WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 |

Андрей Николаевич Илларионов

Добрый день уважаемые коллеги. Прежде всего, я хотел бы поздравить всех сотрудников Института Экономических Проблем Переходного Периода, всех, кто работал в Институте в прежние годы, всех, кто работает сегодня, бессменного лидера Института, его директора, Егора Тимуровича Гайдара с замечательным юбилеем. Трудно было подумать 10 лет тому назад, когда создавался Институт, что когда-то наступит момент, когда будет возможность отмечать такой юбилей. Я хотел бы поздравить всех нас, сидящих в этом зале, всех тех, кто будет принимать участие в работе этой конференции, за ту уникальную возможность, которая появилась у нас сейчас, которой не было 10 лет тому назад, которой не было в течение почти целого столетия, за возможность, благодаря которой в Москву приезжают лучшие экономисты мира, выступают здесь, за то, что у нас есть возможность слушать таких корифеев экономической мысли, как Арнольд Харбергер, Лари Котликофф, Анна Крюгер. Десять лет тому назад мы не могли и мечтать об этом.

Сегодня мы понимаем, насколько мы были искусственно обеднены и ущемлены, не имея в нашей стране в течение многих десятилетий настоящей экономической науки. История последних 10 лет, в том числе и история Института Экономических Проблем Переходного Периода, это, по сути дела, история возрождения, история воссоздания экономической науки в России. Она началась, конечно, не 10 лет назад. Эта история началась несколькими годами раньше, когда в Москве и в Петербурге начали действовать семинары молодых экономистов. В Москве интеллектуальным лидером того семинара был Егор Тимурович Гайдар, а в Ленинграде - присутствующий здесь Сергей Александрович Васильев. Собиравшиеся под их руководством две команды экономистов, встречались вначале сами по себе, потом они объединились. Сейчас трудно себе представить, какими были первые темы обсуждения на этих семинарах. Для тех счастливчиков, которым удалось поучаствовать в тех семинарах, сами их названия, как, например, легендарный семинар на Змеинке говорит о воссоздании, о воссоздании российской экономической науки не меньше, а может быть и больше, чем очередная сессия Американской экономической ассоциации для мировой экономической науки.

Тогда это было начало, но воссоздание экономической науки продолжается и сейчас. Экономическая наука – это всегда борьба с экономическими мифами. Мифами, которых, к сожалению, не становится меньше. Их было не мало в начале 90-х гг., некоторые из них сегодня уже упоминались. Увы, их не меньше и сегодня, и они также воспроизводятся массовыми тиражами. Я не буду сегодня называть все мифы и заблуждения, жизнь рано или поздно расставит их по своим местам. Совсем скоро – лет через десять многие заявления, которые мы сегодня часто слышим, будут восприниматься нами не иначе как глубокие заблуждения.

Но чтобы немного ускорить этот процесс, чтобы не ждать слишком долго, следует, по крайней мере, упомянуть некоторые из них. Прежде всего это миф о допустимом и желательном уровне государственных расходов. Эта точка зрения, к сожалению, остается еще широко распространенной в нашей стране. Другое глубокое заблуждение касается роли инвестиций. Старые хозяйственники, как мы здесь уже слышали, ссылались на то, что им не нужны деньги, потому что им нужны кредиты. Сегодняшние, так называемые,современные, продвинутые бизнесмены занимаются увы абсолютно тем же самым, но только используют немного другие термины. Они говорят: «Нам не нужны деньги, нам не нужны и кредиты, но нам нужны инвестиции. Мы так проведем реструктуризацию ваших компаний, что к нам придут инвестиции».

Немало мифов связано и с бюджетной политикой.Среди них - и такие мифы, как миф о финансовом разрыве, о невозможности или даже вредности обслуживать и погашать свои собственные долги, в том числе долги внешние и т.д. Настоящая экономическая наука – это всегда борьба с мифами, это трудная и непростая борьба. Но это такая борьба, в результате которой их все-таки будет становиться меньше.

Институт Экономических Проблем Переходного Периода активно участвует в национальной экономической дискуссии. Я надеюсь, он и в дальнейшем будет помогать уменьшать количество экономических мифов в нашей стране.

А сейчас позвольте мне остановиться на основной теме своего выступления, которое я хотел бы посвятить наиболее важным среднесрочным проблемам развития российской экономики, особенно в свете того очень яркого и очевидного опыта, который мы приобрели за последнее десятилетие, и особенно за последние несколько лет. Название моего выступления «Российские симптомы голландской болезни». Хотя, некоторые выводы, которые хотелось бы сделать, на самом деле, выходят за рамки этой чуть более узко сформулированной темы.

