WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 31 | 32 || 34 | 35 |   ...   | 51 |

«Ну, примеров тому — масса. Я затягивал снаписа­нием ипубликацией научных статей. Я отказывался от предварительных мероприятий,необходимых для заня­тия должности. Я не принимал членство в нужных меди­цинских ассоциациях, не участвовалв деятельности уни­верситетских комитетов, не налаживал нужные полити­ческие связи. Я не знаю почему.Может, здесь как раз появляется та самая проблема власти. Может, яукло­нился от сраженияс конкурентами. Мне было проще сражаться с загадкой системы равновесия голубей,чем с другим человеком. Мне кажется, что эти мои проблемы с соревнованием ипорождают ту боль, что появляется, когда я думаю о Берте с другиммужчиной».

«Йозеф, а может быть, вам казалось, чтоисключи­тельноодаренному парню не пристало потом и кровью вырывать путь квершине».

«Да, об этом я тоже думал. Но, как бы тони было, так подошла к концу моя университетская карьера. Это была перваясмертельная рана, первый удар по мифу об ис­ключительно одаренномпарне».

«Итак, тогда вам было двадцать девять. Всорокале­тие— второйкризис»

«Еще более глубокая рана. Когда мнеисполнилось сорок, я расстался с идеей, что способен на все. Внезап­но я понял одну из прописных истинжизни: время не­возможно повернуть назад, жизнь моя кончается. Разу­меется, я знал это и раньше, ноосознание этого в сорок стало совершенно новым опытом. Теперь я понимаю, чтофраза «исключительно одаренный парень» была все­го лишь походным знаменем, что«одаренность» — этоиллюзия, а «исключительность» бессмысленна и что я сам шагаю в ногу со всемиостальными людьми по доро­ге к смерти».

Ницше энергично покачал головой: «Выназываете ясный взор раной Посмотрите только, что вы узнали, Йозеф: что времянеобратимо, что содеянного не вер­нешь. Такие озарения достаются лишь счастливчикам!»

«Счастливчикам Странно вы говорите. Японимаю, что приближается смертный час, что я — бессильное ни­чтожество, что жизнь не имеет нисмысла, ни цели, — ивы называете это везением»

«Тот факт, что содеянного не вернешь, неозначает, что воля к действию бессильна. Потому что, слава богу, бог умер,— и это не значит,что существование не имеет смысла. Все мы смертны, — и это не значит, что жизнь неимеет ценности. Я когда-нибудь научу вас этому. Но мы уже много поработалисегодня — может,слишком много. Пожалуйста, перед нашей завтрашней встречей вспомните нашразговор. Помедитируйте на него!»

Удивленный неожиданным завершением ихбеседы, Брейер взглянул на часы и увидел, что у них оставалось еще десятьминут. Но он не стал возражать и покинул комнату с облегчением школьника,отпущенного с урока раньше времени.

ВЫДЕРЖКИ ИЗ ЗАМЕТОК ДОКТОРА БРЕЙЕРА ВИСТОРИИ БОЛЕЗНИ УДО МЮЛЛЕРА,

7 ДЕКАБРЯ 1882 ГОДА

Терпение, терпение, только терпение.Впервые я понял смысл и цену этого слова. Я должен думать о своей далекой цели.Все дерзкие преждевременные шаги в этой области заканчиваются неудачей. Думай оначале партии в шахма­ты. Составляй комбинации медленно и систематизированно. Постройнадежный центр. Не передвигай фигуру больше одного раза. Не выводи ферзяраньше, чем нужно!

И это работает! Большим шагом впередсегодня стал переход к именам. Он чуть не задохнулся от моегопредло­жения. Я едвасмог сдержать смех. При всем своем свободо­любии он в душе венец, которыйлюбит свои регалии —равно как и свою беспристрастность. После того как я несколь­ко раз назвал его по имени, онстал отвечать мне тем же.

