WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 37 |

Из этих наблюдений ван Йерсель правильнозаключил, что "зиг" в сторону самки мотивируется агрессивным инстинктом, а"заг" в сторону гнезда — сексуальным; и ему удалось экспериментально доказать правильностьэтого заключения. Он изобрел методы, с помощью которых мог точно измерять силуагрессивного и сексуального инстинктов у каждого данного самца. Самцупредлагались макеты соперника стандартизованных размеров и регистрироваласьинтенсивность и продолжительность боевой реакции.

Сексуальный инстинкт измерялся с помощьюмакетов самки, которые внезапно убирались через определенное время.

В этих случаях самец "разряжает" внезапнозаблокированный сексуальный инстинкт, совершая действия ухаживания запотомством, т.е. обмахивая плавниками как бы икру или мальков в гнезде; ипродолжительность этого "заменяющего обмахивания" дает надежную мерусексуальной мотивации. Ван Йерсель научился предсказывать по результатам такихизмерений, как будет выглядеть танец зигзага у данного самца, — и наоборот, по наблюдаемой форметанца заранее оценивать соотношения обоих инстинктов и результаты будущихизмерений.

Но кроме обоих главных побуждений,определяющих движения самца колюшки в общих чертах, — на них оказывает влияние ещекакое-то третье, хоть и более слабое.

Это знаток ритуализованного поведениязаподозрит сразу же, увидев ритмическую правильность смены "зигов" и "загов".Попеременное преобладание одного из двух противоречивых побуждений вряд лиможет привести к столь регулярной смене направлений, если здесь не вступает вигру новая, ритуализованная координация. Без нее короткие рывки в разныхнаправлениях следуют друг за другом с типичной случайностью, как это бывает улюдей в состоянии крайней растерянности. Ритуализованное движение, напротив,всегда имеет тенденцию к ритмическому повторению в точности одинаковыхэлементов. Мы говорили об этом в связи с действенностью сигнала.

Подозрение, что здесь замешана ритуализация,превращается в уверенность, когда мы видим, как танцующий самец при своих"загах" временами, кажется, совершенно забывает, что они сексуальномотивированы и должны указывать точно на гнездо. Вместо этого он рисует вокругсамки очень красивый и правильный зубчатый венец, в котором каждый "зиг"направлен точно в сторону самки, а каждый "заг" — точно от нее. Как ни очевиднаотносительная слабость новой координации движений, стремящейся превратить"зиги" и "заги" в ритмический "зигзаг", — она может, однако, решающимобразом определить регулярность последовательных проявлений обеих главныхмотиваций.

Вторая важная функция, которуюритуализованная координация может, очевидно, выполнять, даже будучи оченьслабой в других отношениях, — это изменение направления неритуализованных движений, лежавших воснове ритуала и происходивших из других побуждений. Примеры этого мы ужевидели при обсуждении классического образца ритуала, а именно — при натравливании селезняуткой.

7. Поведенческие аналогииморали.

Не убий.

Пятая заповедь

В 5-й главе, где речь шла о процессеритуализации, я старался показать, как этот процесс, причины которого все ещевесьма загадочны, создает совершенно новые инстинкты, диктующие организму своисобственные "Ты должен..." так же категорично, как и любой из, казалось бы,единовластных "больших" инстинктов голода, страха или любви. В предыдущей 6-йглаве я пытался решить еще более трудную задачу: коротко и доступно показать,как происходит взаимодействие между различными автономными инстинктами, какимобщим правилам подчиняются эти взаимодействия, и какими способами можно— несмотря на всесложности — получитьнекоторое представление о структуре взаимодействий в таком поведении, котороеопределяется несколькими соперничающими побуждениями.

Я тешу себя надеждой, быть может обманчивой,что решить предыдущие задачи мне удалось, и что я могу не только обобщитьсказанное в двух последних главах, но и применить полученные в них результаты квопросу, которым мы займемся теперь: каким образом ритуал выполняет поистиненевыполнимую задачу —удерживает внутривидовую агрессию от всех проявлений, которые могли бы серьезноповредить сохранению вида, но при этом не выключаетее функций, необходимых для сохранения вида! Частьпредыдущей фразы, выделенная курсивом, уже отвечает на вопрос, — он кажется очевидным, но вытекаетиз совершеннейшего непонимания сущности агрессии, — почему у тех животных, для которыхтесная совместная жизнь является преимуществом, агрессия попросту не запрещенаИменно потому, что ее функции, рассмотренные нами в 3-й главе,необходимы!

