WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 37 |

Когда в процессе терапии интроективныйпациент мобилизует свою агрессию,он начинает остро чувствовать накопленную горечь. Иэто понятно, ведь он "проглотил" слишком много изтого, что было для негонеудобоваримо. Для многих это позиция жертвы. Следует различать горечь иагрессию. В то время как горечь только констатирует факт, агрессия побуждает к изменению.

Поначалу изменения производятся наугад, таккак человек не привык знатьо своих желаниях, он знает только то, чего нехочет и от чего хочет избавиться. Но дажененаправленные и неоформленные изменения – изменения ради изменений – пробуждают энергию – значит, организм возрождается кжизни. Когда жизнеспособность восстанавливается, можно не волноватьсяо направленности, для этогопотребуется только время. Такая философия отчастирискованна, потому что ненаправленнаяэнергия, выпущенная насвободу, как монстр профессора Франкенштейна, можетоказаться опасной. Однако в работе с интроекциейвысвободить энергию необходимо. Вот почему эффективная психотерапия содержит элементы риска,как и любой бунт. Чтобы преодолеть интроекцию, бунт необходим. Он напоминает рвоту, в прямом или переносном смысле, потомучто человек освобождается от неприемлемого и чужеродного. Такой шаг нужно сделать обязательно,даже если в течение многихлет казалось, что это неотъемлемая часть личности. Открытие того, что "данность" совсем неявляется "неизбежностью"– это опыт, которыйможет стать поворотным моментом для самоопределения человека. Он перестает восприниматьсвое существование какнечто заданное и неизменное, а начинает создавать его сам.

Проекция

Человек прибегает к проекции, когда не может принятьсвои чувства и поступки,потому что "не должен" чувствовать или поступать так. Это "не должен" является, конечно, интроекцией,которая вызывает у человека глубинное неприятие этих чувств и поступков.. Чтобырешить эту дилемму он не признает свои собственные "проступки", а приписывает их другим. Врезультате возникаютклассические "ножницы" между его настоящими чертамихарактера и тем, что человек знает о них. С другойстороны, человек повсюдуначинает находить эти черты в других людях.Например, подозрение, что кто-то другой желает емузла или пытается заманить вловушку, основано на неприятии того, что онсам так относится к другим людям. Там, гдеинтроективный человекотказывается от идентификации, проективный будетотстраняться постепенно.

Восстановление идентификации проективногочеловека из рассеянныхчастей – краеугольныйкамень процесса психотерапии. Когда, например, пациент жалуется на то, что его отец не хочетс ним разговаривать, нестоит "покупаться" на такое заявление. Терапевт может попросить опечаленного сына повернуть своюжалобу на 180 градусов ивместо этого сказать, что он сам не желает разговаривать со своим отцом. Тогда сын сможет понять, что,возможно, он первый начал отстраняться от отца, избегая разговоров с ним.

Психотерапевтическая техника работы спроекцией основана на предположении о том, что мы сами создаем свою жизнь и, восстанавливаясвою причастность к ней,обретаем силу для изменений нашего мира. Более того, даже когда нет необходимости иливозможности изменитьчто-либо вовне, если чувство собственной идентичноститак хорошо выражено, как в знаменитом восклицании: "Ятаков, каков я есть!"– это само по себеимеет лечебный эффект.

Когда проективный человек сможет представитьсебе, что ему свойственны некие качества, которые он прежде не осознавал, алишь замечал в других, это поддерживает и расширяет его подавленное чувство идентичности.Возьмем, к примеру, человека, не признающего собственной жестокости. Если он почувствует себя жестоким, этолибо придаст ему новую силу и, возможно, сделает более мягким либо даст необходимый толчок к темизменениям, которые можно произвести только с помощью жестокого поведения.

Дэвид, студент-дипломник, чрезвычайно страдалот жестокого обращенияодного из своих преподавателей и в то же время былподавлен конфронтацией с ним. В процессе работы, исследуя, как бы он повел себя,если бы был жестоким, Дэвидобнаружил, что первым начал конфликт, когда пытался взять верх над преподавателем. Ему былонеобходимо владеть ситуацией и сохранять собственную независимость. До этого моментаон чувствовал себя не участником борьбы за выживание, а лишь беспомощной жертвой.После того, как в своихфантазиях он позволил себе кричать, произносить резкие тирады и даже убивать своего "врага", давлениеего проекции ослабло. Он перестал чувствовать себя жертвой произвола, когда осознал, что он истрелок и мишеньодновременно. Проективноевозмущение сменилось активной борьбой с трудностями. Проективное возмущение – серьезныйдеструктивный фактор, когдаоно питает злобу. Оно становится мощной силой,которая делает человека неспособным к принятиюрешений.

