WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 38 |

Однако философские трактаты малокто читает. Поэтому Жид продолжил тему в романе "Фальшивомонетчики" (1926).Основная сюжетная линия романа - история любви молодого писателя Эдуарда и его15-летнего племянника Оливье. Их неудержимо влечет друг к другу, Эдуард хочетпомогать духовному развитию юноши, а Оливье нуждается в его жизненном опыте иэмоциональном тепле. Однако робость и страх быть непонятыми мешает обоимоткрыто выразить свои чувства. Эдуарду кажется, что он не нужен мальчику, аОливье, принимая сдержанность Эдуарда за холодность, едва не становится добычейсветского циника графа де Пассавана, напоминающего прустовского де Шарлю. Но вконце концов дяля и племянник обретают друг друга и даже мать Оливьеблагословляет их отношения. В своей автобиографии "Если зерно не умирает.. "(1926) Жид расставил все точки над и. Гомосексуальные чувства и отношения,которые раньше можно было считать художественным вымыслом, теперь стали фактамиего биографии. Это, естественно, вызвало скандал. Отдельные критики обвинялиЖида в развращении детей, в его откровенности увидели проявленияэксгибиционизма и нарциссизма. Но со временем люди привыкли. В 1947 г. АндреЖид получил Нобелевскую премию по литературе.

От Андре Жида эстафетахудожественной гомоэротики протянулась к драматургу, поэту, режиссеру ихудожнику Жану Кокто (1889 - 1963). Как и Жид, Кокто был маменькиным сынком(его отец покончил с собой, когда Жану было 8 лет) и всегда любил женскоеобщество.. В лицее Кондорсэ Жан влюбился в старшего по возрасту, сильного инеобузданного одноклассника Даржелоса, не мог спокойно видеть его голых ног вкоротких шортах и открытого ворота рубашки, но при встрече с ним наединерастерялся и попал в неловкое положение. Через несколько дней после этогоДаржелос заболел и умер, оставшись в памяти Кокто символом агрессивноймаскулинности. Свои ранние эротические чувства и переживания Кокто описал ванонимно изданной "Белой книге" (1928), к которой позже написал игривоепредисловие - дескать, может быть эта книга моя, а может быть и не моя, и вромане "Ужасные дети" (1929). Человек разнообразных талантов и огромноголичного обаяния, Кокто много лет стоял в самом центре французскогохудожественного авангарда и стал первым открытым гомосексуалом, избраннымчленом Французской академии.

Художественная литература сыграларешающую роль и в постепенной реабилитации женской однополой любви.Христианские богословы говорили о ней гораздо реже, да и либертины ХVI -XVIIIвв. не принимали ее всерьез. Сексуальные отношения между женщинам казалисьсамоуверенным мужчинам только временной заменой или подготовкой к "настоящему"сексу. Если для "голубых" мужчин главной опасностью было засветиться,обнаружить себя, то лесбиянки страдали прежде всего от своей невидимости.

Хотя секс между женщинамибудоражил мужское эротическое воображение, единственным известным ему типомлесбиянки была мужеподобная и коварная женшина-вамп, гермафродитка, котораяуспешно конкурирует с мужчинами и развращает молоденьких девушек. Естественно,что этот образ наделялся самыми отвратительными чертами. Даже в наиболеедружественной к лесбиянкам стихотворной книге Шарля Бодлера "Цветы зла" (1857)сочувствие по поводу неосуществимости их сексуальных желаний переплетается сосуждением их "демонизма":

Вас, дев и дьяволиц, страдалиц ичудовищ,

Люблю вас, нашу явь презревшиеумы!

Вы в бесконечности взыскуетесокровищ,

Вы, богомолицы, и вы, исчадьятьмы!

То плачете, а то кричите висступленье,

О, сестры бедные! Душа за васскорбит,

За муки хмурые, за больнеутоленья,

За сердце, где любовь, как пепелв урнах, спит.

(пер. С. Петрова)

Наибольшее вниманиеученых-сексологов также привлекали мужеподобные, крупные женщины с волосатыминогами, грубыми манерами и низким голосом. Имея дело преимущественно странссексуалками, сексологи видели в них просто "недоделанных" мужчин,приписывали всем лесбиянкам мужской склад ума и характера, а также врожденнуюсклонность к преступности и проституции.

Поскольку применить это к себепорядочная женщина, естественно, не могла, единственным доступным способомсимволизации однополой любви было представление ее как не имеющей эротическойподоплеки романтической дружбы. Поскольку женщины считались в принципенесексуальными, они могли целовать, ласкать друг друга, спать вместе,выказывать чувства всеобъемлющей любви и клясться в вечной верности и тем неменее не видеть в этих страстях ничего, кроме душевных излияний. Мужчин этовполне устраивало.

Самый знаменитый пример такихотношений - так называемые "леди из Лланголлена", Элинор Батлер (1739-1829) иСары Понсонби (1755-1831). Дочь знатной ирландской семьи Элинор Батлер,вернувшись из монастыря, где ее воспитывали, отказалась думать о замужестве ицеликом погрузилась в книги. В 1768 г. 29-летняя Элинор познакомилась с13-летней Сарой и их сразу же связала "особенная дружба". Десять лет спустя,переодевшись в мужское платье, подруги сбежали из дома. Их догнали, вернули ирешили поместить Элинор в монастырь, а Сару принудить к замужеству. Но послетого, как Сара пригрозила разоблачить сексуальные домогательства своегоопекуна, от них отступились, девушки поселились в Уэльсе и прожили вместедолгую счастливую жизнь. Официально никто не считал их отношения сексуальными.Даже знаменитая ханжа, сплетница и гомофобка, отравившая жизнь многим достойнымсовременникам, в данном случае держала свои подозрения при себе.

