WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 37 |

Насколько я знаю, только с 1950-го годастало известно, что у млекопитающих — а именно у грызунов — тоже существуют гигантские семьи,которые ведут себя точно так же. Это важное открытие сделали почтиодновременно и совершенно независимо друг от друга Ф.Штайнигер и иЭйбл-Эйбесфельдт; один на серых крысах, а другой на домовых мышах.

Эйбл, который в то время еще работал набиологической станции Вильхельминенберг у Отто Кенига, следовал здравомупринципу жить в максимально близком контакте с изучаемыми животными; мышей,бегавших по его бараку, он не только не преследовал, но регулярно подкармливали вел себя так спокойно и осторожно, что в конце концов совершенно приручил ихи мог без помех наблюдать за ними в непосредственной близости. Однаждыслучилось так, что раскрылась большая клетка, в которой Эйбл держал целуюпартию крупных темных лабораторных мышей, довольно близких к диким. Как толькоэти животные отважились выбраться из клетки и забегали по комнате — местные дикие мыши тотчас напалина них, прямо-таки с беспримерной яростью, и лишь после тяжелой борьбы имудалось вернуться под надежную защиту прежней тюрьмы. Ее они обороняли успешно,хотя дикие домовые мыши пытались ворваться и туда.

Штайнигер помещал серых крыс, пойманных вразных местах, в большом вольере, где животным были предоставлены совершенноестественные условия. С самого начала отдельные животные, казалось, боялисьдруг друга.

Нападать им не хотелось. Тем не менее иногдадоходило до серьезной грызни, когда животные встречались случайно, особенноесли двух из них гнали вдоль ограждения друг другу навстречу, так что онисталкивались на больших скоростях. По-настоящему агрессивными они стали толькотогда, когда начали привыкать и делить территории. Одновременно началось иобразование пар из незнакомых друг другу крыс, найденных в разных местах. Еслиодновременно возникало несколько пар, то следовавшие за этим схватки моглипродолжаться очень долго; если же одна пара создавалась раньше, то тиранияобъединенных сил обоих супругов настоль со подавляла несчастных соседей, чтодальнейшее образование пар было парализовано.

Одиночные крысы явно понижались в ранге, иотныне пара преследовала их беспрерывно. Даже в загоне площадью 64 квадратныхметра такой паре было достаточно двухтрех недель, чтобы доконать всех остальныхобитателей, т.е. 10-15 сильных взрослых крыс.

Оба супруга победоносной пары были одинаковожестоки к побежденным сородичам, хотя было очевидно, что он предпочитаеттерзать самцов, а она —самок. Побежденные крысы почти не защищались, отчаянно пытались убежать и,доведенные до крайности, бросались туда, ще крысам удается найти спасение оченьредко, — вверх. Вместосильных, здоровых животных Штайнигер неоднократно видел израненных, измученныхкрыс, которые средь бела дня, совершенно открыто, сидели высоко на кустах илина деревьях — явнозаблудшие, чужие на участке. Ранения у них располагались в основном на заднейчасти спины и на хвосте, где преследователь мог достать убегавшего. Они редкоумирали легкой смертью в результате внезапной глубокой раны или сильной потерикрови. Чаще смерть была результатом сепсиса, особенно от тех укусов, которыеповреждали брюшину. Но больше всего животные погибали от общего истощения инервного перенапряжения, которое приводило к истощениюнадпочечников.

Особенно действенный и коварный методумерщвления сородичей Штайнигер наблюдал у некоторых самок, превратившихся внастоящих профессиональных убийц. "Они медленно подкрадываются, — пишет он, — затем внезапно прыгают и наносятничего не подозревающей жертве, которая, например, ест у кормушки, укус в шеюсбоку, чрезвычайно часто задевающий сонную артерию. По большей части все этодлится считаные секунды. Как правило, смертельно укушенное животное гибнет отвнутренних кровоизлияний, которые обнаруживаются под кожей или в полостяхтела".

Наблюдая кровавые трагедии, приводящие вконце концов к тому, что оставшаяся пара крыс завладевает всем вольером, труднопредставить себе то сообщество, которое скоро, oчень скоро образуется изпотомков победоносных убийц. Миролюбие, даже нежность, которые отличаютотношение млекопитающих матерей к своим детям, у крыс свойственны не толькоотцам, но и дедушкам, а также всевозможным дядюшкам, тетушкам, двоюроднымбабушкам и т.д. и т.д. — не знаю, до какой степени родства. Матери приносят все своивыводки в одно и то же гнездо, и вряд ли можно предположить, что каждая из нихзаботится только о собственных детях. Серьезных схваток внутри этой гигантскойсемьи не бывает никогда, даже если в ней насчитываются десятки животных. Даже вволчьих стаях, члены которых так учтивы друг с другом, звери высшего ранга едятобщую добычу первыми. В крысиной стае иерархии не существует. Стая сплоченнонападает на крупную добычу, и более сильные ее члены вносят больший вклад впобеду. Но затем — яцитирую Штайнигера дословно — "именно меньшие животные ведут себя наиболее свободно; большиедобровольно подбирают объедки меньших. Так же и при размножении: во всехсмыслах более резвые животные, выросшие лишь наполовину или на три четверти,опережают взрослых. Молодые имеют все права, и даже сильнейший из старых неоспаривает их".