Решение проблем, возникающих таким образомперед обоими конструкторами эволюции, достигается всегда одним и тем жеспособом. Полезный, необходимый инстинкт — вообще остается неизменным; но дляособых случаев, где его проявление было бы вредно, вводится специальносозданный механизм торможения. И здесь снова культурно-историческое развитиенародов происходит аналогичным образом; именно потому важнейшие требованияМоисеевых и всех прочих скрижалей — это не предтисания, а запреты. Нам еще придется подробнееговоьрить о том, о чем здесь лишь предварительно упомянем: передаваемыетрадицией и привычно выполняемые табу имеют какое-то отношение к разумнойморали — в пониманииИммануила Канта — развечто у вдохновенного законодателя, но никак не у его верующихпоследователей.

Как врожденные механизмы и ритуалы,препятствующие асоциальному поведению животных, так и человеческие табуопределяют поведение, аналогичное истинно моральному лишь с функциональнойточки зрения; во всем остальном оно так же далеко от морали, как животное отчеловека! Но даже постигая сущность этих движущих мотивов, нельзя невосхищаться снова и снова при виде работы физиологических механизмов, которыепобуждают животных к самоотверженному поведению, направленному на благосообщества, как это предписывают нам, людям, законы морали.

Впечатляющий пример такого поведения,аналогичного человеческой морали, являют так называемые турнирные бои. Вся ихорганизация направлена на то, чтобы выполнить важнейшую задачу поединка— определить, ктосильнее, — не причинивсерьезного вреда более слабому. Поскольку рыцарский турнир или спортивноесостязание имеют ту же цель, то все турнирные бои неизбежно производят даже назнающих людей впечатление "рыцарственности", или "спортивного благородства".Среди цихлид есть вид, Cichlasoma biocellatum, который именно из-за этогоприобрел свое название, широко распространенное у американских любителей: у нихэта рыбка называется "Джек Дэмпси" по имени боксера, чемпиона мира, которыйпрославился своим безупречным поведением на ринге.

О турнирных боях рыб и, в частности, опроцессах ритуализации, которые привели к ним от первоначальных подлинных боев,мы знаем довольно много. Почти у всех костистых рыб настоящей схваткепредшествуют угрожающие позы, которые, как уже говорилось, всегда вытекают изконфликта между стремлениями напасть и бежать.

Среди этих поз особенно заметна какспециальный ритуал так называемая демонстрация развернутого бока, котораяпервоначально наверняка возникла за счет того, что рыба под влиянием испугаотворачивается от противника и одновременно, готовясь к бегству, разворачиваетвертикальные плавники. Но поскольку при этих движениях противнику предъявляетсяконтур тела максимально возможных размеров, то из них — путем мимического утрирования придобавочных изменениях морфологии плавников — смогла развиться та впечатляющаядемонстрация развернутого бока, которую знают все аквариумисты, да и не толькоони, по сиамским бойцовым рыбкам и по другим популярным породамрыб.

В тесной связи с угрозой развернутым боком укостистых рыб возник очень широко распространенный запугивающий жест— так называемый удархвостом. Из позиции развернутого бока рыба, напрягая все тело и далекооттопыривая хвостовой плавник, производит сильный удар хвостом в сторонупротивника. Хотя сам удар до противника не доходит, но рецепторы давления наего боковой линии воспринимают волну, сила которой, очевидно, сообщает ему овеличине и боеспособности его соперника, так же как и размеры контура, видимогопри демонстрации развернутого бока.

Другая форма угрозы возникла у многихокуневых и у других костистых рыб из заторможенного страхом фронтального удара.В исходной позиции для броска вперед оба противника изгибают свои тела, словнонапряженные Sобразные пружины, и медленно плывут друг другу навстречу, какможно сильнее топорща жаберные крышки.

Это соответствует разворачиванию плавниковпри угрозе боком, поскольку увеличивает контур тела, видимый противником. Изфронтальной угрозы у очень многих рыб иногда получается, что оба противникаодновременно хватают друг друга за пасть, но — в соответствии с конфликтнойситуацией, из которой возникла сама фронтальная угроза, — они всегда делают это не резко, неударом, а словно колеблясь, заторможенно. Из этой формы борьбы у некоторых— и у лабиринтовых рыб,лишь отдаленно примыкающих к большой группе окуневых, и у цихлид, типичныхпредставителей окуневых, — возникла интереснейшая ритуализованная борьба, при которой обасоперника в самом буквальном смысле слова "меряются силами", не причиняя другдругу вреда. Они хватают друг друга за челюсть — а у всех видов, для которыххарактерен этот способ турнирного боя, челюсть покрыта толстым, трудноуязвимымслоем кожи — и тянутизо всех сил. Так возникает состязание, очень похожее на старую борьбу напоясах у швейцарских крестьян, которое может продолжаться по нескольку часов,если встречаются равные противники. У двух в точности равных по силе самцовкрасивого синего вида широколобых окуньков мы запротоколировали однажды такойпоединок, длившийся с 8.30 утра до 2.30 пополудни.

