WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 | 29 |   ...   | 37 |

Лишь в одной, совершенно особой и быстропроходящей стадии индивидуального развития первоначальные побуждения, лежащие воснове переориентирования, отчетливо видны и в приветствии. (Впрочем,индивидуальное развитие триумфального крика у серых гусей — тоже детально изученное ХельгойФишер — вовсе неявляется репродукцией его эволюционного становления; нельзя переоцениватьпределы применимости закона повторений.) Новорожденный гусь — еще до того как он может ходить,стоять или есть —способен вытягивать шейку вперед, что сопровождается "гоготаньем" на тончайшейфистульной ноте. С самого начала этот звук двухслоговый, точно как "рэбрэб" илисоответствующий писк утят. Уже через пару часов он превращается в многослоговое"пипипи", которое по ритму в точности совпадает с приветственным гоготаньемвзрослых гусей. Вытягивание шеи и этот писк, несомненно, являются первойступенью, из которой при взрослении гуся развиваются и выразительное движениеугрозы, и вторая фаза триумфального крика. Из сравнительного исследованияпроисхождения этих видов мы знаем наверняка, что в ходе эволюции приветствиепроизошло из угрозы за счет ее переориентирования и ритуализации. Однако виндивидуальном развитии тот же по форме жест сначала означает приветствие.Когда гусенок только что совершил тяжелую и небезопасную работу появления насвет и лежит мокрым комочком горя, с бессильно вытянутой шейкой, — из него можно вытянуть толькоодну-единственную реакцию. Если наклониться над ним и издать пару звуков,подражая голосу гусей, — он с трудом поднимает качающуюся головку, вытягивает шейку иприветствует. Крошечный дикий гусь ничего другого еще не может, но ужеприветствует свое социальное окружение!

Как по смыслу выразительного движения, так ив отношении провоцирующей ситуации вытягивание шейки и писк у серых гусятсоответствуют именно приветствию, а не угрожающему жесту взрослых.Примечательно, однако, что по своей форме это движение аналогично как разугрозе, так как характерное отклонение вытянутой шеи в сторону от партнера усовсем маленьких гусят отсутствует. Только когда им исполняется нескольконедель, — среди пухавидны уже настоящие перья, — тогда это меняется. К этому времени птенцы становятся заметноагрессивнее по отношению к гусятам того же возраста из других семей: наступаютна них с писком, вытянув шеи, и пытаются щипать. Но поскольку при такихпотасовках детских семейных команд жесты угрозы и приветствия еще совершенноодинаковы, — понятно,что часто происходят недоразумения и кто-то из братцев и сестриц щиплет своего.В этой особой ситуации, впервые в онтогенезе, видно ритуализованноепереориентирование приветственного движения: гусенок, обиженный кем-то изсвоих, не щиплется в ответ, а интенсивно пищит и вытягивает шею, котораясовершенно отчетливо направлена мимо обидчика, хотя и под меньшим углом, чемэто будет впоследствии, при полностью освоенной церемонии. Тормозящее агрессиюдействие этого жеста необычайно отчетливо: только что нападавшие братец илисестрица тотчас же отстают и в свою очередь переходят к приветствию,направленному мимо. Фаза развития, за время которой триумфальный крикприобретает столь заметное умиротворяющее действие, длится лишь несколько дней.Ритуализованное переориентирование быстро закрепляется и предотвращает впредь— за редкимиисключениями — любыенедоразумения. Кроме того, с окончательным усвоением ритуализованной церемонииприветствие подпадает под власть автономного социального инстинкта и уже вовсене содержит агрессии к партнеру; либо содержит такую мизерную ее долю, что нетнужды в специальном механизме, который затормаживал бы нападение на него. Вдальнейшем триумфальный крик функционирует исключительно в качестве уз,объединяющих членов семьи.

Бросается в глаза, что группа, объединеннаятриумфальным криком, является закрытой. Только что вылупившийся птенецприобретает членство в группе по праву рождения и принимается "не глядя", дажеесли он вовсе не гусь, а подкидыш, подсунутый ради эксперимента, напримермускусная утка. Уже через несколько дней родители знают своих детей; дети тожеузнают родителей и с этих пор уже не проявляют готовности к триумфальному крикус другими гусями.

Если поставить довольно жестокий экспериментс переносом гусенка в чужую семью, то бедный ребенок принимается в новоесообщество триумфального крика тем труднее, чем позже его вырвали из родногосемейного союза. Дитя боится чужих; и чем больше оно выказывает этот страх, темболее они расположены набрасываться на него.

Трогательна детская доверчивость, с которойсовсем неопытный, только что вылупившийся гусенок вышептывает предложениедружбы — свой крошечныйтриумфальный писк —первому существу, какое приближается к нему, "в предположении", что это долженбыть кто-то из его родителей.