Многое из того, что делалось в нашей стране за последнее десятилетие и делается сегодня, к сожалению, не учитывает, как мне кажется, трех важнейших особенностей российской экономики. Первая особенность заключается в том, что наша экономика по своим размерам является очень небольшой, по сравнению с мировой экономикой. Ее удельный вес в мировом ВВП по обменным курсам составляет примерно 0,6%. Очень часто действия российских властей исходят из того, что они управляют совсем другим, гораздо большим экономическим организмом. Мы постоянно забываем, что наша экономика по мировым масштабам относится к средним экономикам. Она весьма мала по отношению ко всей мировой экономике.

Вторая особенность заключается в том, что наша экономика является открытой – как с точки зрения достаточно свободного формирования валютного курса по текущим операциям, так и с точки зрения весьма высокой доли экспорта-импорта в национальном продукте. В первой половине 2000 года размеры экспорта были близки к половине ВВП, по итогам года они превысили 40%, а величина импорта составляла около 20% ВВП. Это весьма высокие показатели, которые много определяют в нашей внутренней экономической жизни и внутренней экономической политике.

Третья особенность, которая вытекает из первых двух - наша экономика является в высокой степени зависимой от конъюнктуры мировых рынков. Это связано, конечно, не только с масштабами экономики, не только со степенью открытости нашей экономики, но и с той долей, которую в нашем экспорте играют сырьевые товары, колебания цен на которые отличается высокой волатильностью, и, которые, соответственно, очень сильно влияют на внутреннюю экономическую ситуацию. Мне кажется, что игнорирование того, что наша экономика обладает прежде всего именно такими особенностями, в прошлом очень часто вело к серьезным ошибкам и просчетам, и, следовательно, к большим потерям.

Одним из примеров того, в какой степени мы зависим от внешних факторов, является представленный здесь график, на котором более темным цветом обозначено сальдо платежного баланса по текущим операциям, а чуть более светлым – рост валовых валютных резервов денежных властей. Как мы видим, наблюдается сильная корреляция между этими двумя показателями. По сути дела, один из важнейших макроэкономических показателей - рост валовых валютных резервов - в высокой степени зависит от сальдо платежного баланса, а сальдо платежного баланса, в совю очередь, зависит в большой степени и от динамики валютного курса, и от соотношения цен на экспортируемые и импортируемые национальной экономикой товары.

Какие выводы из этого следуют для внутриэкономической ситуации Приобретение валютных резервов денежными властями, как хорошо известно, приводит к эмиссии национальной валюты, рублей и, следовательно, к инфляции на внутреннем рынке. На следующем графике изображены темпы прироста денежной массы и темпы инфляции за последние пять лет. Мы знаем, что в средней и долгосрочной перспективе с некоторой поправкой на изменение спроса на деньги, темпы инфляции соответствуют темпам денежной эмиссии. В 1996-1997 гг., когда темпы прироста денежной массы довольно заметно опережали темпы накопленной инфляции, происходило нарастание своеобразного инфляционного навеса, который неизбежно должен был проравться в инфляции, что и произошло в 1998 г. Инфляционный взрыв мог произойти чуть раньше или чуть позже - это зависело от конкретной ситуации. Однако, совершенно ясно, что дополнительная инфляция 1998 г. была связана не только и даже не столько с девальвацией национальной валюты, сколько с реализацией накопленного инфляционного потенциала предшествующих лет.

В 1999 и 2000 гг. мы, к сожалению, наблюдаем, что уроки предшествующих лет не в полной степени усвоены. По сути дела продолжается очень похожая политика - существенное нарастание денежной массы с отстающим приростом внутренних цен, что рано или поздно, но неизбежно приведет к соответствующей коррекции. Эта коррекция может принять форму либо инфляционного взрыва, что на сегодняшний день выглядит маловероятным, либо гораздо более высокого фондового уровня инфляции, который может поддерживаться достаточно длительное время, что на сегодня выглядит наиболее вероятным.

В условиях, в которых мы оказались в последние 1,5-2 года динамика инфляции оказывалась поначалу довольно серьезно отстающей от динамики валютного курса. На следующем графике вверху показаны две линии - более жирная и менее жирная - показывающие индексы валютного курса, более светлым цветом – индекс курса рубля по отношению к доллару, более темным цветом – индекс курса рубля по ОРЗ валют основных торговых партнеров России. Нижние две линии показывают индексы соответственно потребительских цен и цен производителей. Мы видим, что в конце 1998г. и начале-1999 г. существовал достаточно большой разрыв между этими кривыми, который означал, что произошло значительное снижение реального валютного курса, или что то же самое - снижение относительного уровня внутренних цен. Таким образом, национальной экономике были предоставлены дополнительные конкурентные преимущества, которыми она в большой степени и воспользовалась в последние 1,5 года, возобновив экономический рост.

