WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 26 | 27 || 29 | 30 |   ...   | 37 |

Такое происходит особенно часто, хотя нетолько в тех случаях, когда все гуси слишком хорошо знают друг друга иззатесного содержания в неволе. Пока мое отделение Планковского Институтафизиологии поведения располагалось в Бульдерне, в Вестфалии, и нам приходилосьдержать всех наших водоплавающих птиц на одном, сравнительно небольшом пруду,— это случалосьнастолько часто, что мы долгое время ошибочно считали, будто нахождениеразнополых партнеров происходит у серых гусей лишь методом проб и ошибок. Лишьмного позже мы обнаружили функцию церемонии изгиба шеи, в подробности которойне станем здесь вдаваться.

Когда молодой гусак предлагает триумфальныйкрик другому самцу и тот соглашается, то каждый из них приобретает гораздолучшего партнера и товарища, — насколько это касается именно данной функциональной сферы,— чем мог бы найти всамке. Так как внутривидовая агрессия у гусаков гораздо сильнее, чем у гусынь,то и сильнее предрасположенность к триумфальному крику, и они вдохновляют другдруга на великие дела. Поскольку ни одна разнополая пара не в состоянии импротивостоять, такая пара гусаков приобретает очень высокое, если не наивысшееположение в иерархии своей колонии. Они хранят пожизненную верность друг другу,по крайней мере не меньшую, чем в разнополых парах. Когда мы разлучили нашустарейшую пару гусаков. Макса и Копфшлица, сослав Макса в дочернюю колониюсерых гусей на Ампер-Штаузее у Фюрстенфельдбрюка, то через год траура оба ониспаровались с самками, и обе пары вырастили птенцов. Но когда Макса вернули наЭссзее, — без супруги ибез детей, которых мы не смогли поймать, — Копфшлиц моментально бросил своюсемью и вернулся к нему. Супруга Копфшлица и его сыновья, по-видимому, оценилиситуацию совершенно точно и пытались прогнать Макса яростными атаками, но имэто не удалось. Сегодня два гусака держатся вместе, как всегда, а покинутаясупруга Копфшлица уныло ковыляет за ними следом, соблюдая определеннуюдистанцию.

Понятие, которое обычно связывается сословом "гомосексуальность", определено и очень плохо, и оченьшироко.

"Гомосексуалист" — это и одетый в женское платье,подкрасившийся юноша в притоне, и герой греческих мифов; хотя первый из них всвоем поведении приближается к противоположному полу, а второй — во всем, что касается егопоступков, — настоящийсупермен и отличается от нормального мужчины лишь выбором объектов своейполовой активности. В эту категорию попадают и наши "гомосексуальные" гусаки.Им извращение более "простительно", чем Ахиллу и Патроклу, уже потому, чтосамцы и самки у гусей различаются меньше, чем у людей. Кроме того, они ведутсебя гораздо более "по-людски", чем большинство людей гомосексуалистов,поскольку никогда не совокупляются и не производят заменяющих действий, либоделают это в крайне редких, исключительных случаях. Правда, по весне можновидеть, как они торжественно исполняют церемонию прелюдии к совокуплению: токрасивое, грациозное погружение шеи в воду, которое видел у лебедей и прославилв стихах поэт Гельдерлин. Когда после этого ритуала они намереваются перейти ккопуляции, то —естественно — каждыйпытается взобраться на другого, и ни один не думает распластаться на воде наманер самки. Дело, таким образом, заходит в тупик, и они бывают несколькорассержены друг на друга, однако оставляют свои попытки без особого возмущенияили разочарования. Каждый из них в какой-то степени относится к другому как ксвоей жене, но если она несколько фригидна и не хочет отдаваться — это не наносит сколь-нибудьзаметного ущерба их великой любви. К началу лета гусаки постепенно привыкают ктому, что копуляция у них не получается, и прекращают свои попытки; однакоинтересно, что за зиму они успевают это забыть и следующей весной с новойнадеждой стараются потоптать друг друга.

Часто, хотя далеко не всегда, сексуальныепобуждения таких гусаков, связанных друг с другом триумфальным криком, находятвыход в другом направлении. Эти гусаки оказываются невероятно притягательны дляодиноких самок, что вероятно объясняется их высоким иерархическим рангом,который они приобретают благодаря объединенной боевой мощи. Во всяком случае,рано или поздно находится гусыня, которая на небольшом расстоянии следует задвумя такими героями, но влюблена — как показывают детальные наблюдения и последующий ход событий— в одного из них.Поначалу такая девушка стоит или соответственно плавает рядышком, как бедный"третий лишний", когда гусаки предпринимают свои безуспешные попытки к соитию;но рано или поздно она изобретает хитрость — ив тот момент, когда ее избранникпытается взобраться на партнера, она быстренько втискивается между ними в позеготовности. При этом она всегда предлагает себя одному и тому же гусаку! Какправило, он взбирается на нее; однако тотчас же после этого — тоже как правило — поворачивается к своему другу ивыполняет для него финальную церемонию:

"Но думал-то я при этом о тебе!" Частовторой гусак принимает участие в этой заключительной церемонии, по всемправилам. В одном из запротоколированных случаев гусыня не следовала повсюду заобоими гусаками, а около полудня, когда у гусей особенно сильно половоевозбуждение, ждала своего возлюбленного в определенном углу пруда.

