WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 38 | 39 || 41 | 42 |   ...   | 43 |

Он продолжал объяснять, что они неприглашали гостей домой многие годы, — нет, десятилетия. Если ситуацияэтого требует —например, если родственники приезжают из другого города, — Филис приглашает их вресторан.

— Внедорогой ресторан, потому что Филис ненавидит тратить деньги. Деньги— еще одна причина,— добавил Марвин,— по которой онапротив психотерапии.

Более того, Филис не разрешает и Марвинупринимать дома гостей. Пару недель назад, например, знакомые, приехавшие издругого города, позвонили и попросили разрешения осмотреть его коллекциюполитических плакатов. Он не стал даже спрашивать Филис: знал, что она подниметшум. Поэтому, как и много раз прежде, он провел большую часть дня, пакуя своюколлекцию, чтобы выставить ее в своем офисе.

Эта новая информация еще яснее показала,что Марвину и Филис необходима супружеская терапия. Но теперь появилось новоезатруднение. Первые сны Марвина изобиловали глубинны­ми образами, поэтому неделю назадя боялся, что индивидуальная терапия сорвет печать с этого бурлящегобессознательного, и ду­мал, что супружеская терапия будет безопаснее. Однако теперь,получив доказательство тяжелой патологии в их отношениях, я спрашивал, неразбудит ли демонов также и семейная терапия.

Я повторил Марвину, что, рассмотрев всеэто, по-прежнему предлагаю избрать бихевиорально ориентированную семейнуюте­рапию. Носупружеская терапия требует супружеской пары, и если Филис еще не готова прийти(что он немедленно подтвердил), я готов провести с ним пробный курсиндивидуальной терапии.

— Ноприготовьтесь, индивидуальное лечение, скорее всего, потребует многих месяцев,возможно, года или больше, и это не будет розовый сад. Могут возникнутьболезненные мысли или вос­поминания, которые на время заставят Вас чувствовать себя ещехуже, чем сейчас.

Марвин заявил, что уже думал об этом в течение последнихне­скольких дней ижелает начать немедленно. Мы договорились встречаться два раза внеделю.

Было очевидно, что оба мы соглашаемся наэто с оговорками. Марвин продолжал скептически относиться к психотерапии иде­монстрировал малозаинтересованности во внутреннем путеше­ствии. Он согласился на терапиютолько потому, что мигрень по­ставила его на колени и ему некуда было больше обратиться. Я, сосвоей стороны, тоже был пессимистически настроен в отношении лечения: ясогласился работать с ним, потому что не видел возмож­ности осуществить другуютерапию.

Но я мог направить его к кому-то еще. Былаеще одна причи­на— этот голос, голостого существа, которое создавало столь по­разительные сны. Где-то внутриМарвина был заточен сновидец, передающий важные экзистенциальные послания. Яснова погру­зился ватмосферу сновидения, в темный, молчаливый мир угрю­мых мужчин, черного поля,завернутого в черные пеленки младенца. Я вспомнил раскаленный наконечник тростии сексуальный акт, который был вовсе не сексом, а просто тщетной попыткойрассе­ятьстрах.

Интересно, если бы маскировка была ненужна, если бы снови­дец мог говорить со мной прямо, что он мог бы сказать

"Я стар. Я в конце своего жизненного пути.У меня нет детей, и я встречаю смерть, дрожа от страха. Я задыхаюсь в темноте.Я задыхаюсь от этого молчания смерти. Мне кажется, я знаю способ. Я пытаюсьпро­ткнуть эту чернотусвоим сексуальным талисманом. Но этого недостаточно".

Но это были мои размышления, а не Марвина.Я попросил его ассоциировать по поводу сна, подумать о нем, сказать первое, чтоприходит на ум. Ничего не приходило, он просто покачал головой.

— Выотрицательно качаете головой, почти не подумав. Попро­буйте еще раз. Дайте себе шанс.Выберите любую часть сна и поз­вольте себе поэкспериментировать с ней.

Все равно ничего.

— Что Выдумаете о раскаленной добела трости Марвин усмехнулся:

— Яспрашивал себя, когда Вы до этого доберетесь! Разве я не говорил раньше, чтовы, ребята, рассматриваете секс как корень всех вещей

Его обвинения звучали для меня иронически,поскольку если я и был в чем-то убежден в отношении его случая, так это в том,что источником его трудностей был вовсе несекс.

— Но этоВаш сон, Марвин. И Вашатрость. Вы ее создали, что Вы имели в виду И что для Вас означают аллюзиисмерти —гро­бовщики, молчание,чернота, вся атмосфера мрака и ужаса

Имея выбор между интерпретацией сновиденияс точки зрения смерти или секса, Марвин сразу же выбрал последнее.

— Ну,возможно. Вам будет интересно одно сексуальное собы­тие, случившееся вчера днем— примерно за десятьчасов до этого сна. Я лежал в постели, все еще не поправившись после приступамигрени. Филис пришла и сделала мне массаж головы и шеи. За­тем она продолжала массировать мнеспину, затем ноги, а затем пенис. Она раздела меня, а затем сняла с себя всюодежду.