Это изменило саму атмосферу сеанса. Всегочерез не­сколько минутон чуть-чуть раскрылся. Он заметил, что кризисов ему пришлось пережить больше,чем хотелось бы, и что на сорок он себя чувствовал еще в двадцать. Я не сталразвивать эту тему —пока! Но я должен к этому вернуться.

Может, на данный момент мне лучше оставитьпо­пытки помочь ему— пусть он пытаетсяпомочь мне, а я буду плыть по течению. Чем я буду искреннее, чем меньше будупытаться манипулировать им, тем лучше. У него, как у Зига, взгляд как у орла,так что от него не укроется малейшее лицемерие.

Очень стимулирующая сегодня получиласьбеседа, как в старые добрые времена на уроках философии у Брентано. Иногда меняпросто затягивало. Но была ли она продук­тивной Я снова перечислил ему моипроблемы: старение, близость смерти, бесцельность — все свои болезненныепе­реживания. Его явнозаинтриговал мой старый рефрен про «исключительно одаренного парня»— странно. Я неуве­рен, что японимаю, что у него на уме, — если вообще что-то есть!

Сегодня я начал понимать его методику. Таккак он уверен в том, что одержимость Бертой служит для того, чтобы отвлечь моевнимание от этих экзистенциальных проблем, он стремится поставить меня перед ихлицом, раздуть их до неимоверных размеров, может, даже заста­вить меня испытывать большийдискомфорт. Так что он весьма резок, и поддержки от него не дождешься. Знаяего, удивляться здесь нечему.

Кажется, он думает, что на меняподействует метод философских рассуждений. Я пытаюсь объяснить ему, что меняэто совсем не трогает. Но он, как и я, постоянно экспериментирует иимпровизирует в поиске новых мето­дов. Его очередная сегодняшняя методологическая иннова­ция: попытка адаптировать моюметодику «чистки дымо­ходов». Мне странно чистить их, а не наблюдать за про­цессом, — странно, но ненеприятно.

Что же действительно неприятно, чтодействительно раздражает — так это его напыщенность, которая по­стоянно вылезает наружу. Сегодняон заявил мне, что со­бирается рассказать мне о смысле жизни и ее ценности. Только несейчас! Я к этому не готов!

ВЫДЕРЖКИ ИЗ ЗАПИСЕЙ ФРИДРИХА НИЦШЕ ПО ДЕЛУДОКТОРА БРЕЙЕРА, 9-14 ДЕКАБРЯ 1882 ГОДА

Наконец-то! Беседа, достойная моеговнимания, —бе­седа, доказывающаяправильность большинства моих пред­положений. Этот человек совершенно придавлен к земле — своей культурой, своимположением, статусом, семьей — так, что он никогда не знал собственной воли. Конформизм впиталсяв каждую его клеточку: когда я заговорил о выбо­ре, он казался изумленным, словнобы я говорил на каком-то незнакомом языке. Может, именно конформизм таксвязывает евреев: внешние преследования заставляют людей сплотиться настолькотесно, что ничто индивиду­альное просто не может проявиться.

Когда я заявляю ему о том, что он позволилсвоей жиз­ни статьцепью случайностей, он отрицает возможность выбора. Он говорит, что ни одинноситель культуры не имеет возможности выбирать. Когда я осторожноупомя­нул наказ Иисусаоставить родительский дом и культуру в поисках совершенства, он объявил мойметод слишком уж эфемерным и сменил тему.

Забавно: в детстве у него была навооружении концеп­ция,которую он так и не смог увидеть во всем великоле­пии, — он был «исключительно одареннымпарнем» — как и мывсе, — но так и непонял, в чем заключалась эта ода­ренность. Он так и не понял, что его долг состоит всовер­шенствованиихарактера, преодолении себя, своей культу­ры, своей семьи, похоти, грубойживотной природы, стать тем, кто он есть, и тем, что он есть. Он так и невырос, так и не сбросил свою первую кожу: он увидел свое призва­ние в достижении материальных ипрофессиональных це­лей. И когда он достиг всего этого, так и не заглушив тот голос,который говорил ему: «Стань собой», он отчаялся и начал жаловаться на то, чтоего обманули. Даже сейчас он так ничего и не понимает!

