WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 37 | 38 || 40 | 41 |   ...   | 51 |

«Есть еще кое-то, — продолжил Брейер. — Берта по­могает мне выносить одиночество.Сколько я себя помню, меня всегда пугали пустоты внутри меня. А оди­ночество мое никак не зависит отналичия или отсутст­вия людей вокруг меня. Понимаете, о чем я»

«Ах, кто мог бы понять вас лучше меняИногда мне кажется, что я самый одинокий человек во вселенной. И, как и в вашемслучае, присутствие или отсутствие людей ничего не меняет — на самом деле я ненавижу, когдакто-то вырывает меня из моего одиночества, но и не составляет мнекомпанию».

«Что вы имеете в виду, Фридрих Чтозначит, они не составляют вам компанию»

«Это значит, что они не дорожат тем, чемдорожу я! Иногда я так увлекаюсь наблюдениями за горизонтами жизни, что,оглянувшись, вдруг вижу, что рядом никого нет, что единственный мой спутник— время».

«Не уверен, что мое одиночество похоже наваше. Возможно, я никогда не осмеливался погрузиться в него настолькоглубоко».

«Быть может, — предположил Ницше, — Берта не дает погрузитьсяглубже».

«Не думаю, что мне хотелось бы погрузитьсяв него глубже. На самом деле я благодарен Берте зато, что она спасает меня от одиночества. Вот чтоеще она для меня значит. Запоследние два года я ни разу не был одинок — Берта всегда была дома, вбольнице, в ожидании моего появления. А теперь она всегда внутри меня, и онавсе еще ждет».

«Вы приписываете Берте достижение, котороена самом деле принадлежит вам».

«Что вы хотите этим сказать»

«Что вы столь же одиноки, как и раньше,столь же одиноки, как и все мы, приговоренные к одиночеству. Вы создали себеикону, и теперь она вас согревает. Мо­жет, вы более религиозны, чемдумаете!»

«Но, — ответил Брейер, — смысл в том, что онавсег­да здесь. Илибыла в течение полутора лет. Каким бы тя­желым это время ни было, оно сталосамым лучшим, са­мым«живым» временем моей жизни. Я видел ее каждый день, я думал о ней постоянно, ямечтал о ней ночью».

«Вы рассказывали мне, что однажды ее небыло, Йозеф, — в томсне, который возвращается к вам. Что в нем происходит — вы ищете ее...»

«Он начинается с того, что происходитчто-то ужас­ное. Земляпод моими ногами расползается, я ищу Бер­ту, но не могу еенайти...»

«Да, я не сомневаюсь, что в этом снесокрыт некий важный ключ. Что тогда случилось — разверзлась твердьземная»

Брейер кивнул.

«Иозеф, почему в тот момент вы должны былиискать Берту Чтобы защитить ее Или чтобы она защитила вас»

Повисла долгая пауза. Дважды Брейерзакидывал го­ловуназад, словно пытаясь заставить себя сосредото­читься: «Я не могу ничегопридумать. Поразительно, но мой мозг больше ни на что не способен. Никогда нечув­ствовал себя такимуставшим. Утро только началось, но мне уже кажется, что я проработал безостановки не­сколькосуток».

«У меня тоже появилось такое ощущение. Мысегод­ня многопоработали».

«Но продуктивно, как мне кажется. Теперьмне нуж­но идти. Дозавтра, Фридрих».

ВЫДЕРЖКИ ИЗ ЗАМЕТОК ДОКТОРА БРЕЙЕРА ВИСТОРИИ БОЛЕЗНИ УДО МЮЛЛЕРА ОТ 15 ДЕКАБРЯ 1882 ГОДА

Не могу поверить, что прошло всего лишьнесколько дней с тех пор, когда я умолял Ницше высказаться. Нако­нец сегодня он был готов, он хотелэтого. Он хотел расска­зать мне о том, что, как ему казалось, университетская карьеразагнала его в угол, что необходимость обеспечи­вать сестру и мать возмущала его,что он одинок и стра­дал из-за красивой женщины.

