WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 34 | 35 || 37 | 38 |   ...   | 51 |

«Да, да, да, — разговор уже начал надоедатьБрейе­ру, — умом я это понимаю. Но, Фридрих,мне не стано­витсялегче от того, что вы говорите про «высоту, с кото­рой трагедия уже не выглядиттрагически». Простите мне мое нетерпение, но между тем, чтобы понимать что-тоумом и понимать это сердцем, лежит пропасть — ог­ромная пропасть. Часто, когда ялежу ночью без сна, ох­ваченный страхом смерти, я повторяю афоризм Лукре­ция: «Когда есть я, нет смерти;когда есть смерть, нет меня». Потрясающе рациональная и неоспоримо вернаяфраза. Но когда я действительно напуган, она меня неспасает, не отгоняет страх. Вот когда философия недей­ственна.Преподавание философии и применение ее в жизненной практике — это совершенно разныевещи».

«Йозеф, проблема в том, что, когда мыотказываемся от рациональных методов воздействия и используем более примитивныесредства, мы получаем более примитивного и подлого человека. Когда ты говоришь,что тебе нужно что-то, что будет работать, ты требуешь неч­то, влияющее на эмоции. Ну есть ипрофессионалы в этом плане! И кто же они Священники! Им известны секретывлияния. Они используют вдохновенную музы­ку, они заставляют нас чувствоватьсебя гномами на фо­несвоих величественных шпилей и парящих нефов, по­такают страсти подчинения,предлагают руководство сверхъестественных сил, избавление от смерти, дажебессмертие. Но только посмотрите, какую цену они про­сят за это, — религиозное рабство, поклонениеслабости, застой, ненависть к телу, к радости, ко всему этому ми­ру. Нет, мы не можем пользоватьсяэтими антигуманны­миуспокоительными средствами. Мы должны найти более совершенный способ раскрытиявозможностей на­шегоразума».

«Режиссер моего мышления, — ответил Брейер, — который посылает мне образыБерты и моего горящего дома, судя по всему, не подвластенрассудку».

«Но, как бы то ни было, — произнес Ницше,потря­сая сжатымикулаками, — вы должныпонять, что все эти мысли, поглощающие вас, не имеют отражения вреаль­ности. ВиденияБерты, ореол любви и притягательности, окружающий ее, — все это не существует вреальности. Эти несчастные фантазмы не являются частью челове­ческой реальности. Все видимоеотносительно, равно как и все известное нам. Мы сами создаем все своипере­живания. И все,что мы сами создали, мы сами можем и уничтожить».

Брейер открыл было рот, чтобы возразить,что как раз такие увещевания совершенно бесполезны, но Ницше было неостановить:

«Позвольте мне объяснить, Йозеф. У меняесть друг — был друг— Поль Рэ, философ.Мы оба верили в то, что бог мертв. Он пришел к выводу, что жизнь без бога неимеет смысла, и горе его настолько велико, что он заиг­рывает с суицидом: для удобства онпостоянно носит на шее флакон с ядом. Но для меня безбожие — повод для радости. Я купаюсь всвободе. Я спрашиваю у себя: «Если существовали боги, зачем было создаватьчто-то еще» Понимаете, о чем я говорю Одна и та же ситуа­ция, одна и та же информация— но двереальности!»

Брейер удрученно вжался в стул. К этомумоменту он был так расстроен, что даже упоминание Поля Рэ не мо­гло его обрадовать. «Но я сноваповторяю вам, что все эти аргументы меня не убеждают, — пожаловался он. — Какая польза в этих философскихизмышлениях Даже если мы и изобретаем реальность, разум наш устроен так, чтобымы не знали об этом».

