногочеловека — самымсвященным обычаям и традициям.

Когда мой учитель и друг сэр Джулиан Хакслинезадолго до первой мировой войны предпринял свое в подлинном смысле словапионерское исследование поведения чомги, он обнаружил чрезвычайно занимательныйфакт: некоторые действия в процессе филогенеза утрачивают свою собственную,первоначальную функцию и превращаются в чисто символические церемонии. Этотпроцесс он назвал ритуализацией. Он употреблял этот термин без каких-либокавычек, т.е. без колебаний отождествлял культурно-исторические процессы,ведущие к возникновению человеческих ритуалов, с процессами эволюционными,породившими столь удивительные церемонии животных. С чисто функциональной точкизрения такое отождествление вполне оправданно, как бы мы ни стремилисьсохранить сознательное различие между историческими и эволюционными процессами.Мне предстоит теперь выявить поразительные аналогии между ритуалами, возникшимифилогенетически и культурно-исторически, и показать, каким образом они находятсвое объяснение именно в тождественности их функций.

Прекрасный пример того, как ритуал возникаетфилогенетически, как он приобретает свой смысл и как изменяется в ходедальнейшего развития, —предоставляет нам изучение одной церемонии у самок утиных птиц, так называемогонатравливания. Как и у многих других птиц с такой же семейной организацией, ууток самки хотя и меньше размером, но не менее агрессивны, чемсамцы.

Поэтому при столкновении двух пар частослучается, что распаленная яростью утка продвигается к враждебной паре слишкомдалеко, затем пугается собственной храбрости и торопится назад, под защитуболее сильного супруга.

Возле него она испытывает новый приливхрабрости и снова начинает угрожать враждебной паре, но на этот раз уже нерасстается с безопасной близостью своего селезня.

В своем первоначальном виде этапоследовательность действий совершенно произвольна по форме, в зависимости отигры противоположных побуждений, стимулирующих утку. Временнаяпоследовательность, в которой преобладают боевой задор, страх, поиск защиты иновое стремление к нападению, легко и ясно читается по выразительным движениямутки, и прежде всего по ее положению в пространстве. Например, у нашейевропейской пеганки весь этот процесс не содержит никаких закрепленных ритуаломэлементов, кроме определенного движения головы, связанного с особым звуком. Каквсякая подобная ей птица, при атаке утка бежит в сторону врага, низко вытянувшею, а затем, тотчас же подняв голову, обратно к супругу. Очень часто утка,убегая, заходит за селезня и огибает его полукругом, так что в результате— когда она снованачинает угрожать —оказывается в позиции сбоку от супруга, с головой, обращенной прямо в сторонувражеской пары. Но часто, если бегство было не слишком паническим, онадовольствуется тем, что только подбегает к своему селезню и останавливаетсяперед ним, грудью к нему, так что для угрозы в сторону неприятеля ей приходитсяповернуть голову и вытянуть шею через плечо назад. Бывает и так, что она стоитбоком, перед селезнем или позади него, и вытягивает шею под прямым углом кпродольной оси тела, —короче говоря, угол между продольной осью тела и вытянутой шеей зависитисключительно от того, где находится она сама, ее селезень и враг, которому онаугрожает. Ни одно положение не является для нее предпочтительным. Ублизкородственного огаря, обитающего в Восточной Европе и в Азии, этонатравливание уже несколько более ритуализовано. Хотя у этого вида самка "еще"может стоять рядом с супругом и угрожать прямо перед собой или, обегая вокругнего, направлять свою угрозу под любым углом к продольной оси собственноготела, — однако вподавляющем большинстве случаев она стоит перед селезнем, грудью к нему, иугрожает через-плечо-назад. И когда я видел однажды, как утка изолированнойпары этого вида производила движения натравливания "вхолостую" — т.е. при отсутствии раздражающегообъекта, — она тожеугрожала через-плечо-назад, как будто видела несуществующего врага именно вэтом направлении.

У настоящих уток — к которым принадлежит и нашакряква, предок домашней утки, — натравливание черезплечо-назад превратилось в единственновозможную, обязательную форму движения, так что самка, прежде чем начатьнатравливание, всегда становится грудью к селезню, как можно ближе к нему;соответственно, когда он бежит или плывет — она следует за нимвплотную.