Но совершенно чужому — серый гусь предлагает триумфальныйкрик (а вместе с ним и вечную любовь и дружбу) лишь в одном-единственномслучае: когда темпераментный юноша вдруг влюбляется в чужую девушку. Это безовсяких кавычек! Эти первые предложения совпадают по времени с моментом, когдапочти годовалая молодежь должна уходить от родителей, которые собираютсявыводить новое потомство. Семейные узы при этом по необходимости ослабляются,но никогда не рвутся окончательно.

У гусей триумфальный крик еще более связан сперсональным знакомством, чем у описанных выше уток. Утки тоже "болтают" лишь сопределенными, знакомыми товарищами; однако у них узы, возникающие междуучастниками церемонии, не так прочны, и добиться принадлежности к группе у нихне так трудно, как у гусей. У этих случается, что гусю, вновь прилетевшему вколонию, — иликупленному, если речь идет о домашних, — требуются буквально годы, чтобыбыть принятым в группу совместного триумфального крика.

Чужаку легче приобрести членство в группетриумфального крика окольным путем, если кто-то из партнеров этой группывлюбляется в него и они образуют семью.

За исключением специальных случаеввлюбленности и принадлежности к семье по праву рождения — триумфальный крик бывает теминтенсивнее, а узы, возникающие из него, тем прочнее, чем дольше животные знаютдруг друга. При прочих равных условиях можно утверждать, что прочность связейтриумфального крика пропорциональна степени знакомства партнеров. Несколькоутрируя, можно сказать, что узы триумфального крика между двумя или несколькимигусями возникают всегда, когда степень знакомства и доверия становятся дляэтого достаточной.

Когда ранней весной старые гуси предаютсязаботам о потомстве, а молодые, однолетки и двухлетки, любовным помыслам— всегда остаетсякакое-то количество неспарившихся гусей разного возраста, которые как "третьилишние" эротически не заняты; и они всегда объединяются в большие или меньшиегруппы. Обычно мы кратко называем их бездетными. Это выражение неточно, так какмногие молодые новобрачные, уже образовавшие прочные пары, тоже еще невысиживают птенцов. В таких бездетных группах могут возникать по-настоящемупрочные триумфальные крики, не имеющие ни малейшей связи с сексуальностью.Обстоятельства принуждают каждого из двух одиноких гусей к общению с другим, ислучайно может возникнуть бездетное содружество самца и самки. Именно этопроизошло в нынешнем году, когда старая овдовевшая гусыня вернулась из нашейдочерней колонии серых гусей на Аммерзее и объединилась с вдовцом, жившим наЗеевизен, супруга которого скончалась незадолго перед тем по неизвестнойпричине. Я думал, что здесь начинается образование новой пары, но Хельга Фишерс самого начала была убеждена, что речь идет о типичном бездетном триумфальномкрике, который может еще раз связать взрослого самца с такой же самкой. Так что— вопреки иному мнению— между мужчинами иженщинами бывают и отношения подлинной дружбы, не имеющие ничего общего свлюбленностью. Впрочем, из такой дружбы легко может возникнуть любовь, и угусей тоже.

Существует давно известный трюк в разведениидиких гусей: двух гусей, которых хотят спаровать, вместе пересаживают в другойзоопарк или в другую компанию водоплавающих птиц. Там их обоих не любят, как"гадкого утенка", и им приходится искать общества друг друга. Таким образомдобиваются, как минимум, возникновения бездетного триумфального крика— и можно надеяться,что из него получится пара. Однако в моей практике было очень много случаев,когда такие вынужденные связи тотчас же разрушались при возвращении птиц впрежнее окружение.

Связь между триумфальным криком исексуальностью, т.е. собственно инстинктом копуляции, не так легко понять. Вовсяком случае, эта связь слаба, и все непосредственно половое играет в жизнидиких гусей сугубо подчиненную роль. Что объединяет пару гусей на всю жизнь— это трицмфальныйкрик, а не половые отношения супругов. Наличие прочных уз триумфального крикамежду двумя индивидами "прокладывает путь", т.е. до какой-то степениспособствует появлению половой связи. Если два гуся — это могут быть и два гусака— очень долго связанысоюзом этой церемонии, то в конце концов они, как правило, пробуютсовокупляться. Напротив, половые связи, которые часто возникают уже у годовалыхптиц, — задолго донаступления половой зрелости, — по-видимому никак не благоприятствуют развитию уз триумфальногокрика. Если две молодые птицы многократно совокупляются, из этого нельзя делатькаких-либо выводов о возникновении будущей пары.

