WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 51 |

Брейер молчал, водя пальцем по шахматнымфигурам и обдумывая слова Макса. «Может, ты и прав. Знаешь, у меня тогда былоощущение, что мне не стоило пытаться процитировать его книгу. Не надо было мнеслушаться Зига. У меня было предчувствие, что приводить его соб­ственные слова довольно глупо, ноон продолжал подзу­живать меня, бросать мне вызов, стремясь заставить ме­ня соревноваться с ним. Знаешь,забавно: все то время, что продолжалась консультация, я не мог выкинуть изголовы мысли о шахматах. Я расставляю на него ловуш­ку, он обходит ее и расставляетловушку на меня. Может, дело все во мне — ты говоришь, это напоминалошколу. Но я уже много лет не вел себя с пациентами так, Макс. Я уверен, дело внем: он вытягивает это из меня, может, из каждого, и называет это человеческойнатурой. И он уверен, что это она и есть! Вот где вся его философия уходит наневерный путь».

«Вот посмотри, Йозеф, ты опять за свое,пытаешься пробить бреши в его философии. Ты говоришь, он ге­ний. Если он так гениален, может,тебе стоит поучиться у него, а не пытаться разбить его в пух и прах!»

«Хорошо, Макс, вот это хорошо! Мне это ненравит­ся, но звучитхорошо. Это помогает. — Брейер глубоко вдохнул и шумно выдохнул воздух. — Теперь давай поиг­раем. Я обдумывал новый ответ накоролевский гамбит».

Макс разыграл королевский гамбит, Брейерответил ему центральным контргамбитом и в итоге через восемь ходов понял, чтодела его плохи. Макс жестоко взял в вилку слона и коня Брейера своей пешкой и,не подни­мая головы отдоски, сказал: «Йозеф, раз уж сегодня за­шел такой разговор, я тоже хочукое-что тебе сказать. Может, это не мое дело, но я не могу не обращать на этовнимание. Матильда говорит Рахель, что ты месяцами не дотрагиваешься донее».

Брейер еще несколько минут всматривался вположе­ние на доске и,поняв, что из вилки ему не вырваться, съел пешку Макса, прежде чем ответитьему: «Да, это не­хорошо. Очень нехорошо. Но, Макс, как я могу обсуж­дать это с тобой. Я с таким жеуспехом могу выложить все сразу Матильде, ведь я знаю, что ты разговариваешь сосвоей женой, а она общается со своей сестрой».

«Нет, можешь мне поверить, я могу хранитьсекреты от Рахель. Расскажу тебе один секрет: если бы Рахель знала о том, чтопроисходит у нас с моей новой ассис­тенткой, фройлен Виттнер, мне не жить — еще неделю назад! Прямо как ты сЕвой Бергер: интрижки с медсе­страми —это у нас, наверное, семейное».

Брейер исследовал доску. Замечание Максаего оза­ботило. Таквот как в глазах общественности выглядели его отношения с Евой. Хотя обвинениебыло несправед­ливым,он все равно чувствовал себя виноватым из-за единственного момента сильногосексуального искуше­ния. Во время серьезного разговора несколько месяцев назад Евасказала, что боится за него, что он готов со­блазнить Берту, разрушив этим своюжизнь, и предложила «сделать все, что угодно», чтобы помочь емуизба­виться отодержимости этой юной пациенткой. Разве Ева не предлагала Брейеру сексуальныеотношения Брейер не был уверен в этом. Но тут вмешался демон «НО», и в этотраз, как и во многих других случаях, он не мог заставить себя действовать.Однако он часто вспо­минал о предложении Евы и тяжко вздыхал, думая об упущеннойвозможности.

Теперь Евы не было. И он так и не смогналадить с ней отношения. После того как он уволил ее, она не ска­зала ему ни слова и оставляла безвнимания его предло­жения, когда он пытался помочь ей деньгами или с по­иском новой работы. Он уже никогдане сможет все ис­править и защитить ее от Матильды, но он по крайней мере могзащитить ее от обвинения Макса.