Он приплывал к ней второпях, а тотчас послесоития снимался и летел через пруд назад к своему другу, чтобы исполнить с нимэпилог спаривания, что казалось особенно недружелюбным по отношению к даме.Впрочем, она не выглядела "оскорбленной".

Для гусака такая половая связь можетпостепенно превратиться в "любимую привычку", а гусыня с самого начала былаготова добавить свой голос к его триумфальному крику. С упрочением знакомствауменьшается дистанция, на которой следует гусыня за парой самцов; так чтодругой, который ее не топчет, тоже все больше и больше привыкают к ней. Затемона очень постепенно, сначала робко, а потом со все возрастающей уверенностьюначинает принимать участие в триумфальном крике обоих друзей, а они все большеи больше привыкают к ее постоянному присутствию. Таким обходным путем, черездолгое-долгое знакомство, самка из более или менее нежелательного довеска кодному из гусаков превращается в почти полноправного члена группы триумфальногокрика, а через очень долгое время — даже в совершенно полноправного.

Этот длительный процесс может быть сокращенодним чрезвычайным событием. Если гусыня, не получавшая ни от кого помощи взащите гаездового участка, сама добыла себе место, сама устроила гнездо инасиживает яйца — воттут может случиться, что оба гусака находят ее и адаптируют (либо во времянасиживания, либо уже после появления птенцов). То есть, строго говоря, ониадаптируют выводок, гусят; но мирятся с тем, что у них есть мать и что онашумит вместе со всеми, когда они триумфально кричат со своими приемными детьми,которые в действительности являются отпрысками одного из них. Стоять на стражеу гнезда и водить за собой детей — это, как писал уже Хейнрот, поистине вершины жизни гусака,очевидно более нагруженные эмоциями и аффектацией, нежели прелюдия к соитию ионо само; потому здесь создается лучший мост для установления тесногознакомства участвующих индивидов и для возникновения общего триумфальногокрика. Независимо от пути, в конце концов через несколько лет они приходят кнастоящему браку втроем, при котором раньше или позже второй гусак тоженачинает топтать гусыню и все три птицы вместе участвуют в любовной игре. Самоезамечательное в этом тройственном браке — а мы имели возможность наблюдатьцелый ряд таких случаев — состоит в его биологическом успехе: они постоянно держатся насамой вершине иерархии в своей колонии, всеща сохраняют свой гнездовой участоки из года в год выращивают достаточно многочисленное потомство. Таким образом,"гомосексуальные" узы триумфального крика двух гусаков никак нельзя считатьчем-то патологическим, тем более что они встречаются и у гусей, живущих насвободе: Питер Скотт наблюдал у диких короткоклювых гусей в Исландиизначительный процент семей, которые состояли из двух самцов и одной самки. Тамбиологическое преимущество, вытекающее из удвоения оборонной мощи отцов, былоеще более явным, чем у наших гусей, в значительной степени защищенных отхищников.

Я достаточно подробно описал, как новый членможет быть принят в закрытый круг группы триумфального крика в силу долгогознакомства. Осталось показать еще такое событие, при котором узы триумфальногокрика возникают внезапно, словно взрыв, и мгновенно связывают двух индивидовнавсегда. Мы говорим в этом случае — безо всяких кавычек, — что они влюбились друг в друга.

Английское "to fall in love" и ненавистноемне из-за его вульгарности немецкое выражение "втюриться" — оба наглядно передают внезапностьэтого события.

У самок и у очень молодых самцов изменения вповедении — из-занекоторой "стыдливой" сдержанности — бывают не столь явными, как у взрослых гусаков, но отнюдь не менееглубокими и роковыми, скорее наоборот. Зрелый же самец оповещает о своей любвифанфарами и литаврами; просто невероятно, насколько может внешне изменитьсяживотное, не располагающее ни ярким брачным нарядом, как костистые рыбы,распаленные таким состоянием, ни специальной структурой оперения, как павлины имногие другие птицы, демонстрирующие при сватовстве свое великолепие. Со мнойслучалось, что я буквально не узнавал хорошо знакомого гусака, если он успевал"влюбиться" со вчера на сегодня. Мышечный тонус повышен, в результате возникаетэнергичная, напряженная осанка, меняющая обычный контур птицы; каждое движениепроизводится с избыточной мощью; взлет, на который в другом состоянии решитьсятрудно, влюбленному гусаку удается так, словно он не гусь, а колибри; крошечныерасстояния, которые каждый разумный гусь прошел бы пешком, он пролетает, чтобышумно, с триумфальным криком обрушиться возле своей обожаемой. Такой гусакразгоняется и тормозит, как подросток на мотоцикле, и в поисках ссор, как мыуже видели, тоже ведет себя очень похоже.