В описанном примере Дэвид не стал отвергатьсвоего "внутреннегомонстра", поэтому с готовностью принял участие вэксперименте. Но не всегда бывает так просто. Когдапроекция формируетпаранойяльную самозащиту, появляются серьезные трудности. Любые предложения по-новомуиспользовать свои личные качества вызывают сильнейшее сопротивление, которое может связыватьруки терапевту. В такойситуации терапевт должен особенно постараться вызвать у пациента доверие ксебе, проявляя доброжелательность и поощряя даже самые незначительные успехи,потому что здесь существует очень тонкая грань междувосстановлением осознания пациента и появлениемвраждебности. Такомупациенту важно бытьуверенным в том, что терапевт его поймет, невзирая нена что. Овладение проективным "материалом" происходит только при искреннейподдержке терапевта, впротивном случае оно не происходит совсем.

Одна из моих клиенток испытывала мучительныйстрах перед своим начальником. Она считала, что шеф хочет от нее избавиться,потому что она слишкомумна, а он терпеть не может чувствительных дам,которые ответственно относятся к своей работе итолько мешают ему бездельничать и командовать. Я предположил, что плохие отношения с начальником связаны стем, что он сама хочет добиваться своего без борьбы и усилий. Я несколько раз пыталсяпредложить ей попробоватьновую роль, но моей пациентке каждый раз казалось, что я принимаю сторонуначальника, хотя на самом деле я не одобрялего поведение почти также, как и она. Онапочувствовала мою поддержку, только когда я попросил ее рассказать мнео своей жизни. Пациенткабыла так поглощена собственным рассказом, что немного ослабило еепаранойю.

Проекция не всегда противоречит контакту.Проецирование – этонормальная человеческая реакция. Способностьинтуитивно чувствовать другого подкрепляетчеловеческое взаимопонимание. Как же еще люди могут узнать, о чемговорят другие Жизнь"заставляет людей знать друг о друге".

Поэтому терапевт "с высот" своей собственнойпаранойи, психопатии,депрессии, кататонии или гебефрении30 может лучшепонять другого человека,который занимается самоуничижением под воздействием "передозировки этих ядов". Наши собственныепроекции действительноподсказывают нам больше, чем эти традиционныепредставления об этих психологических "бедах". Нашипроекции обычно менее категоричны, мы просто знаем, что такое стеснительностьили сексуальность,веселость или заторможенность или другие проявления, которые можно заметить вдругом человеке. Терапевт должен чутко реагировать начеловеческую индивидуальность, уметь подняться надсобственными пристрастиями и освободить пространство для проявлений любой другой личности.

Каждый человек является центром притяжения всвоей вселенной. Да, мирсуществует независимо от нас, но этот факт нелишает нас способности чувствовать, интерпретироватьи манипулировать миром.Именно эти способности и определяют наш собственный опыт. Вселенная существует независимо от нас, вочто бы мы ни верили –в науку или в Бога. Это представление породило в нас ощущение ничтожности,часто лишая нас веры в собственные силы и способности взять на себяответственность за то, что мы творим. Возможно, быть, поэтому мы и не хотим верить, что сами являемсяпричиной собственных бед, иобъясняем все влиянием мистических потусторонних сил.

Хорошая или плохая, но– это наша собственная вселенная.И каждый человек – ось, вокруг которой крутится ееколесо. По словам Элиота, он стоит "в мертвой точке вертящегосямира".

Ретрофлексия

При ретрофлексии человек подобен гермафродиту– он направляетпротив себя то, что хотел бы сделатьдругому, или делает сам для себя то, что хотел быполучить от другого. Он может быть мишенью для самогосебя, собственным Санта-Клаусом, собственным любовником и т.д. Он сжимает свою"психологическую вселенную" до самого себя, не ожидая ничего от других. Приретрофлексии человек способен разделять себя на наблюдателя и наблюдаемого илина созидателя и его дело.Эта способность имеет разные проявления. Человек может разговаривать сам с собой. Чувство юморатоже свидетельствует обэтом расщеплении, потому что он может посмотреть на себя со стороны и увидеть нелепость иабсурдность своегоповедения. Чувство стыда или смущения – тоже проявления самонаблюдения и самооценки. Человекможет создавать и собственную мораль.

Существует множество описаний расщеплениячеловека на самого себя исвоего наблюдателя. В рассказе Эдгара По про Уильяма Уилсона и Гетевском "Лесном царе" речь идет олюдях, тщетно пытающихся убежать от своего преследователя, который является частью их самих. Тот же феномен отражен в образенедремлющего Ока Божия, знающего все наши помыслы инамерения. Библейская история Моисея, который пыталсяскрыться от ВсевидящегоОка, стала темой ранней картины Мелани Кляйн31, где она представиласозданный ребенком образ строгого супер-эго, которое является еще более строгими беспощадным, чем родительское супер-эго. Родители могут знать только то, что ребенокразрисовал обои на стенеили ущипнул младшего братишку. Ребенок же знает по себя: "Мне хотелось разрисовать стенку" или "Яхотел ущипнуть младшего братишку". Система "должен", претендующая на то, что лучше самогоребенка знает, что ему нужно, причиняет страдание и сковывает. Больот осуждения самого себяпронизывает всю его жизнь.