Да, наконец у него появилось желаниеоткрыться мне. Но — иэто совершенно поразительно! — я не подтолкнул его! Нельзя сказать, что мне не хотелось егослушать. Нет, еще хуже! Я обиделся на то, что он заговорил! Я был возмущен еговторжением во время, отведенное мне!

Какие-то две недели назад я пытался любымиспособа­миманипулировать им, чтобы выудить из него хотя бы мельчайшую деталь его жизни,жаловался Максу и фрау Бекер на его скрытность, прикладывал ухо к его губам,шепчущим «Помогите мне, помогите мне» и обещал, что он может рассчитывать наменя.

Почему же тогда сегодня я пренебрег егожеланием Неужели я стал жадным Этот процесс консультирова­ния — чем дольше он продолжается, темменьше я в нем понимаю. Но это интересно. Все больше и больше я думаю о нашихвстречах с Ницше; иногда эти мысли врываются в фантазии о Берте. Эти сеансыстали центральным собы­тием моего дня. Я жадничаю, не могу делиться своим вре­менем, часто с трудом могудождаться нашей следующей встречи. Не потому ли я позволил Ницше отделаться отменя сегодня

В будущем — кто знает когда, может, черезпятьде­сят лет — эта словеснаятерапия может стать обыч­ным делом. «Angst-доктор» станет стандартной специаль­ностью. Ей будут обучать вмедицинских университе­тах —или, может быть, на факультетах философии.

Какие предметы должны будут присутствоватьв рас­писании будущего«Angst-доктора» На данный момент я могу с уверенностью настаивать нанеобходимости введе­ния одного лишь основополагающего курса — «отношения»! Именно в этойобласти возникают сложности. Как хирург должен для начала изучить анатомию, таки «Angst-док­тор»должен сначала разобраться в отношениях того, кто консультирует, с тем, когоконсультируют. И, если мне суждено внести свой вклад в такого рода науку оконсуль­тировании, ядолжен научиться наблюдать за отношения­ми на консультации так жеобъективно, как и за мозгом голубя.

Наблюдать за взаимоотношениями не так-топросто, когда являешься их частью. Но и с этой позиции мне уда­лось заметить несколькоудивительных тенденций.

Раньше я критически относился к Ницше, носейчас от этого не осталось и следа. Наоборот, теперь я с трепетом внимаюкаждому его слову и с каждым днем приобретаю все большую уверенность в том, чтоон может мне помочь.

Раньше я верил, что я смогу помочь ему.Теперь нет. Мне почти нечего предложить ему. Он может дать мне все.

Раньше я соревновался с ним, заманивал егов шахмат­ные ловушки.Кончено! Он поразительно проницателен. Его интеллектуальные способности— на высочайшемуровне развития. Я смотрю на него, словно кролик на удава. Я слишком поклоняюсьему! Хочу ли я, чтобы он парил надо мной Может, именно поэтому я не хочудавать ему воз­можность говорить. Может, я просто не хочу слышать о его боли, отом, что и он способен на ошибки.

Раньше я думал о том, как «справиться» сним. Но не сейчас! Часто я чувствую, как меня накрывает волна неж­ности к нему. Это перемена.Однажды я сравнил нашу си­туацию с тем, как Роберт натаскивал своего котенка:

«Отойди назад, пусть он пьет молоко. Потомон даст себя погладить». Сегодня, в середине нашего разговора, в моей головепоявился еще один образ: два полосатых, как тигря­та, котенка, голова к голове,лакают молоко из общей миски.