«Но взгляните на вашу реальность!— запротестовалНицше. — Одноговнимательного взгляда достаточно для того, чтобы понять, насколько онанадуманна и аб­сурдна!Посмотрите на объект вашей любви — эту калеку Берту, — какой рационально мыслящий мужчина мог бы полюбить ее Вырассказывали мне о том, что она часто глохнет, что у нее появляется косоглазие,что она узлами скручивает руки и плечи. Она не может пить воду, не можетходить, не может говорить по утрам по-немецки, иногда она говорит по-английски,иногда —по-фран­цузски. Какпонять, на каком языке с ней общаться Ей бы объявление напечатать, как вресторане, с анонсом «langue dujour»15. — Ницше широко улыбнулся, крайнедовольный собственной шуткой.

Но Брейеру было не до улыбок. Он мрачнелна глазах:

«Зачем вы так оскорбительно отзываетесь оней Вы ни­когда неназываете ее имя без того, чтобы не добавить «эта калека»!»

«Я всего лишь повторил, что вырассказывали мне». «Она действительно больна, но ее болезнь — это еще не вся она. Помимоэтого, она исключительно красива. Когда идешь с ней по улице, все головыповорачиваются в твою сторону. Она умна, талантлива, это очень твор­ческий человек — прекрасный писатель, искушенныйкритик, добрая, чувствительная и, я уверен, любящая женщина!»

«Ну, сдается мне, не такая уж любящая ичувстви­тельная.Только вспомните, как она любит вас! Она пы­тается соблазнить вас наадюльтер».

Брейер покачал головой: «Нет, этоне...»

Ницше не дал ему договорить: «О да, о да!Вы не мо­жете этоотрицать. Соблазнение — вот как это называет­ся. Она опирается на вас, притворяясь, что не может хо­дить. Она кладет свою голову вваши ладони, губами к вашему мужскому достоинству. Она пытается разрушить вашбрак. Она публично унижает вас, притворяясь бере­менной вашим ребенком! Разве этолюбовь Не дай мне боже такой любви!»

«Я не осуждаю и не критикую своихпациентов, я не позволяю себе смеяться над их болезнями, Фридрих. Уверяю вас,вы просто не знаете эту женщину».

«Хвала господу и за это! Я знал такихженщин. По­верьте мне, Йозеф, эта женщина нелюбит вас, она хочет уничтожить вас!» —пылко произнес Ницше, сопровож­дая каждое свое слово постукиванием по блокноту.

«Вы судите о ней по тем женщинам, которыхзнали вы. Но вы ошибаетесь — все, кто знает ее, думают так же, как и я. Что вы получаете,выставляя ее на посмешище»

«В этой ситуации, как и во многих других,вы стрено­жены своимидобродетелями. Вам тоже стоит научиться высмеивать! Это путь кздоровью».

«Когда дело касается женщин, Фридрих, выстанови­тесь слишкомсуровым».

«А вы, Йозеф, слишком мягким. Зачем вам,несмотря ни на что, защищать ее»

Волнение не позволило Брейеру оставатьсяна месте. Он вскочил и подошел к окну. Он смотрел на сад, где ко­вылял мужчина с завязаннымиглазами: одной рукой он хватался за сиделку, в другой была зажата трость,кото­рой он проверялтропинку перед собой.

«Дай волю чувствам, Йозеф. Несдерживайся».

Не прекращая смотреть в окно, Брейерответил через плечо: «Вам легко критиковать ее. Если бы вы увидели ее, уверяювас, вы бы по-другому запели. Вы бы оказа­лись у ее ног. Это ослепительнаяженщина, Елена Тро­янская, квинтэссенция женственности. Я уже говорил вам, чтоследующий ее врач тоже влюбился в нее».

«Вы хотите сказать, стал ее новойжертвой!»

«Фридрих, — Брейер повернулся и посмотрел наНицше, — что выделаете Я никогда вас таким не видел. Почему вы так на неенападаете»

«Я делаю то, о чем вы меня просили,— ищу другой способборьбы с вашей одержимостью. Я уверен, Йозеф, что ваши мучения в некоторойстепени являются следст­вием затаенной обиды. Что-то в вас, будь то страх или некаяробость, не позволяет вам выразить гнев. Вместо этого вы гордитесь своейкротостью. Вы превращаете не­обходимость в добродетель: вы глубоко закапываете свои чувства, апотом, не испытывая чувства обиды, начинае­те считать себя святым. Вы большене играете роль по­нимающего терапевта, вы вживаетесь в эту роль — вы начинаете верить в то, что выслишком хороши для того, чтобы впадать в гнев. Йозеф, небольшая месть— непло­хая штука! Проглоченной обидойможно и отравиться!»

