WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 33 |

До встречи с Паулой никто не мог обогнатьменя в насмешках над перспективами Калифорнии. Впереди наступала новая эра:гадания, астрология, нумерология, иглоукалывание, глубокий массаж, дыхательнаягимнас­тика. Мнеказалось, что людям необходимы трогатель­ные убеждения, они способныразвеять глубокую тоску, а ведь некоторые люди слишком слабы, чтобы жить водиночестве. Так пусть же у детишек будет своя сказка! Но теперь я выражал своемнение мягче: “Возможно”, “Жизнь запутанна и непостижима”.

Я знал Паулу уже долгое время, когда нампришла мысль создать группу умирающих пациентов. Безуслов­но, в наши дни подобные группышироко обсуждаются в газетах и на телевидении, но в 1973 году подобныхпре­цедентов не было:смерть подвергалась жесткой цензуре наравне с порнографией. Следовательно, намприходи­лось постоянноимпровизировать. Труднее всего было в начале: необходимо было набрать группу.Но как это сделать Как найти желающих Как это должно было выглядеть:“Разыскиваются умирающие люди”

Связь Паулы с церковью, больницами и домамипре­старелых даваласвои плоды в подборе потенциальных членов группы. Первым появился Джим,девятнадцати­летнийпаренек из Стэнфорда с серьезным заболевани­ем почек. Он знал, что его жизньподходит к концу, и все же не стремился к предварительному знакомству сосмертью. Джим избегал смотреть в глаза мне и Пауле, а соответственно икому-либо другому. “Я человек без бу­дущего, — говорил он. — Кто захочет, чтобы я сталчьим-нибудь мужем или другом Меня достаточно отвергали. Я неплохо справляюсьодин”. Мы видели его лишь дважды, больше он не пришел.

Наверное, Джим был слишком здоров.Гемодиализ дает много надежды и долгую дорогу к смерти, так что отрицаниепрочно пускает корни. Нам же нужны были обреченные люди, близко стоящие ксмерти и без вся­койнадежды.

Потом появились Роб и Сэл. Оба онивоспринимали происходящее неадекватно: Роб все время отрицал, что умирает, Сэлпришел к определенным выводам относи­тельно своей болезни и решил, чтоне нуждается в на­шейпомощи. У двадцатисемилетнего Роба была злока­чественная опухоль мозга. Вметаниях от несогласия и обратно он вдруг начинал уверять всех: “Вот увидите,через шесть недель я уже буду отдыхать в Альпах” (без сомнения, он не бывалнигде дальше восточного района Невады). Но через мгновение он уже проклиналсвои парализованные ноги за то, что это мешает получению страховки: “Я пытаюсьпонять, будет ли выгода жене и детям от моего самоубийства”.

Наша группа была небольшой, всего четыречелове­ка: Паула, Сэл,Роб и я, но мы решили начать работу. Сэлу и Пауле помощь была не нужна, я былпсихотера­певтом,поэтому мы выбрали Роба объектом помощи группы. Но он упрямо отказывалсяпринять нашу по­мощь.Мы старались уважать его выбор отрицания. Но поддержка несогласия — это бесплодное занятие,осо­бенно если учестьто, что мы старались помочь Робу принять смерть и взять все от оставшейсяжизни. Одна­ко никто изнас не знал, произойдет ли следующая встреча. Через два месяца головные болиРоба усили­лись, иоднажды ночью он тихо умер во сне. Сомнева­юсь, что мы были емуполезны.

Сэл воспринимал конец жизни другим образом.На­двигающаяся смертьнаполнила его жизнь тем смыслом, о котором он прежде и не подозревал. У Сэлабыла миеломная болезнь, очень болезненная форма рака, затро­нувшая кости. У него былоповреждено множество кос­тей, и его упаковали в корсет от шеи до бедер. В свои тридцать летСэл сумел заслужить любовь многих людей. В момент наивысшего отчаяния его, также как и Паулу, преобразила ошеломляющая идея, что его рак — это его превосходство. Этооткровение управляло всем, что Сэл делал в своей жизни впоследствии, даже еговступлени­ем в группу.Ему казалось, что это даст возможность по­мочь другим людям найти некоторыйудивительный смысл их заболеваний.