Влюбленная юная самка никогда ненавязывается своему возлюбленному, никогда не бегает за ним; самое большее— она "как бы случайно"находится в тех местах, где он часто бывает. Благосклонна ли она к егосватовству, гусак узнает только по игре ее глаз; причем когда он совершает своиподвиги, она смотрит не прямо на него, а "будто бы" куда-то в сторону. На самомделе она смотрит на него, но не поворачивает головы, чтобы не выдатьнаправление своего взгляда, а следит за ним краем глаза, точь-в-точь как этобывает у дочерей человеческих.

Как это, к сожалению, бывает и у людей,иногда волшебная стрела Амура попадает только в одного. Судя по нашимпротоколам, это чаще случается с юношей, чем с девушкой; но тут возможнаошибка, за счет того, что тонкие внешние проявления девичьей влюбленности угусей тоже труднее заметить, чем более явные проявления мужской. У самцасватовство часто бывает успешным и тогда, когда предмет его любви не отвечаетему таким же чувством, потому что ему дозволено самым беззастенчивым образомпреследовать свою возлюбленную, отгонять всех других претендентов и безмернымупорством своего постоянного, преисполненного ожиданий присутствия постепеннодобиться того, что она привыкает к нему и вносит свой голос в его триумфальныйкрик. Несчастная и окончательно безнадежная влюбленность случается главнымобразом тогда, когда ее объект уже прочно связан с кем-то другим. Во всехнаблюдавшихся случаях такого рода гусаки очень скоро отказывались от своихпритязаний. Но об одной очень ручной гусыне, которую я сам вырастил, впротоколе значится, что она более четырех лет в неизменной любви своей ходиласледом за счастливым в браке гусаком. Она всегда "как бы случайно" скромноприсутствовала на расстоянии нескольких метров от его семьи. И ежегоднодоказывала верность своему возлюбленному неоплодотворенной кладкой.

Верность в отношении триумфального крика исексуальная верность своеобразно коррелируются, хотя и по-разному у самок и усамцов. В идеальном нормальном случае, когда все ладится и не возникает никакихпомех, — т.е. когдапара здоровых, темпераментных серых гусей влюбляется друг в друга по первойсвоей весне, и ни один из них не теряется, не попадает в зубы к лисе, непогибает от глистов, не сбивается ветром в телеграфные провода и т.д.,— оба гуся, скореевсего, будут всю жизнь верны друг другу как в триумфальном крике, так и вполовой связи. Если судьба разрушает узы первой любви, то и гусак, и гусынямогут вступить в новый союз триумфального крика, — тем легче, чем раньше случиласьбеда, — хотя при этомзаметно нарушается моногамность половой активности, причем у гусака сильнее,чем у гусыни. Такой самец вполне нормально празднует триумфы со своей супругой,честно стоит на страже у гнезда, защищает свою семью так же отважно, как илюбой другой; короче говоря, он во всех отношениях образцовый отец семейства— только при случаетопчет других гусынь. В особенности он предрасположен к этому греху в техслучаях, когда его самки нет поблизости; например, он ще-то вдали от гнезда, аона сидит на яйцах. Но если его "любовница" приближается к выводку или к центруих гнездового участка, гусак очень часто нападает на нее и гонит прочь.Зрители, склонные очеловечивать поведение животных, в таких случаях обвиняютгусака в стремлении сохранить его "связь" в тайне от супруги, — что, разумеется, означаетчрезвычайное преувеличение его умственных способностей.

В действительности, возле семьи или гнездаон реагирует на чужую гусыню так же, как на любого гуся, не принадлежащего к ихгруппе; в то время как на нейтральной территории отсутствует реакция защитысемейства, которая мешала бы ему видеть в ней самку. Чужая самка является лишьпартнершей в половом акте; гусак не проявляет никакой склонности задерживатьсявозле нее, ходить с ней вместе и уж тем более защищать ее или ее гнездо. Еслипоявляется потомство, то выращивать своих внебрачных детей ей приходитсясамой.

"Любовница", со своей стороны, стараетсяосторожно и "как бы случайно" быть поближе к своему другу. Он ее не любит, ноона его — да, т.е. онас готовностью приняла бы его предложение триумфального крика, если бы он такоесделал. У самок серых гусей готовность к половому акту гораздо сильнее связанас влюбленностью, чем у самцов; иными словами, известная диссоциация между узамилюбви и сексуальным влечением у гусей тоже легче и чаще проявлетя среди мужчин,чем среди женщин. И войти в новую связь, если порвалась прежняя, гусыне тожегораздо труднее, чем гусаку. Прежде всего это относится к ее первомувдовству.

Pages:     | 1 |   ...   | 26 | 27 || 29 | 30 |   ...   | 37 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.