WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 39 | 40 || 42 | 43 |

Сновидец подсказывал мне, как действовать.У меня никогда не было подобного наставника. Я был так изумлен сновидцем, чтоупустил из виду его мотивацию. Действовал ли он как агент Марвина, чтобы помочьмне помочь ему Надеялся ли он, что если Марвин изменится, то он, сновидец,получит освобождение, сое­динившись с Марвином Или он, главным образом, стремилсяпреодолеть свою собственную изоляцию, предпринимая усилия, чтобы сохранитьотношения со мной

Но, в чем бы ни состояла его мотивация,совет был мудрым. Он прав: я не был искренне увлечен Марвином. Мы оставались настоль формальном уровне, что даже называть друг друга по имени было неудобно.Марвин держался очень серьезно: практически он был единственным из моихпациентов, с которым я не шутил и не смеялся. Я часто пытался сосредоточитьвнимание на наших отно­шениях, но, кроме нескольких колкостей на первых сеансах (в духе"Вы, ребята, думаете, что секс — основа всех вещей"), он вообще не обращался ко мне. Он относилсяко мне с большим уважением и почтением и обычно отвечал на мои вопросы о егочувствах ко мне утверждениями, что, должно быть, я знаю свое дело, раз егомигрени больше не возобновляются.

Спустя шесть месяцев я уже немного теплееотносился к Марвину, но по-прежнему не был к нему глубоко привязан. Это былоочень страшно, поскольку я обожал сновидца — его мужество и бескомпромисснуючестность. Время от времени я насильно зас­тавлял себя вспоминать, чтосновидец и был Марвином, что сно­видец открывал доступ к самому ядру личности Марвина — к тому центральному "Я", котороеобладает абсолютной мудростью и са­мопознанием.

Сновидец был прав, что я не окунулся вдетали происхождения того сердца, которое пересаживалось: я был слишкомневнимате­лен кпереживаниям и бессознательным схемам детской жизни Марвина. Поэтому следующиедва сеанса я посвятил детальному изучению его детства. Одна из самых интересныхвещей, которые мне удалось узнать, заключалась в том, что когда Марвину былосемь или восемь лет, семью потрясло некое таинственное событие, в результатекоторого его мать навсегда выставила его отца из сво­ей спальни. Хотя в содержаниесобытия Марвина никогда не пос­вящали, он полагает сейчас, на основании нескольких случайныхзамечаний матери, что его отец либо был уличен в неверности, либо был страстнымигроком.

После изгнания отца Марвину, младшемусыну, пришлось стать постоянным компаньоном матери: его работой былосопровождать ее повсюду. Годами он терпел насмешки друзей по поводу романа ссобственной матерью.

Нет нужды говорить, что новые обязанностиМарвина не уве­личилилюбовь к нему отца, который стал редким гостем в семье, затем просто тенью ивскоре исчез навсегда. Через два года его стар­ший брат получил от отца открытку,что он жив-здоров и уверен, что семье без него живется лучше, чем сним.

Очевидно, что было серьезное основание длявозникновения эдиповских проблем в отношениях Марвина с женщинами. Егоотношения с матерью были исключительно и даже излишне интим­ными, продолжительными и близкимии имели печальные послед­ствия для его отношений с мужчинами; в самом деле, онвообра­жал, чтокаким-то образом повлиял на исчезновение своего отца. Неудивительно поэтому,что Марвин остерегался соревнования с мужчинами и необычайно стеснялся женщин.Его первое настоя­щеесвидание с Филис было его последним первым свиданием:

Филис и он крепко держались друг за друга,пока не поженились. Она была на шесть лет моложе Марвина, так же застенчива истоль же неопытна в общении с противоположным полом.

Эти сеансы воспоминаний были, на мойвзгляд, довольно про­дуктивными. Я познакомился с персонажами, населяющимисоз­нание Марвина,выявил (и продемонстрировал ему) определенные важные структуры, повторяющиесяна протяжении жизни: напри­мер, способ, каким он воссоздавал родительскую структуру всво­ем собственномбраке — его жена, каки жена его отца, держала в руках контроль, отказывая ему в сексуальнойблагосклонности.

Когда обнаружился этот материал, сталовозможным понять нынешние проблемы Марвина с трех совершенно различных точекзрения: экзистенциальной (супором на онтологическую тревогу, вызванную прохождением важного жизненногоэтапа); фрейдист­ской (сподчеркиванием эдиповской тревоги, вызванной слияни­ем сексуального акта с примитивнойкатастрофической тревогой); и коммуникационной (с подчеркиванием того,как последние жиз­ненные события нарушили динамическое равновесие в браке.Вско­ре возникли идругие подтверждения этой точки зрения.)

Марвин, как всегда, очень старалсясообщить всю необходимую информацию, но, хотя его сны требовали этого, онвскоре потерял интерес к изучению происхождения своих жизненных моделей.Однажды он заметил, что эти пыльные от времени факты принад­лежат другой эпохе, почти другомустолетию. Он также произнес со вздохом, что мы обсуждали драму, все персонажикоторой, за исключением его самого, мертвы.