Вообще-то, Сэл пришел в нашу группу слишкомрано: только через шесть месяцев она увеличилась до размеров аудитории, которуюон заслуживал. До этого времени ему приходилось искать другие меставыступле­ний, например,старшие классы школ, где он обращался к подросткам. “Вы хотите испортить своетело наркоти­камиХотите убить его пьянками, травкой, кокаином — Его голос гремел на весь зал.— Хотите расплющитьсебя в автокатастрофе Сбросить свое тело с моста Голден Гэйт Вам оно ненужно Ну тогда отдайте его мне! Я с радостью возьму ваше тело, оно мне нужно — я хочу жить!”

Это было бесподобное обращение. Меняохватила дрожь, когда я услышал его речь, которая приобрела еще большую силуиз-за смертельной тоски. Ученики слуша­ли в молчании, осознавая, как и я,что он говорил прав­ду,что у него не было времени на игру, притворство или страх передпоследствиями.

Через месяц в нашей группе появилась Эвелин,и это стало для Сэла еще одной возможностью проявить себя.Шестидесятидвухлетняя, озлобленная и смертельно больная лейкемией, Эвелинпришла к нам, находясь на стадии переливания крови. Она искренне говорила освоем заболевании, она знала, что умирает. “Я могу при­нять это, — говорила она, — меня это не волнует. Но что меняволнует — так это моядочь, она отравляет мне последние дни!” Эвелин называла свою дочь, психиатра,не иначе как “мстительной и ненавидящей ее женщи­ной”. Некоторое время назад у неепроизошла с дочерью неприятная и глупая стычка: та накормила кота Эвелин не темкормом. С того времени мать и дочь больше не разговаривали.

Услышав ее на занятиях, Сэл начал говоритьпросто, но страстно: “Послушай меня, Эвелин. Я тоже умираю. Какая разница, чтоест твой кот Какая разница, кто не выдержит первый Ты же знаешь, что у тебяне так много времени в запасе, хватит притворяться. Ты же знаешь, что сейчассамая важная для тебя вещь — это любовь твоей дочери! Пожалуйста, не умирай, пока не скажешь ейоб этом! Если ты не сделаешь этого, ты отра­вишь ей жизнь, она не сможетизбавиться от горечи и вины и отравит жизнь своей дочери. Разорви круг!Эве­лин, разорвикруг!”

Это сработало. Эвелин умерла через несколькодней, но ее сиделка сообщила нам, что у нее, задетой словами Сэла, былотрогательное примирение с дочерью. Я очень гордился Сэлом. Это была перваяпобеда нашей группы!

Появились еще два пациента, и черезнесколько ме­сяцев мы сПаулой. были убеждены, что нашего опыта достаточно, чтобы работать смногочисленной группой, и начали набирать людей для серьезной работы. Пауласвязалась с американским Раковым центром, в котором нашлись пациенты, каких мыискали. После их опроса мы приняли в группу семь человек, всех с ракоммолоч­ной железы, иофициально открыли группу.

На нашем первом собрании Паула поразиламеня, когда начала сеанс со сказки: “Раввин разговаривал с богом о рае и аде.“Я покажу тебе, что такое ад”, — сказал бог и повел раввина в ком­нату, где посередине стоял большойкруглый стол. Люди, сидящие вокруг стола, умирали с голоду и были в отчаянии.На столе стоял горшок с мясом, да таким вкусным, что у раввина потекли слюнки.У каждого си­дящего застолом была ложка с очень длинной ручкой. И хотя ложки прекрасно доставали догоршка, их ручки были настолько длинные, что едоки не могли поднести ложку корту и поэтому оставались голодными. Раввин увидел, что их страдания былипо-настоящему ужасными.