«Нет, Макс, это не так. Я не ангел, но,клянусь, я и пальцем не трогал Еву. Она была другом, хорошим дру­гом».

«Прости, Йозеф, я, видно, просто поставилсебя на твое место и решил, что ты и Ева...»

«Я могу понять, почему ты так решил. У насбыли не­типичныеотношения. Она была моей наперсницей, мы могли говорить обо всем на свете. Онаполучила ужас­нуюнаграду за все те годы, что проработала со мной. Я не должен был подчинятьсягневу Матильды. Я дол­жен был встать на ее защиту».

«Тогда почему вы с Матильдой, ну, таксказать, отда­лились»

«Может, я и затаил зло из-за этого наМатильду, но это не самая серьезная проблема нашего брака. Все на­много серьезнее, Макс. Но я незнаю, в чем дело. Ма­тильда —хорошая жена. О, мне ужасно не понравилось, как она вела себя в истории сБертой и Евой. Но в одном она была права: им я уделял больше внимания, чем ей.Но что происходит сейчас, я просто не понимаю. Когда я смотрю на нее, мне онакажется такой же красивой, как раньше».

«И»

«И я просто не могу прикоснуться к ней. Яотворачи­ваюсь. Я нехочу, чтобы она подходила ко мне близко».

«А может, это не такая уж и редкость.Рахель, конеч­но, неМатильда, но она привлекательная женщина, но все равно меня больше интересуетфройлен Виттнер, ко­торая, скажу я тебе, похожа на жабу. Иногда, когда я иду поКирстенштрассе, вереница из двадцати, тридцати шлюх кажется мне довольнособлазнительной. Ни одна из них не красивее Рахель, у многих гонорея илисифи­лис, но меня этовсе равно соблазняет. Если бы я был уверен, что никто меня не узнает. Я бырискнул! Одно­образнаяеда любому надоест. Знаешь, Йозеф, на каж­дую красивую женщину приходится помужчине, кото­рый ужеустал shtup9 ее!»

Брейеру никогда не нравились вульгарныевысказы­вания Макса,но этот афоризм не мог не вызвать у него улыбку — шурин был прав, хотя и груб.«Нет, Макс, это не скука. Не в этом моя проблема».

«Может, тебе стоит провериться Некоторыеурологи пишут о половой функции. Ты читал у Кирша о том, что диабет вызываетимпотенцию Теперь, когда табу на раз­говоры на эту тему снято, сталоочевидно, что проблема распространена шире, чем мы думали».

«Нет, — ответил Брейер, — я не импотент. Хотя я ивоздерживаюсь от секса, силы еще есть. Например, та русская девочка. И в моюголову приходили такие же мысли, что и в твою, о проститутках с Кирстенштрассе.На самом деле, часть проблемы заключается в том, что я так много думаю о другойженщине, о сексе с ней, что мне просто стыдно прикасаться кМатильде».

Брейер заметил, что откровения Максапомогли гово­рить иему. Может, у Макса со всей его грубостью лучше бы получилось общаться с Ницше,чем у него.

«Но и это не главное, — услышал он свои слова,— есть что-то еще!Что-то еще более дьявольское внутри меня. Знаешь, я подумываю о том, чтобы всебросить. Я никогда не сделаю этого, но снова и снова я думаю о том, чтобысняться с места и бросить — Матильду, де­тей, Вену — все. Ко мне постоянно возвращается эта безумная мысль,— причем я знаю, чтоона безумная, не обязательно говорить мне об этом, Макс, — что все мои проблемы будутрешены, если бы я только придумал, как избавиться от Матильды».

Макс покачал головой, вздохнул, съел слонаБрейера и начал готовиться к непобедимой королевской фланго­вой атаке. Брейер вжался в стул.Как он будет еще де­сять, двадцать, тридцать лет проигрывать Максу с его французскойзащитой и бесчеловечным королевским гамбитом

Глава 11

ТОЙ НОЧЬЮ, УЖЕ ЛЕЖА В ПОСТЕЛИ, Брейер думало королевском гамбите и фразе Макса о красивых женщинах и уставших мужчинах.Буря эмоций, вызван­ная Ницше, понемножку улеглась. После с разговора с Максом емустало легче. Наверное, все эти годы он не­дооценивал Макса. Матильда, уложивдетей, скользнула под одеяло, прижалась к нему и прошептала:«Спокой­ной ночи,Йозеф». Он притворился спящим.