Интересно, что движение головычерез-плечо-назад до сих пор включает в себя первоначальные ориентировочныереакции, которые у всех видов Тайогпа породили фенотипически — т.е. с точки зрения формы,внешнего облика —подобную, но изменчивую форму движения. Лучше всего это заметно, когда утканачинает натравливание в состоянии очень слабого возбуждения и лишь постепенноприводит себя в ярость. При этом может случиться, что поначалу — если враг стоит прямо перед ней— она станет угрожатьпрямо вперед; но по мере того как возрастает ее возбуждение, она проявляетнеодолимое стремление вытянуть шею назад через плечо. Что при этом всегдасуществует и другая ориентирующая реакция, которая стремится обратить угрозу всторону врага, — этоможно буквально "прочесть по глазам" утки: взгляд ее неизменно прикован кпредмету ее ярости, хотя новая, твердо закрепленная координация движения тянетее голову в другую сторону. Если бы утка говорила, она наверняка сказала бы: "Яхочу пригрозить вон тому ненавистному чужому селезню, но что-то оттягивает мнеголову!" Наличие двух соперничающих друг с другом тенденций движения можнодоказать объективно и количественно, а именно: если чужая птица, к которойобращена угроза, стоит перед уткой, то отклонение головы в сторону поворотаназад является наименьшим. Оно увеличивается в точности настолько, насколькоувеличивается угол между продольной осью тела утки и направлением на врага.Если он стоит прямо за нею, т.е. угол составляет 180 градусов, то утка принатравливании почти достает клювом собственный хвост.6

Это конфликтное поведение уток принатравливании допускает лишь одно-единственное толкование, которое должно бытьверным, каким бы странным оно ни казалось на первый взгляд. К легкоразличимымфакторам, из которых первоначально возникли описанные движения, в ходеэволюционного развития вида присоединился еще один, новый, Как уже сказано, упеганки бегство к супругу и нападение на врага "еще" вполне достаточны, чтобыполностью объяснить поведение утки. Совершенно очевидно, что у кряквы действуюттакие же побуждения, но на обусловленные ими движения накладывается новое,независимое от них. Сложность, чрезвычайно затрудняющая анализ общей картины,состоит в том, что вновь возникшее в результате ритуализации инстинктивноедействие является наследственно закрепленной копией тех действий, которыепервоначально вызывались другими стимулами. Разумеется, это действие от случаяк случаю проявляется очень различно — при различной силе вызывающих егонезависимых стимулов, —так что вновь возникающая жесткая инстинктивная координация представляет собойлишь один часто встречающийся вариант. Этот вариант затем схематизируется— способом, весьманапоминающим возникновение символов в истории человеческой культуры. У кряквыпервоначальное разнообразие направлений, в которых могли находиться супруг ипротивник, схематически сузилось таким образом, что первый должен стоять передуткой, а второй за нею; из агрессивного "туда" к противнику и измотивированного бегством "сюда" к супругу получается слитое в жесткую церемониюи весьма упорядоченное "туда-сюда", в котором эта упорядоченность, регулярностьуже сама по себе усиливает выразительность движений. Вновь возникшееинстинктивное движение становится господствующим не сразу; поначалу оно всегдасуществует наряду с неритуализованным образцом и в первое время лишь слегка нанего накладывается. Например, у огаря зачатки координации, заставляющей головуутки двигаться при натравливании назад через плечо, можно заметить лишь в томслучае, если церемония выполняется "вхолостую", т.е. при отсутствии врага. Впротивном случае угрожающее движение обязательно направляется на него, за счетпреобладания первичных направляющих механизмов.

Процесс, только что описанный на примеренатравливания кряквы, типичен для любой филогенетической ритуализации. Онавсегда состоит в том, что возникают новые инстинктивные действия, форма которыхкопирует форму изменчивого поведения, вызванного несколькимистимулами.

Для интересующихся наследственностью ипроисхождением видов здесь следует добавить, что описанный процесс являетсяпрямой противоположностью так называемой фенокопии. О фенокопии говорят тогда,когда внешние влияния, действующие на отдельную особь, порождают картину("фенотип"), аналогичную той, которая в других случаях определяетсянаследственными факторами, "копируют" эту картину. При ритуализации вновьвозникающие наследственные механизмы непостижимым образом копируют формыповедения, которые прежде были фенотипически обусловлены совместнымвоздействием самых различных влияний внешнего мира. Тут хорошо подошел бытермин "генокопия"; в нашем юмористически окрашенном институтском жаргоне, длякоторого и специальные термины отнюдь не святыня, часто используется термин"попокения".

На примере натравливания можно нагляднопоказать своеобразие возникновения ритуала. У нырков натравливаниеритуализовано несколько иначе и более сложно.

Например, у красноносого нырка не толькодвижение угрозы в сторону врага, но и поворот к своему супругу в поисках защитыритуален, т.е. закреплен инстинктивным движением, возникшим специально дляэтого. Утка этого вида периодически перемежает выбрасывание головы назад черезплечо с подчеркнутым поворотом к своему супругу, причем она каждый разподнимает и вновь опускает голову с поднятым клювом, что соответствуетмимически утрированному движению бегства.

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 37 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.