WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 37 |

Представьте себе, что мужчина описываетженщине печальное событиеиз своей жизни и вдруг замечает, что она всеглубже и глубже вжимается в кресло, крепко обнимаясебя руками. Он обрываетрассказ, потому что чувствует, как с каждым следующимсловом она отдаляется, оставляя его один на один сосвоей печалью. Однакопереживания женщины были совершенно другими. Ее жествыражал одновременно потребность в поддержке ижелание поддержать. Новместо того, чтобы обнять его, она сжималасебя. Ее импульс выразить сочувствие вызвалпротивоположную мускульнуюреакцию – удержатьимпульс под контролем. В результате руки женщины как будто связали две равныепо величине, но противоположные по вектору силы. Вся ее энергияушла только наподавление импульса, которого она боялась.

У другогочеловека внутренняя борьба может препятствоватьагрессивным побуждениям– желанию оскорбить,ударить, укусить или выказать враждебность. Тогда желание держать себя в рамках и подавитьзлость можно обнаружить внапряженной, застывшей позе, неподвижной челюсти.Женщина, которая скрещивает ноги, может сдерживатьсвое возбуждение. Дама,поддерживающая свой затылок, возможно, сдерживает желание поддержать другого. Люди тратятгромадное количествоэнергии на сдерживание подобных порывов.

Существует два уровня сопротивленияосвобождению от ретрофлективного поведения. На более мягком уровне человекпереносит на себя то, в чем он нуждается.Он будет уютно сидеть, поглаживая, нюхая, нежнообнимая себя. Когда онпозволяет себе такое удовольствие, то создает часть того тепла, которое мог бы получить от другогочеловека. На втором уровне ретрофлексии человек обращает слишком мало внимания насвои потребности. Он нетолько тщетно пытается найти контакт с другими людьми, но и сам для себя недоступен, даже ксебе он не может быть добрым. Запрет на прикосновениенастолько глубоко интроецирован, что делает егособственным тюремщиком. Онсидит на стуле в застывшей позе, а прикасается к себе только когда безэтого совсем нельзя обойтись – к примеру, вытирается полотенцем после умывания. Такой человекнастороженно относится к любому контакту – даже с собственными расщепленными частями. Он не может потянутьсяне только к другомучеловеку, но даже сделать это по отношению к своему миру и себесамому.

На первом этапе работы с ретрофлексиеймышечная активность может направляться человеком скорее на самого, а не надругих. Движение прерывает бездеятельность ивосстанавливает живую энергию, контакты с внешниммиром. Даже если на промежуточной стадии энергия направлена на себя, это только полезно. Из-за своейретрофлексии человек обрубает сексуальные отношения с другими людьми и дажемастурбировать толком неможет. Чтобы вернуть полноту сексуальных переживаний, для начала ему нужно научиться хорошо мастурбировать. Когда он обнаружит, чтоэто приятно, он окажется напути к тому, чтобы налаживать сексуальный контакт с другим человеком. Это создает некий переход– ведь тому, ктознает французский язык,легче выучить испанский, чем тому, кто вообщене знает иностранных языков. Если естественноетечение энергии однажды восстановлено, в дальнейшем ее потоку легче придать направление.

Любое новое проявление телесной активности напервых порах бываетмедленным и неловким. Физическая работа с ретрофлективными импульсами проходит через такую жестадию. Когда ребенок учится ходить, переставляя ноги, каждое движение требует отнего серьезнойсфокусированности. Когда он уже умеет ходить, то делает это спонтанно, не задумываясь о каждомшаге. То же самое справедливо и для ретрофлективных импульсов. Скованные руки, сомкнутые челюсти,сжатая грудная клетка,ноги, приросшие к полу, постоянно нахмуренныеброви – все эти мышечные проявления возникают у ребенка как элементы осознанного контроля. Я нехочу говорить плохие слова, я не стану обнимать маму – все это находится под сознательным контролем. Ребенок,который испытывает искушение потрогать то, что запрещается, привыкает говорить себе "нет, нет,нет", как будто является своим строгим родителем.

Позже, когда этот процесс окончательносформирован, он забывается,и в результате человеку гарантировано постоянноенапряжение. То, что забыто, не исчезло, потому что утела есть много способоввоспроизводить забытое. Втянутый живот, впалая грудь и т.п. – все это результат такойдисфункции. Враждебно настроенный господин со сжатыми челюстями, останавливая свои агрессивные порывы,удивляется, как это люди могут глотать насмешки и смеяться в ответ. Сам он в такойситуации становится тяжелымна руку и злопамятным. Другие люди могут похлопать приятеля по спине и сказать: "Как поживаешь,старый черт" – на что приятель, рассмеявшись,обнимет друга. На него такое обращение может подействовать удручающе. В лучшемслучае он ответит вежливымрукопожатием, а в худшем – озадаченно посмотрит в ответ.