Бам! Бам! Бам! Стук в дверь. Брейерпосмотрел на часы. Без пятнадцати пять. Он вскочил с кровати — он никогда не спал крепко,— схватил одежду ивышел в ко­ридор. Изсвоей комнаты вышла Луиза, но он сделал ей знак ложиться обратно. Он ужепроснулся, так что мог и сам открыть дверь.

Портье, извинившись за то, что пришлось егоразбу­дить, объяснил,что пришел мужчина за неотложной по­мощью. Внизу, в вестибюле, Брейера ждал пожилой мужчина. Головаего была непокрыта, и он явно пришел издалека: он запыхался, волосы его былипокрыты сне­гом, аслизь, вытекшая из носа, замерзла, превратив его густые усы в ледянойвеник.

«Доктор Брейер» — спросил он дрожащим отволне­нияголосом.

Брейер кивнул. Мужчина представился какгерр Шлегель, поклонился, коснувшись лба пальцами правой ру­ки — атавистический жест, все, чтоосталось от того, что в лучшие времена, несомненно, было молодцеватымса­лютом. «В моемGasthaus ваш пациент. Он болен, очень болен, — сказал мужчина. — Он не может говорить, но я нашелв его кармане эту карточку».

На оборотной стороне визитной карточки,которую дал ему герр Шлегель, Брейер увидел свое имя и адрес. На самой карточкебыло написано:

ПРОФЕССОР ФРИДРИХ НИЦШЕ

Профессор Филологии

Базельский Университет

Решение было принято незамедлительно. Ондал герру Шлегелю подробные инструкции: вызвать Фишмана с фиакром, а «когда вывернетесь, я уже буду одет. Вы мо­жете рассказать мне о моем пациенте по дороге к Gas­thaus».

Двадцать минут спустя закутанные впокрывала Брейер и герр Шлегель ехали по холодным заснеженным ули­цам. Хозяин постоялого дворарассказал, что профессор Ницше жил в Gasthaus с начала недели. «Очень хорошийпостоялец. Никаких проблем».

«Расскажите мне о его болезни».

«Почти всю неделю он провел в своейкомнате. Я не знаю, чем он там занимался. Каждое утро, когда я при­носил ему чай, он сидел за столоми что-то писал. Это меня озадачило, ведь, знаете, я заметил, что он плохови­дит, ему труднодаже читать. Два-три дня назад на его имя пришло письмо с базельским штемпелем.Я принес ему это письмо, а через несколько минут он спустился ко мне, щурясь имигая. Он сказал, что у него проблемы с глазами, и попросил меня прочитать емуписьмо. Ска­зал, чтоэто от сестры. Я начал читать, но, прослушав не­сколько строчек — что-то о русском скандале,— он явно расстроилсяи попросил вернуть ему письмо. Я попытал­ся было разглядеть, что написанодальше, прежде чем отдать ему письмо, но успел лишь заметить слова«де­портация» и«полиция».

Он ест в городе, хотя моя жена предлагалаготовить на него. Я не знаю, куда он ходит есть — у меня он сове­та не спрашивал. Он почти с намине разговаривал, только однажды вечером сообщил, что собирается набес­платный концерт.Но он не был застенчивым, не поэто­му он был таким тихим. Я кое-что заметил насчет егоскрытности...»