Внутри стаи не бывает серьезной борьбы; вкрайнем случае — мелкиетрения, которые разрешаются ударами передней лапки или наступанием задней, ноукусами никогда. Внутри стаи не существует индивидуальной дистанции; напротив,крысы — по Хедигеру— "контактныеживотные": они охотно касаются друг друга. Церемония дружелюбной готовности кконтакту состоит в так называемом подползании, которое особенно частонаблюдается у молодых животных, в то время как более крупные чаще выражают своюсимпатию к меньшим —наползанием. Интересно, что излишняя назойливость в таких проявлениях дружбыявляется наиболее частым поводом к безобидным ссорам внутри семьи. Есливзрослому зверьку, занятому едой, молодой чересчур надоедает своим под— или наползанием, топервый обороняется: бьет второго передней лапкой или наступает на него задней.Ревность или жадность в еде почти никогда не бывают причиной подобныхдействий.

Внутри стаи действует быстрая передачановостей на основе передачи настроений, а также — что важнее всего — сохранение однажды приобретенногоопыта и передача его потомству. Если крысы находят новую, до тех пор незнакомую им еду, то —по наблюдениям Штайнигера — в большинстве случаев первый зверек, нашедший ее, решает, будетсемья ее есть или нет. "Стоит лишь нескольким животным из стаи наткнуться наприманку и не взять ее — ни один из членов стаи к ней больше не подойдет. Если же первые неберут отравленную приманку, то они метят ее мочой или калом. Хотя поднимать калнаверх должно быть крайне неудобно, однако на высоко расположенной приманкечасто можно обнаружить помет". Но что самое поразительное — знание опасности какой-тоопределенной приманки передается из поколения в поколение и надолго переживаетту особь, которая имела какие-то неприятности, связанные с этой приманкой.Трудность по-настоящему успешной борьбы с серой крысой — наиболее успешным биологическимпротивником человека —состоит прежде всего в том, что крыса пользуется теми же методами, что ичеловек: традиционной передачей опыта и его распространением внутри тесносплоченного сообщества.

Серьезная грызня между крысами,принадлежащими к одной семье, происходит лишь в одном-единственном случае,многозначительном и интересном во многих отношениях, а именно — когда присутствует чужая крыса,пробудившая внутривидовую, внутрисемейную агрессивность.

То, что делают крысы, когда на их участокпопадает член чужого крысиного клана — или подсаживаетсяэкспериментатором, —это одна из самых впечатляющих, ужасных и отвратительных вещей, какие можнонаблюдать у животных. Чужая крыса может бегать с минуту или даже больше, неподозревая об ужасной судьбе, которая ее ожидает, и столь же долго местныемогут заниматься своими обычными делами, — до тех пор, пока наконец чужая неприблизится к одной из них настолько, что та учует чужую.

Тогда она вздрагивает, как от электрическогоудара, и в одно мгновение вся колония оказывается поднятой по тревогепосредством передачи настроения, которая у серых крыс осуществляется лишьвыразительными движениями, а у черных — еще и резким,сатанински-пронзительным криком, который подхватывают все члены стаи,услышавшие его. От возбуждения у них глаза вылезают из орбит, шерсть встаетдыбом, — и крысыначинают охоту на крысу. Они приходят в такую ярость, что если две из нихнатыкаются друг на друга, то в первый момент обязательно с ожесточениемкусаются. "Они сражаются в течение трех-пяти секунд, — сообщает Штайнигер, — затем основательно обнюхивают другдруга, сильно вытянув шеи, и мирно расходятся. В день травли чужой крысы всечлены стаи относятся друг к другу раздраженно и недоверчиво". Очевидно, чточлены крысиного клана узнают друг друга не персонально, как, скажем, галки,гуси или обезьяны, а по общему запаху, точно так же, как пчелы и другиеобщественные насекомые.

Как и у этих насекомых, можно в экспериментепоставить на члена крысиной стаи штамп ненавистного чужака, и наоборот— с помощью специальныхмер придать чужой крысе запах стаи. Когда Эйбл брал животное из крысинойколонии и пересаживал его в другой вольер, то уже через несколько дней привозвращении в прежний загон стая встречала его как чужого. Если же вместе скрысой он брал из загона почву, хворост и т.д. и помещал все это на пустое ичистое стеклянное основание, так что изолированный зверек получал с собойприданое из таких вещей, которые позволяли ему сохранить на себе запах стаи, тотакого зверька безоговорочно признавали членом стаи даже после отсутствия втечение недель.