Сновидец вскоре подал мне несколькосообщений о реакции Марвина на наш исторический экскурс:

Я вижу машину любопытной формы, похожую наболь­шой длинный ящикна колесах. Она черная и блестит, как лакированная кожа. Я поражен тем, чтоединственные окна расположены сзади, и они настолько кривые, что через нихабсолютно ничего нельзя увидеть.

У другого автомобиля проблемы с зеркаломзаднего вида. У него окна с фильтром, который двигается туда-сюда, но егозаело.

Я с большим успехом читаю лекцию. Затемначинают­ся проблемы спроектором слайдов. Вначале я не могу вынуть из проектора один слайд, чтобызаменить его другим. На этом слайде изображена мужская голова. Затем я не могунавести фокус. Затем на экран начина­ют проецироваться головы зрителей.Я передвигаюсь по аудитории, чтобы найти место для оптимальнойкартин­ки, но никак немогу увидеть слайд целиком.

Послание, которое, как я полагал, передаетмне сновидец:

"Я пытаюсь смотреть назад, но зрение меняподводит. Нет задних окон. Нет зеркала заднего вида. Головы ме­шают увидеть слайд. Прошлое,подлинная история, хро­ника реальных событий невосстановима. Голова на слай­де — моя голова, мой взгляд, мояпамять — встает напути. Я вижу прошлое только сквозь призму настояще­го — не то, что я знал и испытывалтогда, но то, как я переживаю это теперь. Историческая реконструкция— это неудачнаяпопытка убрать с пути мешающие голо­вы зрителей.

Не только прошлое навсегда утрачено, но ибудущее тоже за семью печатями. Черная лаковая машина, ящик, мой гроб не имееттакже и передних окон ".

Постепенно, слегка подталкиваемый мной,Марвин начал по­гружаться в более глубокие воды. Возможно, он подслушалотрыв­ки моегоразговора со сновидцем. Его первая ассоциация с маши­ной, забавным черным ящиком наколесах, была: "Это не гроб". Заметив мои поднятые брови, он улыбнулся исказал:

— Разве неодин из Вас, ребята, сказал, что, протестуя слишком много, Вы сами себявыдаете

— У машиныне было передних окон, Марвин. Подумайте об этом. Что приходит Вам вголову

— Я незнаю. Без передних окон ты не знаешь, куда направля­ешься.

— Какможно применить это к Вам, к тому, с чем Вы сталкива­етесь сейчас в жизни

—Отставка. Я немного медлителен, но начинаю это понимать. Однако я не грущу оботставке. Почему я ничего не чувствую

— Чувствоздесь. Оно прорывается во сне. Может быть, его слишком больно испытывать. Можетбыть, боль выбирает более короткий маршрут и обращается на другие вещи.Вспомните, как часто Вы говорили: "Почему я должен так расстраиваться из-засвоих сексуальных неудач Это бессмысленно". Одна из наших главных задач— это сортировкачувств и отнесение их к той ситу­ации, которой они принадлежат.

Вскоре он сообщил серию снов, открытоотражающих мотивы старения и смерти. Например, ему снилось, что он ходит поболь­шому подземномунедостроенному зданию.

Один сон особенно подействовал нанего:

Я вижу Сьюзен Дженнингс. Она работает вкнижном магазине. Она выглядит подавленной, и я подхожу к ней, чтобыпосочувствовать. Я говорю ей, что знаю других, еще шестерых, кто чувствует себяточно так же. Я смотрю на нее, а ее лицо покрыто уродливыми слизистыми шрамами.Я просыпаюсь крайне испуганным.

С этим сном Марвин работалхорошо.

— СьюзенДженнингс Сьюзен Дженнингс Я знал ее сорок пять лет назад в колледже. Я недумаю, что с тех пор хоть раз думал о ней.

—Подумайте о ней теперь. Что Вам приходит в голову

— Я вижуее лицо — круглое,пухленькое, большие очки.

—Напоминает Вам кого-нибудь

— Нет, ноя знаю, что Вы хотите сказать — что она похожа на меня: круглое лицо и огромные очки.

— Какнасчет "шести других"

— Да, естькое-что. Вчера я говорил с Филис обо всех наших друзьях, которые умерли, и ещео газетной заметке о людях, кото­рые умерли сразу же, как только ушли на пенсию. Я читалунивер­ситетскийбюллетень и узнал, что шесть человек с моего курса умерли. Должно быть, это те"шесть других, которые чувствуют себя так же" в моем сне.Потрясающе!

— Здесьбольшая доля страха смерти, Марвин, — в этом сне и во всех остальныхкошмарах. Каждый человек боится смерти. Я не встречал никого, кто не боялся бы.Но большинство людей при­спосабливаются к нему годами. В Вашем случае он появилсявне­запно. У менясильное чувство, что именно мысли об отставке сти­мулировали его.

Марвин упомянул, что самое сильноевпечатление произвел на него первый сон, приснившийся шесть месяцев назад, одвух мрач­ныхмужчинах, белой трости и младенце. Эти образы продолжали атаковать его сознание— особенно образмрачных викторианских могильщиков. Возможно, сказал он, это символ его самого:он по­нял пару летназад, что всю свою жизнь себя хоронил.