Хозяин постоялого двора, прослужившийдесять лет в военной разведке, скучал по своему делу и развлекался тем, чтопытался составить профиль характера своих по­стояльцев на основании мельчайшихдеталей повседнев­нойжизни, словно они были некими таинственными личностями. Пока он шел до домаБрейера, он собрал воедино все зацепки, которые ему удалось добытьотно­сительнопрофессора Ницше, и отрепетировал свой бу­дущий отчет перед доктором. Такаявозможность пред­ставлялась ему редко: обычно слушать его никто не хотел, так какего жена и обитатели Gasthaus были слиш­ком глупы, чтобы оценить истинныеиндуктивные спо­собности.

Но доктор перебил его: «Его болезнь, геррШлегель».

«Да, да, доктор. — Проглотив свое разочарование,герр Шлегель начал рассказывать о том, как около девя­ти часов утра в пятницу Ницшезаплатил по счету и ушел, сказав, что он уезжает днем и вернется до полудня забагажом. — Меня,наверное, какое-то время не было на месте, так как я не заметил, когда онвернулся. Он ходит почти бесшумно, знаете, словно не хочет, чтобы за нимследили. К тому же у него нет зонта, так что я не могу определить по подставкедля зонтов, которая стоит внизу, дома он или нет. Мне кажется, что он хочет,что­бы никто не знал,где он—в комнате иливышел. У него хорошо получается — подозрительно хорошо получает­ся — пробираться внутрь и наружу, непривлекая к себе внимания».

«А его болезнь»

«Да, доктор, да. Я только подумал, чтонекоторые мо­ментымогут представлять интерес с точки зрения диа­гноза. В общем, уже потом, днем,часа в три, моя жена как обычно отправилась прибраться в его комнате, а он там— он не уезжал! Онраспластался на кровати и стонал, держась рукой за голову. Она позвала меня, ия ска­зал ей подменитьменя у входа — яникогда не оставляю свое рабочее место без присмотра. Вот видите, о чем я:потому я и удивился, что он пробрался в свою комнату незамеченным».

«А потом» — терпение Брейера уже иссякло:герр Шлегель, решил он, прочитал слишком много дешевых детективов. Но временивсе равно вполне хватало на то, чтобы его компаньон удовлетворил свое явноежелание выложить все, что ему известно. До Gasthaus в третьем округе, илиЛандштрассе, все еще оставалось около мили езды, а из-за усиливающего снегопадавидимость настолько ухудшилась, что Фишман спустился на землю и медленно веллошадь по замерзшим улицам.

«Я вошел в комнату и спросил, не заболелли он. Он сказал, что с ним все в порядке, только немного болит голова, так чтоон оплатит еще один день и уедет завтра. Он сказал, что у него часто бываюттакие головные боли и что ему лучше помолчать и не двигаться. Он был оченьхолоден, он, правда, всегда такой, но сегодня особенно, совсем ледяной. Вневсякого сомнения, он хотел, чтобы его оставили одного».

«Что было дальше». — Брейер дрожал. Морозпроби­рал его докостей. Как бы ни раздражал его герр Шле­гель, Брейеру доставлялоудовольствие слышать, что кто-то еще считал Ницше тяжелымчеловеком.

«Я предложил послать за доктором, но онсовсем раз­волновался!Это надо было видеть: «Нет! Нет! Никаких докторов! Они только все портят!» Онне грубил, нет, знаете, он никогда не грубит, просто был холоден.Всег­да оченьобходителен. Очевидно его благородное проис­хождение. Готов поклясться,хорошая частная школа. Путешествия в хорошем обществе. Сначала я не могпо­нять, почему он неостановился в отеле подороже. Но я просмотрел его одежду — знаете, одежда может сказать ваммногое: известные марки, хорошая одежда, хорошо сшитая, хорошие итальянскиекожаные туфли. Но все это, даже белье, довольно поношенное. Изрядно поношенное,не раз штопанное, а такая длина пиджаков уже десять лет как вышла из моды. Явчера сказал жене, что он бедный аристократ, не имеющий представления о том,как жить в сегодняшнем мире. Раньше, на этой не­деле я взял на себя вольность ипоинтересовался, откуда происходит фамилия Ницше, и он что-то пробормотал одревнем польском дворянском роде».

«Что было после того, как он отказался отврача»

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 51 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.