Для того, чтобы освободиться от ретрофлексии,человеку нужно вновьосознать, как он сидит, какдержит себя при людях, как скрипит зубами и т. д. Если он знает, что происходит у него внутри, его энергия готовак преобразоваться вреальное действие или фантазию. Он может представитьсебе, с кем бы ему хотелось посидеть вместе, кого быхотелось обнять, кому бы он хотел дать в зубы, кого бы – сожрать илипокусать.

Дифлексия

Дифлексия, или уклонение – это маневр для того, чтобы уйтиот прямого контакта сдругим человеком. Это способ снятия накалаактуального контакта. Интенсивность контактауменьшается от долгих разглагольствований, нарочитого вышучивания, избеганияпрямого взгляда на собеседника. Человек абстрагируется от ситуации, отпускаетреплики не по существу, произносит банальности или общие фразы, проявляет минимумэмоциональных реакцийвместо живого участия. Он принимается рассуждать о прошлом, тогдакак речь идет о настоящем иигнорирует важность того, о чем ему говорят. Все это делает жизнь как бы смазанной. Поведениене достигает цели, оно вялои неэффективно. Уклоняться от контакта может либо инициатор общения, либо егопартнер. Инициатор вскоре начинает чувствовать что он немного получает от своихстараний – никакихнаград, скорее потери. Партнер же, который уклоняется от воздействия другогочеловека, выставляя некийневидимый щит, всегда чувствует себя неподвижным,надоедливым, смущенным, неловким, циничным,нелюбимым, неважным, незначительным. Если направить его энергию к цели,чувство контактасущественно возрастает.

Однако дифлексия иной раз может быть хорошимвыходом из положения. Естьситуации, неизменно вызывающие слишком большойнакал страстей, которого следует избегать, напримеробсуждение национальных интересов. Язык дипломатии знаменит именно тем, исключаетиз речи яд и непростительные оскорбления, обходитострые углы, стараясь избежать непоправимых заявлений, чреватых самыминепредсказуемыми последствиями. Некоторые речевые стереотипы вызывают услушателя вполне определенную негативную реакцию. И хотя эти чувства могут бытьсовсем мимолетными, у собеседника все равно остается некое предположение сознаком "минус". Это справедливо как для человеческих, так и длямеждународных отношений.Когда я в сердцах произношу грубое слово, этововсе не значит, что таково мое действительноеотношение к собеседнику. Если он хорошо знает меня и относится ко мне сдоверием, то легко переживет мою грубость. В иных обстоятельствах именнодифлексия может оказаться мудрым решением.

Неприятности начинаются тогда, когдадифлексия повторяется и принимает неадекватные формы. Например, родительскиерассуждения на тему сексуальных отношений – одно из неизбежных проявленийдифлексии.

Дифлексивный человек не собирает "урожай"своих поступков. Его отношения с людьми не приносят того, чего он больше всего ждет. Даже еслитакой человек вполне"правильно" общается, он не проникает в мир другого человека и не чувствует его по-настоящему.

Приведем пример. О чем бы ни спрашивалиУолтера, он никогда прямо не отвечал на поставленный вопрос. Когда я сказал ему об этом, онпришел буквальнорассвирепел и заявил, что имеет право говорить, как хочет, и если я буду слушать и уважать чужиеманеры, то пойму, что уже получил ответ. Это было не вполне справедливо. Уолтерумел быть корректным, но когда говорил так неясно, то не получал нужного отклика. Однако в своем гневеон гораздо меньше обычного уклонялся от ситуации. Я попросил его выразить ответодним словом, и односложный ответ оказался для меня гораздо яснее, чем всяпредыдущая длинная тирада.

Рамона целых полчаса ставила себе разныедиагнозы, когда говорила о себе. Со стороны могло показаться, что у нее хороший контакт сокружающими, так выразительно и порой интересно она рассказывала. Говорила онаотрывисто, сыпала медицинскими терминами, но при этом избегала смотреть на меняпрямо. И хотя ее рассказ меня тронул, в конце концов я почувствовалраздражение. Тогда я попросил Рамону произнести несколько фраз, начинающихся со слова"ты". Она улыбнулась,широко раскрыла глаза и сказала такие фразы. Имгновенно между нами возник новый контакт. Главнаяпроблема Рамоны, каквыяснилось, состояла в том, что она боится накала своих чувств. В детстве отец слишком сильноподавлял ее. Со временем она избавилась от его давления, но они продолжали жить вместе ипостоянно изводили друг друга. В группе она пожаловалась на чувство скованности– поэтому она немогла долго смотреть прямо на меня. Послетого, как мы наладили контакт, я стал смотреть нанее, а она моглаотвечать на мои взгляды. Еескованность исчезла. Напряжение, которое не покидало ее долгое время, ушло, как будто его никогдаи не было. Она смогланаладить отношения, не чувствуя опасности.