Брейер покачал головой: «Нет, Фридрих,понять — значитпростить. Я проследил истоки всех симптомов Берты. В ней нет зла. Наоборот, онаслишком добра. Это щедрая, готовая жертвовать собой дочь, заболевшая послесмерти своего отца».

«Все отцы умирают — ваш, мой, чей угодно,— это не повод длявозникновения болезни. Мне нравятся дейст­вия, а не оправдания. Времяоправданий — дляБерты, для вас, уже прошло».

Ницше захлопнул блокнот. Аудиенцияокончена.

Следующая встреча началась так же бурно.Брейер потребовал прямую атаку на одержимость. «Прекрас­но, — ответил Ницше, который всегдахотел воевать. —Хочешь войну —получай войну». И в течение следующих трех дней он проводил агрессивнуюпсихологичес­куюкампанию, одну из самых креативных — и самых эксцентричных— за всю историивенской медицины.

Ницше начал с того, что вытребовал уБрейера обе­щаниеследовать всем его указаниям, не задавая вопро­сов и не сопротивляясь. ЗатемНицше предложил ему со­ставить список из десяти оскорблений и представить, как онвысказывает все это Берте. После чего Ницше предложил ему представить, что онживет с Бертой, а по­том нарисовать в уме ряд сцен: они сидят за завтраком, и онсмотрит на нее через стол: ее руки и ноги сведены су­дорогой, глаза косят, она слепая,с кривой шеей, галлю­цинирует и заикается. Далее появились еще более не­приглядные образы: Берта сидит наунитазе, ее рвет;

Берта в схватках pseudocyesis16. Но ни одиниз них не смог разрушить волшебное очарование образа Берты.

В следующий раз Ницше опробовал еще болеекарди­нальный метод:«Когда вы начинаете думать о Берте на­едине с собой, кричите «Нет!» или«Стоп!» как можно громче. Если вы не один, щиплите себя изо всех сил, кактолько она появляется в ваших мыслях».

Два дня личные апартаменты Брейераоглашались во­плями«Нет!», «Стоп!», а предплечье за это время покры­лось синяками от щипков. Однаждыон так громко крик­нул«Стоп!» в фиакре, что Фишман резко остановил ло­шадей и ждал дальнейшихинструкций. В другой раз в кабинет влетела фрау Бекер на звук особенноудавшего­ся «Нет!». Ноэти ухищрения для страсти его разума бы­ли что мертвому припарки.Наваждение охватывало его снова и снова!

В следующий раз Ницше порекомендовалБрейеру начать следить за своими мыслями и каждые полчаса за­писывать в блокнот, как часто ипоскольку он думал о Берте. Брейер был несказанно удивлен, обнаружив, чторедкий час проходил без мыслей о ней. Ницше подсчи­тал, что он проводит около стаминут в день во власти наваждения, что в год составляет приблизительнопять­сот часов. Тоесть, как он объяснил, в течение следую­щих двадцати лет Брейер отдастшестьсот драгоценных дней на растерзание однообразным, скучным,неориги­нальнымфантазиям. Брейер застонал, услышав о такой перспективе. И продолжал отдаватьсяво власть одержи­мости.

Ницше попытался поэкспериментировать сдругой стратегией: он приказал Брейеру посвящать специально выделенные отрезкивремени мыслям о Берте, хочет он этого или нет.

«Вы упорствуете и продолжаете думать оБерте! Тогда я заставлю вас делать это! Я требую, чтобы вы думали о ней втечение пятнадцати минут по шесть раз в день. Да­вайте просмотрим ваше расписание ивыделим шесть пятнадцатиминуток в день. Скажите своей медсестре, что вамтребуется, чтобы вас не беспокоили какое-то время, — вам нужно делать записи илиоформлять бума­ги.Если вы хотите подумать о Берте когда-либо еще — замечательно, дело ваше. Но вовремя этих шести перио­дов вы просто обязаны думать о Берте. Потом, когда вы привыкнете кэтому, мы начнем постепенно сокращать время принудительноймедитации».