“А теперь ты увидишь рай”, — сказал бог, и они пошли в другуюкомнату, в точности такую же как и первая. В ней был большой круглый столпосередине и горшок с мясом. Люди, сидящие вокруг, тоже держали в руках ложки сдлинными ручками, но все они были сытые и упитанные, они смеялись иразговаривали. Рав­винне мог ничего понять. “Это просто, но требует опре­деленного навыка, — сказал бог. — В этой комнате, как ты можешьзаметить, люди научились кормить друг друга”.

Хотя независимое решение Паулы начать сеансс чте­ния притчи ивыбило меня из колеи, я позволил ей про­должать. Я знал, что она еще неопределила наши роли и наши отношения в группе. Кроме того, ее решение былобезупречным — я ещеникогда не видел такого вдохнов­ляющего начала.

Следующий вопрос был: “Как назвать группу”Паула предложила: “Мост”. Почему Было две причины. Во-первых, в группескладывались связи одного пациен­та с другим. И, во-вторых, здесь мы были открыты друг для друга.Следовательно, “Мост” (в традициях Паулы).

Наше “скопление”, как называла его Паула,быстро росло. Каждые две недели появлялись новые лица, объ­ятые ужасом. Паула встречала их,приглашала на обед, обучала, очаровывала, одухотворяла их. Вскоре нас стало такмного, что пришлось разделиться на две груп­пы по восемь человек, и я пригласилнескольких психи­атровв качестве соведущих. Однако все члены группы противились расколу, так каксчитали, что это повредит целостности семьи. Я предложил выход: мы могливстре­чаться двумяразными группами на час пятнадцать, а затем объединялись на заключительныепятнадцать минут и обменивались друг с другом тем, что происходило насеансах.

Я надеюсь, наши встречи были полезны и наних поднимались наиболее болезненные вопросы, которые редкая группаотваживалась бы обсуждать. От занятия к занятию члены группы приходили с новымии новыми метастазами, с новыми трагедиями. И каждый раз мы старались создатьудобство для каждого пораженного че­ловека. Случалось и такое, что если кто-то был слишком болен,слишком близок к смерти и не мог прийти на встречу, то группа перемещалась кнему в спальню.

Не было ни одной темы, которая оказалась бытруд­ной для обсужденияв нашей группе. В каждом обсужде­нии Паула принимала самое непосредственное участие. Например, одинраз нашу встречу начала Эва. Она гово­рила о том, как завидует своемудругу, который на той неделе внезапно умер во сне от инфаркта. “Это лучшийспособ уйти”, —заключила она. Паула сказала на это, что моментальная смерть — это трагическаясмерть.

Меня смутило поведение Паулы. Я был удивлен,что она ставила себя в такое нелепое положение. Стоило ли спорить с Эвой, чтосмерть во сне — лучшийспособ уйти Но Паула тем не менее со свойственной ей убеди­тельностью начала высказывать своюточку зрения, что неожиданная смерть — это наихудший способ ухода изжизни. “Необходимо время, нельзя спешить, — говори­ла она. — Нужно подготовить окружающих ксвоей смерти — мужа,друзей, но прежде всего — детей. А как же незавершенные дела Конечно, если они настольковажны, что нельзя отказаться от них в один момент. Они заслуживают того, чтобыих завершили. В противном случае, каков же тогда смысл твоей жизни” “К томуже, — продолжала она,— смерть — это часть жизни. Пропустить ее,проспать ее — значитупустить великое событие своей жизни”.

Но последнее слово все же осталось за Эвой:“Думай как хочешь, Паула, но я очень завидую мгновенной смерти своего друга.Мне всегда нравились сюрпризы”.