Слияние

Слияние, или конфлюэнция – это фантом. Он преследуют тех,кто хочет сгладитьразличие, стараясь умерить неприятные переживаниянового и чуждого. Это паллиатив, с помощьюкоторого человекустанавливает формальный договор "не опрокидывать лодку". С другой стороны, даже в самых близких кслиянию союзах хороший контакт может поддерживать высокие и глубокие чувства к тому человеку,с которым онналажен.

Она из проблем слияния – ненадежность основыотношений. Как два тела немогут находиться в одном и том же месте в одно ито же время, так и два человека не могут думатьодинаково. Если двум людямтак сложно достичь слияния, значит, тем более тщетностремиться к слиянию в семье, на работе, вобществе.

Человек может пренебречь различиями, чтобыне отклоняться от болееважных целей и избежать ненужных остановок.Стирая черты своей индивидуальности, чтобы сыгратьопределенную роль в группе, или в футбольной команде, или в предвыборнойкампании, человек "передает себя во временное пользование" более крупномусоюзу. Такой шаг отличается от слияния, так какв этом случае его самоощущение становится фигурой, тоесть находится на первом плане и остается определенным благодаря внутреннемусогласию и ясному осознаниюсебя и своего окружения. Человек по своемужеланию фокусируется на одном из элементов групповогопроцесса. Если жеобстоятельства жизни требуют постоянного подавления личности, независимо от егосогласия, это приводит к фрустрации, неутоленнымжеланиям и может кончиться тем, что человек всебросит. Так часто происходит с семейной жизни, когда супруги по горло сыты друг другом.

Слияние – это своего рода игра, в которой"скованные одной цепью" партнеры заключили "соглашение" не спорить. Этонегласный договор со скрытыми правилами, известными только одному партнеру.Кто-то может быть вовлечен в отношения слияния даже без своего ведома, кто-тоидет на такое "соглашение" по лености и равнодушию. Конфлюэнтные отношениячасто существуют между мужем и женой, родителями и ребенком, начальником иподчиненными – когдаедва ощутимые различия между партнерами не прорываются наружу. Сам факт"договора слияния" иногда может быть обнаружен уже постфактум, если один из егоучастников преднамеренно или непреднамеренно нарушает "условия контракта", авторая сторона недоумевает: "Я не знаю, почему муж бросил меня. Мы за всю жизньни разу не поссорились!" или "Но он же был таким послушным ребенком, никогда невозражал нам!" Опытному глазу подобные отношения покажутся скорее хрупкими, чемкрепкими и здоровыми. Продолжительность таких отношений зависит не от согласия,а от привычки к разладу.

Существует два признака нарушенийконфлюэнтных отношений – неожиданное чувство вины или негодование. Одна из сторон вдруг начинает чувствовать,что насильно втянута в слияние. Человек понимает, что должен просить прощения илиснова нарушать правилаигры. Подчас он даже не понимает, почему, ночувствует, что перешел границы и заслуживаетнаказания или искупления.Он может искать ответа и смиренно просить принятьстрогие меры вплоть до изгнания. Он может дажепопробовать наказать сам себя с помощью ретрофлективного поведения, чувствуясебя униженным, ничего нестоящим. Чувство вины – одно из самых разрушительных признаков слияния.

Другой участник слияния чувствует, что с нимпоступили не по правилам,считает себя правым и негодует. Его предали. Оннастаивает на том, чтобы нарушитель хотя быпочувствовал свою вину ираскаяние за то, что сотворил. В то же время он можетпопытаться сделать что-то в духе ретрофлексии, чтобыполучить то, чего ждет от другого. В этом случае ретрофлективное поведение тоженеизбежно, потому что его требования практически невыполнимы. И вот он начинает себя жалеть:только бесчувственный игрубый человек может не понимать, как трудно ему живется. И чем больше онстарается выглядеть "бедным и несчастным", тем больше усиливается его возмущение. Мало-попомалу, в отношенияхвоцаряется мучительная атмосфера взаимных обид иболи.

Таким же способом человек может вступать вконтакт с обществом. Еслиобщество не принимает такой подход, он обречен нанеудовлетворенность и возмущение. Как пишет СтивенКрейн32:

Человек говорит мирозданию:

"Господин, я существую!"

"Однако – молвит мироздание,

Этот факт ни к чему меня необязывает."

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 37 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.