Брейер начал жить по предложенному Ницшераспи­санию, ноодержимость предпочитала вариант Берты.

Потом Ницше предложил Брейеру носить ссобой специальный кошелек, в который он будет класть по пять крейцеров каждыйраз, когда у него появится мысль о Берте; эти деньги он в итоге должен будетпожертво­вать наблаготворительность. Брейер наложил на этот план вето. Он знал, что это несработает, потому что ему нравилось жертвовать деньги на благотворительность.Тогда Ницше предложил пожертвовать эти деньги анти­семитски настроенномуНациональному Союзу Герма­нии Георга фон Шоненера. Не помогло даже это.

Ничего не помогало.

ВЫДЕРЖКИ ИЗ ЗАМЕТОК ДОКТОРА БРЕЙЕРА ВИСТОРИИ БОЛЕЗНИ УДО МЮЛЛЕРА, 9-14 ДЕКАБРЯ 1882 ГОДА

Нет смысла и дальше обманывать себя. Внаших сеан­сахпринимают участие два пациента, и из нас двоих мой случай более тяжелый.Странно, чем лучше я это осознаю, тем лучше мы срабатываемся с Ницше. Возможно,инфор­мация,полученная мной от Лу Саломе, также оказала свое влияние на нашудеятельность.

Разумеется, я ничего не рассказывал о нейНицше. Я не говорил и о том, что стал самым настоящим пациентом. Но, мнекажется, он чувствует это. Возможно, непредна­меренно, невербально я сообщаю емуинформацию. Кто зна­ет Может, это есть в моем голосе, моих жестах или тоне Все этопроисходит каким-то непостижимым обра­зом. Зиг очень интересуется этимидеталями коммуника­ции. Мне стоит поговорить с ним на эту тему.

Чем больше я забываю о том, что долженпытаться помочь ему, тем больше он начинает открываться мне. Только посмотрите,что он выдал мне сегодня! Что Поль Рэ был когда-то его другом. Что он, Ницше, всвое время испытал боль любви. Что он когда-то был знаком с жен­щиной, похожей на Берту. Может,нам обоим будет луч­ше, если я просто сфокусирую все внимание на себе и ос­тавлю попытки расколотьего!

Помимо этого, теперь он ссылается наметоды, кото­рыеиспользует сам, например метод «изменения перспек­тивы», когда он рассматривает себяв далекой, космичес­кой перспективе. Он прав: когда мы рассматриваем обы­денные ситуации в контексте всейнашей жизни, жизни всего человечества, эволюции сознания, они, разумеется,теряют в значительности.

Но как изменить мою перспективу Егоинструкции и призывы изменить перспективу не помогают мне, у меня также неполучается представить себе, что я отступаю назад. Я не могу эмоционально выйтииз центра ситуации, в которой я оказался. Я не могу отойти достаточно далеко. Асудя по письмам, которые он писал Лу Саломе, могу поклясться, он тоже неспособен на это!

...Еще он придает большое значениепроявлению гнева. Сегодня он заставил меня десять раз оскорбить Берту— и каждый разпо-разному. Этот метод я, по крайней мере, могу понять. Разрядка гнева имеетсмысл и с психологичес­кой точки зрения: накапливающееся корковое возбуждение должнопериодически получать разрядку. Судя по тому, что Лу Саломе говорила о егописьмах, это его любимый способ. Мне кажется, что внутри него имеетсявмести­тельноехранилище злости. Почему, интересно, оно воз­никло Из-за его болезни Илииз-за того, что он не при­знан в профессиональном плане Или из-за того, что онни­когда не получалженской ласки

Pages:     | 1 |   ...   | 34 | 35 || 37 | 38 |   ...   | 51 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.