Есть ли надежда По крайней мере, егозаботят на­стоящиепроблемы и он не поддается религиозным обма­нам. Но в нем слишком силен страх.Как я могу сделать его сильным Он как-то сказал, что холодные ванны полезныдля укрепления кожи. Он выписал себе закаливание Оза­рение помогло ему понять, чтоуправляют нами не прихо­ти бога, а прихоти времени. Он понимает, что воля бес­сильна перед «так случилось».Хватит ли мне сил, чтобы научить его «так случилось» превращать в «этого я ихо­тел»

Он настаивает, чтобы я позволил емуназывать меня по имени, хотя и знает, что я этого не люблю. Но это не так ужстрашно; я достаточно силен, так что могу усту­пить ему эту небольшуюпобеду.

ПИСЬМО ФРИДРИХА НИЦШЕ, АДРЕСОВАННОЕ ЛУСАЛОМЕ. ДЕКАБРЬ 1882 ГОДА

Лу, вопрос о том, страдаю ли я, неактуаленпо сравнению с вопросом о том, обретешь ли ты, дорогая Лу, себя снова. Яникогда не встречал человека, которого мне было бы так же жаль, кактебя:

несведующую, но проницательную

умело использующую все, ужеизвестное

с плохим вкусом, но не осведомленную вэтом недостатке

честную, но по пустякам, преимущественноиз упрямства

общая жизненная позиция которой—бессовестность

невосприимчива — не может ни брать, нидавать

бездуховна, неспособна любить

в состоянии аффекта ужасна и близка кбезумию

неблагодарная, никакого стыда передблагодетелями

В частности

ненадежна

плохо воспитана

смутные представления о чести

мозг с первыми признаками души

натура кошки — хищница в шкуре домашнейкиски

благородство как остаточное явление послеобщения с благо­родными людьми

сильная воля, но по мелочам

нет ни прилежания, ни чистоты

сильно смещенная чувственность

детский эгоизм как следствие сексуальнойатрофии и задерж­киполового созревания

не любит людей, зато любит бога

потребность в экспансии

хитра, потрясающий самоконтроль вотношении сексуальнос­ти мужчин

Твой

Ф.Н.

Глава 17

ПЕРСОНАЛ В КЛИНИКЕ ЛАУЗОН редко упоминалИМЯ герра Мюллера, пациента палаты №13, с которым работал доктор Брейер. Да исказать было почти нечего. Для занятых, загруженных работой людей он былиде­альным пациентом.За первую неделю приступов мигре­ни не было. Он почти ни о чем не просил и требовал к себе маловнимания, кроме измерения признаков жиз­ни — пульса, температуры, частотыдыхания, кровяного давления — шесть раз в день. Медсестры называли его вслед за фрау Бекер,ассистенткой доктора Брейера, на­стоящим джентльменом.

Однако было видно, что он предпочитаетбыть один. Он никогда не начинал разговор. Когда к нему обращал­ся кто-то из персонала илипациентов, он отвечал друже­любно и коротко. Он предпочитал есть в палате и после утреннеговизита доктора Брейера (который, по предпо­ложениям медсестер, был посвященмассажу и электри­ческим воздействиям) проводил большую часть времени в одиночестве:он писал в своей палате или, если погода позволяла, делал записи, гуляя посаду. Герр Мюллер вежливо пресек все расспросы относительно того, что он пишет.Было лишь известно, что он интересуется Заратустрой, древнеперсидскимпророком.

Брейера просто поражало несоответствиемежду без­упречнойвежливостью Ницше в клинике и пронзитель­ным, даже командным тоном егокниг. Когда он спросил об этом своего пациента, Ницше улыбнулся иответил:

«Никакой загадки здесь нет. Когда никто неслышит, на­чать оратьвполне естественно!»