Однако, в конце 1999 г. и особенно в 2000 г. эти линии начинают сходиться. Номинальный валютный курс рубля к доллару практически не растет, номинальный валютный курс по корзине валют - основных торговых партнеров снижается - в силу того, что курс доллара по отношению к основным мировым валютам повышается. Таким образом, тот разрыв между индексами валютного курса и цен, который был достигнут в 1998-1999 гг. и который обеспечил относительную конкурентоспособность национальной экономики и начало экономического роста, начинает быстро уменьшаться.

На следующем графике видим те же самые показатели, но таким образом, что валютный курс по ОРЗ валют стран торговых партнеров принят за 100%. Мы видим, что максимальный разрыв между уровнем валютного курса и относительным уровнем внутренних цен был достигнут в январе 1999 г. Это был тот самый разрыв, который обеспечил нашу сравнительную конкурентоспособность. В течение 1999 г. уровень внутренних цен как по потребительским ценам, так и по ценам производителей повышался, но медленно. В 2000 г. скорость повышения относительного уровня внутренних цен существенно увеличилась. К ноябрю 2000 г. была фактически «съедена» половина относительного преимущества, существовавшего в январе 1999 г. Нет сомнения в том, что в течение еще 10 месяцев продолжения такой политики, которая проводилась в этом году, и относительное преимущество в относительных ценах и размерах реального валютного курса, о чем очень подробно было сказано в блестящем докладе профессора А.Харбергера, будет ликвидировано, то тогда через 10 месяцев мы имеем шанс выйти на уровень относительных цен (или, что то же самое,) уровень реального валютного курса, с которого мы и стартовали в это плавание в июле1998 г.

К большому сожалению, экономическая политика, проводимая в 2000 г., не только не пыталась отреагировать на эти вызовы, не пыталась справиться с этими вызовами, но и делала, к большому сожалению, многое из того, что еще более ухудшало ситуацию. На следующем графике показаны темпы годовой инфляции и величина номинальной ставки рефинансирования Центрального Банка России. Мы видим, что после минимальных темпов ожидаемой годовой инфляции, достигнутых в марте-мае 2000 г., когда было немало заявлений о том, что они могут снизиться до 12-14%, на самом деле произошло их довольно существенное повышение. Этот замечательный период давно прошел, и ожидаемые темпы годовой инфляции существенно повысились. Но они не просто существенно повысились, они превысили величину номинальной ставки рефинансирования Центрального Банка, тем самым сделав ее отрицательной в реальном измерении. В результате реальные процентные ставки с июня-июля 2000 г. оказываются отрицательными в реальном измерении, что, вне всякого сомнения, усиливает инфляционное давление на внутреннем рынке.

Косвенным подтверждением этого являются два следующих графика. На первом из них показаны изменения от иностранных активов и пассивов коммерческой банковской системы. Существенное падение размеров валютных депозитов произошло в результате августовского кризиса 1998 г. Затем в течение почти годового периода этот показатель находился на довольно низком уровне. В течение последнего года происходит резкое увеличение валютных депозитов, что свидетельствует о характере предпочтений экономических агентов.

На втором графике, где показан баланс активов и пассивов российской банковской системы, мы видим довольно существенное ухудшение ее показателей вплоть до кризиса 1998 г., а затем довольно существенное их улучшение, однако с конца 1999 г., и особенно с начала 2000 г. происходит очередное, хотя и не очень быстрое, ухудшение этого баланса. Таким образом, инфляционное давление, создаваемое в экономике приобретением довольно больших объемов иностранной валюты, не только не снижается в результате действия денежных властей, оно реально усиливается благодаря той политике, которая ими проводится.

Для лучшего понимания уникальности ситуации, в которой мы в последнее время находимся, следует взглянуть на следующий график, который хорошо известен - номинальные цены на нефть в долларах США за баррель. Видно, что в последний год цены на нефть существенно отклонились от среднесрочного тренда предшествующего десятилетия. По сравнению со средней ценой нефти, составлявшей в предшествующее десятилетие примерно 17 долларов за баррель, в течение последнего года, особенно, цена нефти вышла на совершенно иной уровень, по данным на сентябрь-октябрь 2000 г. превысила 32 доллара за баррель. Такая цена примерно вдвое выше величины среднегодового тренда.

Pages:     || 2 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.