Еще одна странная деталь. Зачем я сказал отом, что «полностью сформировавшаяся красавица» недавно была в моем кабинетеНеужели я хочу, чтобы он узнал о моей встрече с Лу Саломе Не играю ли я согнем Незаметно поддразниваю его Пытаюсь возвести преграду между нами

И зачем Ницше сказал, что не любит женщинс хлыс­тами Скореевсего, он имел в виду ту фотографию с Лу Саломе, но он не знает, что я виделее. Он должен понять, что его чувства к Лу Саломе не так уж сильноотличают­ся от того,что я испытываю к Берте. Итак, он что, тоже исподтишка дразнил меня Маленькаяинтимная шутка Да, это мы, двое мужчин, которые пытаются быть честными друг сдругом, но каждого из нас щекочет чертенок двуличия.

Еще одно новое озарение! Ницше для менястал тем, кем я был для Берты. Она восхваляла мою мудрость, лови­ла каждое мое слово, нежно любиланаши встречи, с нетерпением дожидалась каждой следующей, — она и вправ­ду упросила меня навещать ее двараза в день!

И чем бесстыднее она идеализировала меня,тем больше сил я вдыхал в нее. Она была болеутоляющим, которое спа­сало меня ото всех моих мук.Одного ее взгляда было до­статочно, чтобы я забывал про свое одиночество. Онавно­сила в мою жизньцель и смысл. В свете ее улыбки я стано­вился желанным, она обещала мнепрощение за все скотские импульсы. Странная любовь: каждый из нас нежился влучах волшебного сияния другого!

Но я не теряю надежды. В нашем диалоге сНицше скрыта сила, и я уверен, что сила эта не иллюзорна.

Странно, что через какие-то несколькочасов я забыл львиную долю нашего разговора. Странная забывчивость, совсем непохожая на испарение ничем не примечательного трепа в кафе. Может лисуществовать такой феномен как активное забывание — вычеркивание из памяти чего-то,что не просто важно, но слишком важно

Я записал одну потрясающую фразу: «Мылюбим больше само желание, чем желанного».

И еще одну: «Жизнь в благополучии опасна».Ницше ут­верждает, чтовся моя бюргерская жизнь была прожита опасно. Полагаю, он говорит об опасностипотерять свое истинное Я, стать не тем, кем ты на самом делеявляешь­ся. Но ктоя

ВЫДЕРЖКИ ИЗ ЗАПИСЕЙ ФРИДРИХА НИЦШЕ ПО ДЕЛУДОКТОРА БРЕЙЕРА ОТ 15 ДЕКАБРЯ 1882 ГОДА

Наконец, достойный нас результат. Глубина,быстрые погружения и возвращение на поверхность. Холодная вода, водаосвежающая. Я люблю философию в действии! Я люб­лю философию, выточенную из опытакак он есть. Он ста­новится смелее. Его воля и его опыт берет верх. Но не пора ли имне идти на риск

Время для прикладной философии еще непришло. Но сколько еще ждать Пятьдесят лет, сто Придет время, когда людиперестанут испытывать такой страх перед знанием, не будут за вывеской«нравственный закон» пря­тать слабость, обретут смелость сорвать оковы «ты дол­жен». Вот тогда у людей проснетсяаппетит к моей жиз­ненной философии. Вот тогда люди захотят, чтобы я по­казал им путь к честной жизни,жизни неверия и открытий. Жизни преодоления. Или страсти преодоления. А есть лижелание более страстное, чем желание подчиниться

Я знаю и другие песни, которые должны бытьспеты. Мозг мой носит мелодии, словно плод, а Заратустра все громче взывает комне. Я не техник. Но я должен взяться за работу и обозначить все темные аллеи иосвещенные проспекты.

Сегодня наша работа пошла вдруг попринципиально но­вомукурсу. А причина Идея смысла против идеи «перво­причины»!

Две недели назад Йозеф рассказал мне, каклечил каж­дый изсимптомов Берты посредством определения его первопричины. Например, она бояласьпить воду. Он выле­чилее, заставив вспомнить, как однажды, она увидела, что ее горничная позволяетсобаке лакать воду из ее ста­кана. С самого начала я скептически отнесся к этойисто­рии, сейчасскептицизм только усилился. Вид собаки, ла­кающей воду из стакана, неприятенДля некоторых — да!Невыносим Вряд ли! Причина истерии Невероятно!