Казалось, он был доволен своей жизнью вклинике. Он говорил Брейеру не только о том, что его дни были приятны и неомрачены болью, но и что их ежедневные беседы были полезны для его философии.Он всегда пре­зрительно относился к философам вроде Канта и Гегеля, которыеписали, по его словам, академическим стилем для академического сообщества. Егофилософия была о жизни и для жизни. Лучшие истины — кровавые исти­ны, вырванные с мясом изсобственного жизненного опыта.

До встречи с Брейером он никогда непытался найти своей философии практическое применение. Проблему практическогоиспользования он считал второстепен­ной, утверждая, что о тех, кто не может его понять, не стоит ибеспокоиться, тогда как лучшие представители человечества сами найдут свой путьк его мудрости, —если не сейчас, то через сто лет! Но ежедневные встречи с Брейером заставилиего вернуться к этому вопросу и рассмотреть его более серьезно.

Тем не менее беззаботные продуктивные днив кли­нике Лаузон небыли для Ницше такой уж идиллией, как могло показаться на первый взгляд.Подземные потоки подтачивали его силы. Чуть ли не каждый день онсочи­нял длинные,отчаянные, полные тоски письма Лу Саломе. Ее образ постоянно вторгался в егомысли и воровал энергию у Брейера, у Заратустры, у искренней радости вкушениядней без боли. Жизнь Брейера в первую неде­лю пребывания Ницше в больнице иснаружи, и внутри была суматошной и мучительной. Часы, проведенные в Лаузоне,добавлялись к и без того перегруженному рас­писанию. Неизменное правиловенской медицины зву­чало так: чем хуже погода, тем больше у врача работы. Неделю занеделей мрачная зима с ее беспросветно се­рым небом, ледяными порывамисеверного ветра и вяз­кий влажный воздух отправляла пациентов одного за другимнескончаемым ковыляющим потоком в его смот­ровой кабинет.

В записях Брейера лидировали зимниеболезни: бронхит, воспаление легких, синусит, тонзиллит, отит, фа­рингит и эмфизема. Не обошлось,как всегда, и без па­циентов с нервными расстройствами. В первую неделю декабря напороге его кабинета появились два молодых создания с рассеянным склерозом.Брейер испытывал особую неприязнь к этому диагнозу: он не могпредло­жить достойноголечения и ненавидел оказываться перед дилеммой, говорить ли молодым пациентам,что ждет их впереди: постепенная потеря дееспособности, приступы слабости,паралич или слепота, которые могут начаться в любой момент.

Еще в эту первую неделю пришли двепациентки, у которых Брейер не смог найти никаких признаков орга­нической патологии, зато он былуверен, что у них исте­рия. У одной из них, женщины средних лет, начинались спастическиесудороги, как только она оставалась одна. Вторая пациентка, девочка семнадцатилет, страдала су­дорогами ног и могла ходить только с двумя зонтиками вместотрости. Через разные промежутки времени с ней случались помутнения сознания,когда она начинала вы­крикивать такие странные фразы, как, например: «Ос­тавь меня! Поди прочь! Я не здесь!Это не я!»

Обе пациентки, думал Брейер, — кандидатуры на ле­чение разговором Анны О. Но тоттерапевтический курс обошелся ему слишком дорого: на алтарь былиположе­ны его время,его профессиональная репутация, психи­ческое равновесие, его семейнаяжизнь. Хотя он и клял­ся никогда больше за это не браться, он не мог решиться обратитьсяк традиционным, неэффективным терапев­тическим методам — глубокому мышечному массажу иэлектрической стимуляции по точно установленной, но неподтвержденной схеме,предложенной Вильгельмом Эрбом в очень популярном «Учебнике по электротера­пии».

Pages:     | 1 |   ...   | 31 | 32 || 34 | 35 |   ...   | 51 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.