За этим "перетягиванием пасти" — у некоторых видов это, скорее,"переталкивание", потому что рыбы не тянут, а толкают друг друга, — через какое-то время, очень разноедля разных видов, следует настоящая схватка, при которой рыбы уже безкаких-либо запретов стремятся бить друг друга по незащищенным бокам, чтобынанести противнику по возможности серьезный урон. Таким образом, препятствующийкровопролитию "турнир" угроз и следующая непосредственно за ним прикидка силпервоначально наверняка были лишь прелюдией к настоящей "мужей истребляющейбитве". Однако такой обстоятельный пролог уже выполняет крайне важную задачу,поскольку дает возможность более слабому сопернику своевременно отказаться отбезнадежной борьбы. Именно так и выполняется в большинстве случаев важнейшаявидосохраняющая функция поединка — выбор сильнейшего, — без того чтобы один из соперников был принесен в жертву или дажехотя бы поранен. Лишь в тех редких случаях, когда бойцы совершенно равны посиле, к решению приходится идти кровавым путем.

Сравнение разных видов, обладающих менее иболее специализированным турнирным боем, — а также изучение этапов развитияотдельного животного от безудержно драчливого малька до благородного "ДжекаДэмпси", — дают намнадежную основу для понимания того, как развивались турнирные бои в процессеэволюции. Рыцарски благородный турнирный бой возникает из жестокой борьбы безправил прежде всего за счет трех независимых друг от друга процессов;ритуализация, с которой мы познакомились в прежних главах, — лишь один из них, хотя иважнейший.

Первый шаг от кровавой борьбы к турнирномубою состоит, как уже упоминалось, в увеличении промежутка времени между началомпостепенно усиливающихся угрожающих жестов и заключительным нападением. Увидов, сражающихся по-настоящему (например, у многоцветного хаплохромиса),отдельные фазы угроз —распускание плавников, демонстрация развернутого бока, раздувание жаберныхкрышек, борьба пастью —длятся лишь секунды, а затем тотчас же следуют первые таранные удары по бокампротивника, причиняющие тяжелые ранения. При быстрых приливах и отливахвозбуждения, которые так характерны для этих злобных рыбок, некоторые изупомянутых ступеней нередко пропускаются. Особенно "вспыльчивый" самец можетвойти в раж настолько быстро, что начинает враждебные действия сразу же ссерьезного таранного удара. У близкородственного, тоже африканского видахемихромисов такое не наблюдается никогда; эти рыбки всегда строгопридерживаются последовательности угрожающих жестов, каждый из которыхвыполняют довольно долго, часто по многу минут, прежде чем переходят кследующему.

Это четкое разделение во времени допускаетдва физиологических объяснения. Или дальше друг от друга расположены порогивозбуждения, при которых отдельные действия включаются по очереди — по мере возрастания готовности кборьбе, — так что ихпоследовательность сохраняется и при некотором ослаблении или усилении ярости;или же нарастание возбужденности "дросселировано", что приводит к более пологойи правильно возрастающей кривой. Есть основания, говорящие в пользу первого изэтих предположений, но, обсуждая их здесь, мы уклонились бы слишкомдалеко.

Рука об руку с увеличением продолжительностиотдельных угрожающих действий идет их ритуализация, которая — как уже описано ранее — приводит к мимическомуутрированию, ритмическому повторению и к появлению структур и красок, оптическиподчеркивающих эти действия Увеличенные плавники с ярким рисунком, которыйстановится виден лишь в развернутом состоянии, броские пятна на жаберныхкрышках, которые становятся видны лишь при фронтальной угрозе, и множестводругих столь же театральных украшений превращают турнирный бой в одно из самыхувлекательных зрелищ, какие только можно увидеть, изучая поведение высшихживотных. Пестрота горящих возбуждением красок, размеренная ритмика угрожающихдвижений, выпирающая мощь соперников — все это почти заставляет забыть,что здесь происходит настоящая борьба, а не специально поставленныйспектакль.

И наконец, третий процесс, весьмаспособствующий превращению кровавой борьбы в благородное состязание турнирногобоя и не менее ритуализации важный для нашей темы: возникают специальныефизиологические механизмы поведения, которые тормозят опасные движения приатаке. Вот несколько примеров.

Если два "Джек Дэмпси" достаточно долгопростоят друг против друга с угрозой развернутым боком и хвостовыми ударами, товполне может случиться, что один из них соберется перейти к "перетягиваниюпасти" на секунду раньше другого. Он выходит из "боковой стойки" и с раскрытымичелюстями бросается на соперника, который еще продолжает угрожать боком ипотому подставляет зубам нападающего незащищенный фланг. По тот никогда неиспользует эту слабость позиции, он непременно останавливает свой бросок дотого, как его зубы коснутся кожи противника.

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 37 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.