Марвин начинал меня изумлять. Он рискнулспуститься в та­киеглубины, что я с трудом мог поверить, что беседую с тем же самым человеком.Когда я спросил его, что произошло пару лет назад, он описал случай, который ниразу никому не рассказывал, даже Филис. Листая номер "Психологии сегодня" вприемной дан­тиста, онзаинтересовался статьей, где предлагалось попытаться представить себепоследний, самый главный разговор со всеми важными людьми в вашей жизни,которые умерли.

Однажды, когда был один, Марвин попробовалэто сделать. Он представил, что говорит с отцом о том, как скучает по нему икак бы ему хотелось узнать его поближе. Отец не ответил. Марвинпред­ставил, чтоговорит последнее "Прости!" своей матери, сидящей напротив в своем любимомкресле-качалке. Он говорил слова, но никаких чувств не испытывал. Он стиснулзубы и попытался вы­звать чувства силой.

Но они не появлялись. Он сконцентрировалсяна значении слова "никогда"— что он никогда, никогда больше ее не увидит. Нони­чего не получалось.Он закричал вслух: "Я никогда не увижу тебя снова!" Опять ничего. И тогда он понял, что похоронилсебя.

В тот день он плакал в моем кабинете. Онплакал обо всем, что упустил, об убитых годах своей жизни. Как это печально,сказал Марвин, что он ждал до сих пор, чтобы попытаться стать живым. Впервые япочувствовал близость к Марвину. Когда он плакал, я обнял его заплечи.

К концу этого сеанса я чувствовал себяизмотанным, но был очень тронут. Я подумал о том что, наконец, мы сломалиразделя­ющий насбарьер: в конце концов Марвин и сновидец слились и говорили однимголосом.

Марвин почувствовал себя лучше посленашего сеанса и был полон оптимизма, пока через несколько дней не произошлолюбо­пытное событие.Они с Филис только что начали сексуальный акт, когда он неожиданно сказал:"Возможно, доктор прав, возможно, моя тревога насчет секса — это на самом деле страх смерти!"Как только он проговорил это, как сразу же — фууук! — произошла внезапная и неприятнаяпреждевременная эякуляция. Филис была, понятным образом, раздражена его выборомтемы для маленького сексуального разговора. Марвин сразу же начал ругать себяза бес­тактность поотношению к ней и за свою сексуальную неудачу и впал в глубокую депрессию.Вскоре я получил тревожное, умоля­ющее послание от сновидца:

Я внес в дом новую мебель, но никак немогу закрыть входную дверь. Кто-то установил там устройство, что­бы дверь оставалось открытой.Затем я вижу десять или двенадцать человек с вещами за дверью. Это ужасные,злые люди, особенно одна беззубая сгорбленная старуха, лицо которой напоминаетмне лицо Сьюзен Дженнингс. Она также напоминает мне Мадам Дефарж из фильма"Сказка о двух городах" — ту, которая вязала рядом с гильотиной, когда с нее скатывалисьголовы.

Послание:

"Марвин очень напуган. Он слишком многое ислишком быстро осознал. Он знает теперь, что его ждет смерть. Он открыл дверьосознанию; но теперь он боится, что слишком многое выйдет наружу, что дверьзаело и он не сможет больше ее закрыть".

Затем последовали пугающие сны с похожимипосланиями:

Ночь, я сижу высоко на балконе какого-тоздания. Я слышу, как внизу, в темноте, маленький ребенок плачет и зовет напомощь. Я говорю, что иду к нему, потому что я единственный, кто может емупомочь. Но когда я на­чинаю спускаться во тьму, лестница становится все уже и уже, ихлипкие перила ломаются у меня в руках. Я бо­юсь идти дальше.

Послание:

"Существуют жизненно важные части меня,которые были похоронены всю мою жизнь — маленький мальчик, женщина,художник, искатель смысла. Я знаю, что по­хоронил себя заживо и оставилбольшую часть своей жизни непрожитой. Но сейчас я не могу опускаться в этиобласти. Я не могу справиться со страхом и сожалени­ем".

И еще один сон:

У меня экзамен. Я держу в руках зачетку ипомню, что не ответил на последний вопрос. Я в панике. Я пытаюсь вернутьзачетку, но уже истекло время. Я договариваюсь встретиться со своим сыном послеэкзамена.

Послание:

"Теперь я понимаю, что не сделал того, чтомог бы сделать в жизни. И курс, и экзамен окончены. Мне хоте­лось бы сделать все по-другому.Тот последний вопрос на экзамене, какой он был Возможно, если бы я выбралдру­гой путь, сделалчто-то другое, стал бы кем-то другим — не школьным учителем, не богатымфинансистом... Но уже слишком поздно, слишком поздно менять какие-либо из моихответов. Время вышло. Если бы только у меня был сын, я бы через него проник вбудущее, перешагнув смертельную черту".

Позже, той же ночью:

Pages:     | 1 |   ...   | 39 | 40 || 42 | 43 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.