Должно быть, это было необычным событием:Марвин говорил мне, что почти всегда он был инициатором секса. Я подозревал,что Филис хотела искупить свою вину за отказ посетить супружескоготерапевта.

— Вначалея не реагировал.

—Почему

— Поправде говоря, я боялся. Я только что оправился от моей самой тяжелой мигрени ибоялся, что не смогу и заработаю еще одну мигрень. Но Филис начала сосать мойчлен и возбудила меня. Я никогда не видел, чтобы она была такой настойчивой.Наконец, я сказал: "Ладно, возможно, как следует потрахаться — это как раз то, что надо, чтобыизбавиться от этого напряжения", — Марвин замолчал.

— ПочемуВы остановились

— Япытаюсь вспомнить ее точные слова. Так или иначе, мы начали заниматься любовью.Все было отлично, но как раз тогда, когда я был готов кончить, Филис сказала:"Есть и другие причи­ны заниматься любовью, кроме избавления от напряжения". Ну и все!Я сразу потерял потенцию.

— Марвин,Вы сказали Филис прямо, что Вы чувствуете из-за ее выбора времени

.— Она неудачно выбрала время— и всегда такделала. Но я был слишком раздражен, чтобы говорить. Боялся того, что могусказать. Если я ляпну что-нибудь не то, она может превратить мою жизнь в ад— совсем прекратитвсякие сексуальные контакты.

— Чтоименно Вы могли сказать

— Я боюсьмоих импульсов — моихсексуальных и убийствен­ных импульсов.

— Что Выимеете в виду

— Выпомните, несколько лет назад в новостях сообщалось о мужчине, который убил своюжену, вылив на нее кислоту Ужас­ный случай! Но я часто вспоминал это преступление. Я могупо­нять, как ярость кженщине могла привести к такому преступ­лению.

О Господи! Бессознательное Марвина былоближе к поверхно­сти,чем я думал. Помня о том, что я не хотел выпускать на повер­хность его примитивные чувства— по крайней мере, наранней стадии лечения — я переключился с убийства на секс.

— Марвин,Вы сказали, что боитесь также своих сексуальных импульсов. Что Вы имели ввиду

— Моесексуальное влечение всегда было слишком сильным. Мне говорили, что этохарактерно для многих лысых мужчин. При­знак большого количества мужскихгормонов. Это правда

Я не хотел поощрять отвлекающихразговоров. Я проигнориро­вал вопрос.

—Продолжайте.

— Да, и явынужден был всю жизнь сдерживать его, потому что у Филис были твердыепредставления о том, сколько секса у нас должно быть. И всегда было одно и тоже — два раза внеделю, с некоторыми исключениями в праздники и в дни рождения.

— У Васбыли какие-то чувства по этому поводу

— Иногда.Но иногда я думаю, что ограничения полезны. Без них я превратился бы вдикаря.

Это замечание было любопытным.

— Чтозначит "превратиться в дикаря" Вы имеете в виду вне­брачные связи

Мой вопрос шокировал Марвина:

— Яникогда не изменял Филис! И никогда не буду!

— Да, ночто тогда означает "превратиться в дикаря" Марвин выглядел озадаченным. У менябыло ощущение, что он

говорил об этих вещах впервые. Я хотел,чтобы он продолжал, и просто ждал.

— Я незнаю, что имею в виду, но иногда я спрашиваю себя, что было бы, если бы я былженат на женщине с таким же сексуаль­ным влечением, как у меня, наженщине, которая хочет секса и наслаждается им так же, как я.

— Что Выоб этом думаете Что Ваша жизнь была бы совсем иной

—Постойте. Я не должен был говорить "наслаждаться". Филис получает удовольствиеот секса. Но она, похоже, никогда не хочет его. Вместо этого она... как бы этосказать.. допускает его — если я удовлетворяю ее. Именно в такие моменты я чувствую себяоб­манутым излюсь.

Марвин остановился. Он расстегнулворотник, потер шею и по­крутил головой. Он снимал напряжение, но мне показалось, что онкак бы озирается по сторонам, желая убедиться, что никто не под­слушивает.

— Кажется,Вам неудобно. Что Вы чувствуете

— Ячувствую себя предателем. Как будто я не должен был го­ворить этих вещей о Филис. Мнепочему-то кажется, что она узнает об этом.

— Выприписываете ей слишком большую власть. Рано или поздно нам придется все обэтом выяснить.

В течение первых нескольких недель терапииМарвин продол­жал бытьподкупающе откровенным. В общем и целом он вел себя гораздо лучше, чем яожидал. Он сотрудничал со мной; он оставил свой воинственный скептицизм вотношении психиатрии; он де­лал домашние задания, приходил на сеанс подготовленным ихо­тел получить, какон выразился, хороший доход от своих капитало­вложений. Его доверие к терапиистимулировалось неожиданно быстрыми дивидендами: мигрени таинственно иполностью исчез­ли,как только он начал лечение (хотя резкие колебания настрое­ния, порожденные сексом,продолжались).