Представьте себе ребенка, который растет вдоме, где люди если и невраждебны, то равнодушны и глухи к его детской жизни.Если он плачет, никто не качает его на коленях. Онлишен ласки и заботы. Вконце концов он учится утешать и баюкать себя сам ибольше никого ни о чем не просит. Потом он учитсяготовить себе пищу и делаетэто с любовью. Он покупает себе прекрасные наряды идорогие автомобили. Он тщательно подбирает для себяокружение. Но при этом у него все равно остается интроективное убеждение: "Мои родители не будутзаботиться обо мне". И он не позволит себе понять, что это вовсе не означает "Никтоне будет заботиться обомне". Сохраняя эту интроекцию, он неизбежно приходит к выводу : "Тогда ядолжен делать этосам".

В то же время импульс, который был направленна другого человека, онможет повернуть на самого себя. Эта направленностьможет быть либо враждебной, либо нежной. Вспышки,горячность, крики или дракипоследовательно искореняются. Снова появляетсяинтроекция: "Я не должен злиться на них",– котораяпозволяет создатьретрофлективную оборону. Он поворачивает свою злость на себя самого.

Вот наглядный пример подобного явления.Молодой человек лет тридцати в детстве переболел энцефалитом с осложнениями,что впоследствии привело к задержке умственного развития. Он любил разговаривать с людьми, но не мог долгоподдерживать беседу, и когда начинал понимать, что теряет нить, говорил себе вярости: "Я глупею, я глупею!" Потом он "выгонял" себя на лестницу, садился там, сжавшись в комочек,щипал себя до боли и, раскачиваясь, повторял: "Я глупею, я глупею!"

Ретрофлективная активность в лучшем случаеможет выполнять роль гибкойсамокоррекции, противодействуя жесткому ограничению и риску собственных спонтанных реакций. Наопасной высоте напряжения чувств человек должен остановить себя, как если быон отплыл слишком далеко отберега. Слишком сильно вовлеченный в ситуацию человек может быть настолько некритичным ксебе, что понадобитсяпротиводействие его порывам. Например, мать сдерживает себя, чтобыне ударить своего ребенка,и крепко сжимает кулакиперед собой. Ретрофлексия становится особенностьюхарактера, только тогда, когда постоянно возникаетступор между противоположными стремлениями человека. Тогда естественнаязадержка спонтанногоповедения, временная и разумная, закрепляется вотказе от действия. Теряется естественный ритм междуспонтанным поведением исамоконтролем, и его потеря расщепляет человека начасти.

Когда ретрофлексия повторяется, человекначинает подавлять собственные реакции на внешний мир и остается в тискахсвоих противоположных,но застывших сил. Например,если ребенок по требованию строгих родителей один раз перестает плакать, он не должен приноситьэту "жертву" всю оставшуюсяжизнь. Главная проблема нормального существования -научиться своевременно сдерживать себя только всоответствии с ситуацией, а не навсегда отказываться от того, что требовало лишь временного ограничения. Возможно, что ребенок изнашего примера только думал, что должен глотать слезы, тогда как на самом деле этого никто не хотел. Главное,что он не должен всегдапоступать так и только так.

Мышление само по себе – это ретрофлективный процесс,тонкий способ разговора ссамим собой. Однако ретрофлективное мышление может прерывать или замедлятьповедение. Это важно для ориентации человека в тех вопросах егожизни, которые слишкомсложны, чтобы решать их спонтанно, например, выбор профессии, будущей жены илимужа, решение сложной математической задачи,проектирование здания и т.п. Такое торможение поройпроисходит, даже когда человек принимает самые незначительные решения: пойтипосмотреть кровавый триллер или при нынешнем настроении остановиться на чем-топриятном.

К сожалению, расщепление, возникающее приретрофлексии, частовызывает стресс, потому что остается внутри и не проявляется в соответствующихдействиях. Развиваясь, человек мог бы поменять направление энергии своейвнутренней борьбы таким образом, чтобы направить бурлящий внутри "котел" всторону с чем-то внешним.Освобождение от ретрофлексии состоит в поиске чего-то другого, применимого к жизни.

Хотя цель человека состоит в поисках контактас другими, на первый плансначала все же выходит внутренняя борьба. Когда побуждение к контакту с другими резко перекрывается, взаимодействие между"раздробленными" частями внутри человека должно быть осознано. Один из способов определить,где происходит борьба,– внимательноприглядеться к позам, жестам или движениям человека.

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 37 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.