Нет, это не было «первопричиной», нопроявлением — некоегоглубинного устойчивого Angst! Вот почему метод Йозефа давал стольнедолговременные результаты.

Мы должны обратиться к смыслу. Симптоместь не что иное, как посланник, приносящий новость о том, что Angst вырываетсяиз самой глубины души! Мысли о бреннос­ти сущего, о смерти бога,одиночестве, цели, свободе — эти мысли, всю жизнь продержанные под замком, теперь рвут своипуты и стучатся в двери и окна сознания. Они требуют к себе внимания. Онихотят, чтобы их не только услышали, но и пережили.

Достоевский пишет, что о некоторых вещахнельзя го­ворить ни скем, только с друзьями; иные вещи нельзя рассказывать даже друзьям; и, наконец,есть вещи, о которых нельзя рассказывать даже себе. Вне всякого сомнения,именно то, в чем Йозеф никогда не признавался даже себе, сейчас прорывается внем.

Что касается значения Берты для Йозефа.Она — это избавление,сопряженный с опасностью побег, спасение от опасности, заключенной в спокойнойжизни. А еще страсть, волшебство и тайна. Она великий освободитель, дарующийотсрочку смертного приговора. Она обладает сверхчелове­ческими способностями; онаколыбель жизни, великая мать-настоятельница: она прощает все дикое и животное внем. Она обеспечивает ему гарантированную победу над всеми соперниками,неискоренимую любовь, бесконечную дружбу и вечную жизнь в его снах. Она— его доспехи,защищаю­щие от зубоввремени, спасительница из бездны внутри и от бездны внизу.

Берта — рог изобилия, квинтэссенциятайны, защиты и спасения. Иозеф Брейер называет это любовью. Но ис­тинное имя этого — молитва.

Приходские священники вроде моего отцавсегда обере­гают своюпаству от происков Сатаны. Они говорят, что Сатана — враг веры, что для того, чтобыподорвать веру, Сатана готов принять любой облик, — и нет ничего опас­нее и коварнее, чем покровскептицизма и сомнений.

Но кто защитит нас, святых скептиков Ктопредо­стережет нас отопасностей, сокрытых в любви к мудрос­ти и ненависти к рабству Это лимое призвание У нас, скептиков, есть собственные враги, собственный Сатана,который подрывает наши сомнения и бросает семена веры в самые хитрые места. Тоесть мы убиваем богов, но освя­щаем их заменителей — учителей, художников, красивых женщин. И Йозеф Брейер, знаменитыйученый, в течение сорока лет благословляет полную обожания улыбкума­ленькой девочки поимени Мэри.

Мы, сомневающиеся, должны быть бдительны.И силь­ны. Религиозныепобуждения свирепы. Посмотрите, как Брейер, атеист, жаждет жизни, внимания,обожания и защиты. Суждено ли мне стать пастырем сомневающихся Должен ли япосвятить свою жизнь выявлению и унич­тожению религиозных желаний, какуюбы личину они ни принимали Враг грозен, религиозное пламя непрерывнопи­тают боязнь смерти,забвения и бессмысленности.

Куда приведет нас смысл Если я обнаружусмысл одер­жимости,что дальше Исчезнут ли симптомы Йозефа А мои Когда Достаточно ли будетбыстрого погружения в «понимание» и возвращения на поверхность Или это должнобыть длительное погружение

И какой это смысл Один и тот же симптомможет нести несколько смыслов, а Йозеф еще не исчерпал смысл своей одержимостиБертой.

Может, мы будем снимать шелуху смысловслой за сло­ем, покаБерта не станет для него никем иным, кроме как самой Бертой. Освобожденная отлишних значений, она предстанет перед ним испуганным обнаженнымчеловечес­кимсуществом, всего лишь человеческим существом, кем на самом деле являются и он,и она, и все мы.

Глава 20

Pages:     | 1 |   ...   | 37 | 38 || 40 | 41 |   ...   | 51 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.