Напротив, достаточно лишь самого малогонамека на предложение триумфального крика со стороны молодого гусака,— если только оннаходит ответ у самки, — чтобы со значительной вероятностью предсказать, что из этих двухсложится прочная пара. Эти нежные отношения, в которых сексуальные реакциивообще не играют никакой роли, к концу лета или к началу осени кажутся ужесовершенно исчезнувшими; однако, когда по второй весне своей жизни молодые гусиначинают серьезное ухаживание — они поразительно часто находят свою прошлогоднюю первую любовь.Слабая и в некотором смысле односторонняя связь, существующая междутриумфальным криком и копуляцией у гусей, в значительной степени аналогичнатой, какая бывает и у людей, — связи между влюбленностью и грубо-сексуальнымиреакциями.

"Чистая" любовь через нежность ведет кфизическому сближению, которое при этом отнюдь не рассматривается как нечтосущественное в данной связи; в то же время, возбуждающие ситуации и партнеры,вызывающие сильнейшее сексуальное влечение, далеко не всегда приводят к пылкойвлюбленности. У серых гусей эти две функциональные сферы могут быть так жеоторваны и независимы одна от другой, как и у людей, хотя, разумеется, "внормальном случае", для выполнения своей задачи по сохранению вида, они должнысовпадать и относиться к одному и тому же индивиду.

Понятие "нормального" является одним изсамых труднеопределимых во всей биологии; но в то же время, к сожалению, оностоль же необходимо, как и обратное ему понятие патологического. Мой другБернхард Холлман, когда ему попадалось что-нибудь особенно причудливое илинеобъяснимое в строении или поведении какого-либо животного, обычно задавалнаивный с виду вопрос: "Конструктор этого хотел" И в самом деле, единственнаявозможность определить "нормальную" структуру или функцию состоит в том, что мыутверждаем: они являются как раз такими, какие под давлением отбора должны былиразвиться именно в данной форме — и ни в какой иной — ради выполнения задачи сохранения вида, К несчастью, этоопределение оставляет в стороне все то, что развилось именно так, а не иначе,по чистой случайности —но вовсе не должно подпадать под определение ненормального, патологического.Однако мы понимаем под "нормальным" отнюдь не какое-то среднее, полученное извсех наблюдавшихся случаев; скорее это выработанный эволюционный тип, который— по понятным причинам— в чистом видеосуществляется крайне редко или вообще никогда. Тем не менее, эта сугубоидеальная конструкция нам необходима, чтобы было с чем сравнивать реальныеслучаи. В учебнике зоологии поневоле приходится описывать — в качестве представителя вида— какого-тосовершенного, идеального мотылька; мотылька, который именно в этой форме невстречается нигде и никогда, потому что все экземпляры, какие можно найти вколлекциях, отличаются от него, каждый чем-то своим. Точно так же мы не можемобойтись без "идеальной" конструкции нормального поведения серых гусей иликакого-либо другого вида животных; такого поведения, которое осуществлялось быбез влияния каких-либо помех и которое встречается не чаще, чем безупречный типмотылька. Люди, одаренные хорошей способностью к образному восприятию, видятидеальный тип структуры или. поведения совершенно непосредственно, т.е. они всостоянии вычленить сущность типичного из фона случайных мелкихнесообразностей. Когда мой учитель Оскар Хейнрот в своей, ставшей классической,работе о семействе утиных (1910) описал пожизненную и безусловную супружескуюверность серых гусей в качестве "нормы", — он совершенно правильноабстрагировал свободный от нарушений идеальный тип; хотя он и не мог наблюдатьего в действительности уже потому, что гуси живут иногда более полувека, а ихсупружеская жизнь всего на два года короче. Тем не менее его высказываниеверно, и определенный им тип настолько же необходим для описания и анализаповедения, насколько бесполезна была бы средняя норма, выведенная из множестваединичных случаев. Когда я недавно, уже работая над этой главой, просматривалвместе с Хельгой Фишер все ее гусиные протоколы, то — несмотря на все вышеуказанныесоображения — былкак-то разочарован тем, что описанный моим учителем нормальный случайабсолютной "верности до гроба" среди великого множества наших гусей оказалсясравнительно редок. Возмутившись моим разочарованием, Хельга сказалабессмертные слова:

"Чего ты от них хочешь Ведь гуси тоже всеголишь люди!" У диких гусей, в том числе — это доказано — и у живущих на воле, бывают оченьсущественные отклонения от нормы брачного и социального поведения. Одно из них,очень частое, особенно интересно потому, что у гусей оно поразительным образомспособствует, а не вредит сохранению вида, хотя у людей во многих культурахсурово осуждается; я имею в виду связь между двумя мужчинами. Ни во внешнемоблике, ни в определении обоих полов у гусей нет резких, качественных различий.Единственный ритуал при образовании пары, — так называемый изгиб шеи,— который у разныхполов существенно отличается, выполняется лишь в том случае, когда будущиепартнеры не знают друг друга и потому несколько побаиваются. Если этот ритуалпропущен, то ничто не мешает гусаку адресовать свое предложение триумфальногокрика не самке, а другому самцу.

Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 | 29 |   ...   | 37 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.