В течение первой фазы терапии мыконцентрировались на двух моментах: на его браке и (в меньшей степени, из-заего сопротив­ления) назначении его отставки. Но я очень осторожно выбирал верную линию. Я чувствовалсебя хирургом, который готовит опе­рационное поле, но избегает глубоких разрезов. Я хотел, чтобыМар­вин исследовал этивопросы, но не слишком ретиво — чтобы не нарушить шаткое равновесие, установившееся между ним иФилис (что заставит его сразу же прекратить терапию), и не вызватьдо­полнительный страхсмерти (что приведет к возобновлению миг­реней).

В то же самое время, когда я проводил этумягкую, очень конк­ретную терапию с Марвином, я был также вовлечен в волнующий диалогсо сновидцем, этим исключительно просвещенным гомун­кулусом, который жил — или, можно сказать, был заперт— внут­ри Марвина, причем последний либоне подозревал о существова­нии сновидца, либо с добродушным безразличием позволял мнеобщаться с ним. Пока мы с Марвином прогуливались и беседова­ли на поверхностном уровне,сновидец выплескивал постоянный поток сообщений из глубин.

Возможно, мой диалог со сновидцем былцелесообразным. Воз­можно, я тормозил работу с Марвином из-за своего увлечениясно­видцем. Помню, чтокаждый сеанс я начинал не с чувством удо­вольствия видеть Марвина, а спредвкушением нового разговора со сновидцем.

Иногда сны, как те первые, были пугающимвыражением онто­логической тревоги; иногда они предвещали нечто, что должнослучиться в терапии; иногда они были своеобразными пояснения­ми к терапии и давали точныйперевод осторожных высказываний Марвина.

После нескольких первых сеансов я началполучать обнадежи­вающие послания:

Учитель в школе-интернате ищет детей,которым хо­четсяпорисовать на большом белом холсте. Позже я го­ворю об этом маленькомупухленькому мальчику — оче­видно, это я сам, — и он так радуется, что начинает кричать.

Послание безошибочно:

"Марвин чувствует, что кто-то — несомненно, это терапевт,— дает емувозможность все начать снача­ла. Как это прекрасно — получить еще один шанс,напи­сать свою жизньзаново на чистом холсте ".

Последовали и другие обнадеживающиесны:

Я на свадьбе. Ко мне подходит женщина иговорит, что она моя давно забытая дочь. Она среднего возраста и одета в теплыекоричневые тона. У нас есть только пара часов, чтобы поговорить. Я спрашиваю,как она живет, но она не может говорить об этом. Я расстро­ен, когда она уходит, но мыдоговариваемся переписы­ваться.

Послание:

"Марвин впервые открывает свою дочь—женствен­ную, мягкую,чувствительную часть самого себя. Он изум­лен. Возможности ограничены. Онхочет установить постоянную коммуникацию. Возможно, он надеется при­соединить этот только что открытыйостровок самого себя ".

Другой сон:

Я выглядываю в окно и слышу какую-то вознюв кус­тах. Это кошкаохотится за мышкой. Мне становится жалко мышку и я выхожу из дома. Яобнаруживаю двух маленьких котят, которые еще не открыли глаза. Яспе­шу сказать Филис оних, потому что она обожает ко­тят.

Послание:

"Марвин понимает, в самом деле понимает,что его глаза были закрыты и что он, наконец, готовится от­крыть их. Он рад за Филис, котораятоже собирается открыть свои глаза. Но будь осторожен, он подозрева­ет, что ты играешь с ним вкошки-мышки ".

Вскоре я получил и другиепредупреждения:

Мы с Филис обедаем в убогом ресторанчике.Обслужи­вание оченьплохое. Официанта никогда нет на месте, когда он вам нужен. Филис говорит ему,что он грязно и плохо одет. Я удивлен, что еда такая хорошая.

Послание:

"Он строит козни против тебя. Филис хочетвыки­нуть тебя из ихжизни. Ты являешься большой угрозой для них обоих. Будь осторожен. Не попадипод перекрестный огонь. Как бы хороша ни была твоя еда, ты не подходишь дляэтой женщины ".

И затем — сон, содержащий необычныепретензии:

Я наблюдаю пересадку сердца. Хирург прилеготдох­нуть. Кто-тообвиняет его в том, что он занят только процессом пересадки и не интересуетсявсеми грязными обстоятельствами получения донорского сердца. Хирург признает,что это правда. Операционная сестра говорит, что у нее нет такой привилегии— ей приходитсявидеть всю эту кухню.

Послание:

"Пересадка сердца — это, разумеется, психотерапия.(Браво, мой дорогой друг-сновидец! "Пересадка сердца " — какой вдохновляющий образпсихотерапии!) Марвин чув­ствует, что ты холоден и не увлечен и что у тебя мало личногоинтереса к его жизни — как он стал таким че­ловеком, каким является сегодня ".

Pages:     | 1 |   ...   | 38 | 39 || 41 | 42 |   ...   | 43 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.