Скоро группа стала хорошо известна вСтэнфорде. Ординаторы, медицинские сестры, группы студентов начали наблюдатьнаши занятия через одностороннее зеркало. Иногда боль в группе была настолькоглубокой, что ее невозможно было выдержать, и студенты выбега­ли в слезах. Но они всегдавозвращались. Хотя психоте­рапевтические группы всегда разрешают наблюдать свои встречи,делают они это неохотно. Но это не касалось нас: мы, напротив, всегдаприветствовали наблюдения. Как и Паула, члены группы считали, что могут многомунаучить студентов, что слова умирающих сделают их мудрее. Мы очень хорошоусвоили один урок: жизнь нельзя отложить, ее нужно проживать сейчас, не дожи­даться выходных, отпуска, времени,когда дети закончат колледж или когда выйдешь на пенсию. Сколько раз я слышалгорестные восклицания: “Как жаль, что мне пришлось дождаться, когда ракзавладеет моим телом, чтобы научиться жить”.

В то время я был поглощен целью добитьсяуспеха в научном мире, и мой безумный распорядок дня — ис­следования, лекции, тренинги инаписание различных работ — не позволял мне часто видеться с Паулой. Может быть, я избегал ееВероятно, ее космическая перспектива, ее отдаленность от ежедневных заботугро­жали фундаментумоего дальнейшего продвижения на академическом рынке. Я видел ее каждую неделюна со­браниях группы,где я был руководителем с именем, а Паула — кем была она Она была непомощником, а кем-то еще, координатором, сотрудником, связующим звеном. Онанаходила новых людей, помогала им сориентироваться и быть принятыми в группе,делилась своим личным опытом, обзванивала всех в течение неде­ли, приглашала их на обеды и ккаждому приходила на выручку в трудную минуту.

Наверное, лучше всего роль Паулы могли быописать слова “духовный наставник”. Она работала с группой и одухотворяла ее.Когда бы она ни начинала говорить, я внимательно вслушивался в каждое ее слово:у нее была удивительная проницательность. Она учила размыш­лять, глубоко заглядывать в себя,находить центр спо­койствия, переживать боль. Однажды, когда наше заня­тие подходило к концу, она взяла вруки свечу, зажгла и поставила на пол. Я был удивлен. “Сядьте ближе друг кдругу — сказала она, протягивая руки тем, кто сидел рядом с ней.— Посмотрите на свечуи размышляйте в тишине”.

До встречи с Паулой я был приверженцеммедицин­ских традиций,и я бы не одобрил психотерапевта, за­канчивающего встречу тем, чтопациенты сидят, дружно держась за руки и разглядывая свечу. Но предложениеПаулы показалось всем, и мне в том числе, своевремен­ным, и с тех пор каждое нашезанятие заканчивалось по­добным образом. Я осознал ценность этих моментов, и если мнеслучалось сидеть рядом с Паулой, то я неиз­менно тепло пожимал ей руку передтем как выпустить из своей. Она обычно вела медитацию громко,импрови­зируя и сбольшим достоинством. До конца жизни я буду помнить ее голос, ее слова:“Давайте оставим гнев, давайте оставим боль, давайте оставим жалость к себе.Найдите в себе спокойствие, мирные глубины и открой­те себя для любви, для прощения,для бога”. Слишком сильно для тревожного, вольнодумного медика-эмпи­рика!

Порой у меня возникал вопрос: есть ли ещежелания у Паулы, кроме желания помочь другим И, хотя я все время пыталсяузнать, что может группа сделать для нее, никогда не получал ответа. Меняудивлял темп ее жиз­ни:каждый день она навещала нескольких серьезно больных пациентов. Что двигало еюИ почему она гово­рит освоих проблемах в прошедшем времени Она предлагала нам только решения проблеми никогда не ставила нас перед своими нерешенными вопросами. В конце концов, унее была терминальная стадия рака, и она уже пережила все наиболееоптимистичные прогно­зы. Она оставалась энергичной, любящей и любимой, вдохновляющейвсех, кому пришлось жить с раком. Что можно было еще желать

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 33 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.