Поистине душераздирающей была участь однойчерной крысы, которую Эйбл отсадил от стаи первым из описанных способов, азатем вернул в загон в моем присутствии. Этот зверек очевидно не забыл запахсвоей стаи, но не знал, что сам он пахнет по-другому. Поэтому, будучи перенесенв прежнее место, он чувствовал себя совершенно надежно, он был дома, так чтосвирепые укусы его прежних друзей были для него совершенно неожиданны. Дажепосле нескольких серьезных ранений он все еще не пугался и не пытался отчаяннобежать, как это делают действительно чужие крысы после первой же встречи снападающим членом местного клана. Спешу успокоить мягкосердечного читателя,сообщив ему, что в том случае мы не стали дожидаться печального конца, апосадили подопытного зверька в родной загон под защиту маленькой проволочнойклетки и держали его там до тех пор, пока он не возобновил свой "запах-паспорт"и не был снова принят в стаю.

Без такого сентиментального вмешательстважребий чужой крысы поистине ужасен. Самое лучшее, что с ней может произойти,— ее сразит насмертьшок безмерного ужаса; С. А. Барнетт наблюдал единичные случаи такого рода.Иначе же сородичи медленно растерзают ее. Редко можно так отчетливо видеть уживотного отчаяние, панический страх — и в то же время знаниенеотвратимости ужасной смерти, как у такой крысы, готовой к тому, что крысы ееказнят: она больше не защищается! Невольно напрашивается сравнение такогоповедения с другим —когда она встречает угрозу со стороны крупного хищника, загнавшего ее в угол, иу нее не больше шансов спастись от него, чем от крыс чужой стаи. Однакоподавляюще превосходящему врагу она противопоставляет смертельно-мужественнуюсамозащиту, лучшую из всех оборон, какие бывают на свете, — атаку. Кому в лицо когда-нибудьбросалась, с пронзительным боевым кличем своего вида, загнанная в угол сераякрыса — тот поймет, чтоя имею в виду.

Для чего же нужна эта партийная ненавистьмежду стаями крыс Какая задача сохранения вида породила такое поведение Таквот, самое ужасное — идля нас, людей, в высшей степени тревожное — состоит в том, что эти добрые,старые дарвинистские рассуждения применимы только там, где существует какая-товнешняя, из окружающих условий исходящая причина, которая и производит такойвыбор. Только в этом случае отбор вызывается приспособлением. Однако там, гдеотбор производится соперничеством сородичей самим по себе, — там существует, как мы уже знаем,огромная опасность, что сородичи в слепой конкуренции загонят друг друга всамые темные тупики эволюции. Ранее мы познакомились с двумя примерами такихложных путей развития; это были крылья аргус-фазана и темп работы в западнойцивилизации. Таким образом, вполне вероятно, что партийная ненависть междустаями, царящая у крыс, — это на самом деле лишь "изобретение дьявола", совершенно ненужноевиду.

С другой стороны, нельзя исключить и того,что действовали — исейчас действуют —какие-то еще неизвестные факторы внешнего мира. Но одно мы можем утверждатьнаверняка: борьба между стаями не выполняет тех видосохраняющих функцийвнутривидовой агрессии, о которых мы уже знаем и о необходимости которых мыговорили в 3-й главе. Эта борьба не служит ни пространственному распределению,ни отбору сильнейших защитников семьи, — ими, как мы видели, редко бываютотцы потомства, — никакой-либо другой из перечисленных в 3-й главе функций. Кроме того, вполнепонятно, что постоянное состояние войны, в котором находятся все соседние семьикрыс, должно оказывать очень сильное селекционное давление в сторону всевозрастающей боеготовности и что стая, которая хоть самую малость отстанет вэтом от своих соседей, будет очень быстро истреблена. Возможно, чтоестественный отбор назначил премию максимально многочисленной семье. Посколькуее члены, безусловно, помогают друг другу в борьбе с чужими, — небольшая стая навернякапроигрывает более крупной. Штайнигер обнаружил на маленьком острове Нордероог вСеверном море, что несколько крысиных стай поделили землю, оставив между собойполосы ничьей земли, "no rat's land", шириной примерно в 50 метров, в пределахкоторых идет постоянная война. Так как фронт обороны для малочисленнойпопуляции бывает более растянутым, нежели для более крупной, то перваяоказывается в невыгодном положении. Напрашивается мысль, что на каждом такомостровке будет оставаться все меньше и меньше крысиных популяций, а выжившиебудут становиться все многочисленнее и кровожаднее, так как Премия Отбораназначена за усиление партийной злобы. Про исследователя, который всегда помнитоб угрозе гибели человечества, можно сказать в точности то же, что говорит впогребке Ауэрбаха Альтмайер о Зибеле: "В несчастье тих и кроток он: сравнилсебя с распухшей крысой — и полным сходством поражен".

11. Союз.

Мой страх пропал — плечо к плечу стобой

Я брошу вызов моему столетью.

Шиллер

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 37 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.