Помогало лесбиянкам исексологическое невежество, в частности - викторианское представление обасексуальности женщин. До нас дошел замечательный в этом смысл судебныйпроцесс. В 1810 г. в Эдинбурге знатная леди Камминг Гордон неожиданно забралаиз частной женской школы свою незаконнорожденную внучку Джейн и посоветоваладругим родителям сделать то же самое, мотивируя это соображениями нравственногопорядка. Чтобы спасти свое доброе имя и получить компенсацию за понесенныйущерб, молодые учительницы подали в суд. Судейские протоколы достаточнокрасноречивы. Девочка рассказала, что мисс Вудс забиралась в постель к подруге,ложилась на нее и они обменивались явно эротическими репликами. Но судьи немогли поверить столь чудовищному обвинению и приписали жалобы болезненномувоображению ученицы. После многолетнего разбирательства, в 1819 г. ПалатаЛордов решила, что порядочные девушки просто не могли этого делать. Как сказалодин из судей, " ни одного такого случая неизвестно ни в Шотландии, ни вБритании... Я считаю, что такое преступление не существует... Совокупление безпенетрации... равносильно обвинению в изнасиловании посредством болтовни".Этот судебный прецедент еще долго охранял женщин от "грязных подозрений".

Как и в случае с мальчиками,рассадниками однополой любви были монастыри и возникшие в XIX в.школы-интернаты. Жесткая диктатура властных старых дев-директрис и абсолютноезамалчивание всех вопросов пола благоприятствовали массовым влюбленностямдевочек в учительниц и соучениц. Учителя и теоретики педагогики, как водится,ничего в этом не понимали. Если учителя-мужчины, зациклившись на мальчишескойчувственности, преуменьшали духовную сторону отношений между мальчиками, тоучительницы, наоборот, гипертрофировали духовные свойства и пренебрегалифактами девичьей сексуальности.

Важную роль в освободительномпроцессе и становлении нового женского самосознания сыгралиписательницы-лесбиянки. Маргерита Рэдклифф Холл (1880-1943) с раннего детстваобожала мужские занятия, увлекалась молодыми женщинами и предпочитала называтьсебя Джоном. Унаследовав от деда огромное состояние, она вела самостоятельныйобраз жизни, подолгу жила во Франции и в Италии и имела несколько серьезныхроманов с женщинами.

Героиня главного произведенияРэдклифф Холл, романа "Колодезь одиночества" (1928), Стивен Гордон большепохожа на транссексуалку, чем на лесбиянку. Ее родители хотели иметь сына,появление девочки было для них разочарованием. Не желая смириться с этим, онидали ей мужское имя "Стивен", а ее главным наставником стал отец. СемилетняяСтивен одевается, как мальчик, пренебрегает куклами и платьями, страстновлюбляется в юную горничную Коллинз и категорически заявляет: "Я мальчик". Свозрастам ее маскулинность усугубляется. В 17 лет "она не имела с другимидевочками ничего общего, а они, в свою очередь, находили ее неприятной". Смужчинами ей легче, но их раздражают ее ум и независимость. Соседям она кажетсястранной и вызывает сплетни: что-то в ней явно не так! В 18 лет в жизни Стивенпоявляется молодой человек Мартин, с которым у нее устанавливается нежнаядружба, но как только он объясняется в любви, Стивен охватывают ужас иотвращение; Мартин уезжает, так и не поняв, в чем дело.

Стивен страстно влюбляется влегкомысленную молодую замужнюю женщину Анджелу Кросби: " Я знаю, что люблювас, и что ничто больше в мире не имеет значения". Но Анджела простозабавляется с ней, а затем, испугавшись разоблачения, выдает тайну своему мужу,который все сообщает матери Стивен. После скандала, Стивен уезжает в Париж истановится писательницей. С началом войны, она идет на фронт, где ценят еемужество и решительность, потом влюбляется в юную Мэри, которая отвечает ейвзаимностью. Стивен берет девушку к себе, но долго не решается сойтись с нейфизически, боясь причинить Мэри страдания. Любовь Мэри разбивает эти сомнения."Когда Стивен держала девушку в объятиях, она чувствовала, что она для Мэри -все: отец, мать, друг и любовник, все сразу, а Мэри означает все для нее -ребенка, друга, возлюбленную, все в одном лице". Но Мэри трудно жить визоляции, а в обществе они изгои. Появляется старый друг Стивен Мартин, теперьон все понимает, но сам влюбляется в Мэри, которая отвечает ему взаимностью, ноне может оставить Стивен. Тогда Стивен жертвует собой: сделав вид, что у неероман с другой женщиной, она вынуждает Мэри уйти с Мартином.

"Колодезь одиночества" - нестолько автобиография, сколько художественная иллюстрация образа "сексуальнойинверсии", почерпнутого Холл из тогдашней сексологии. Ее цель - вызватьсочувствие, показать людям, что "инвертированные" не могут жить иначе и тем неменее являются психологически абсолютно нормальными. Хотя в книге нет никакойэротики, в 1934 г. "Колодезь одиночества" был в Англии запрещен. Когда, потребованию Холл, прокурор прочел вслух самое "непристойное" место книги, имоказалась фраза: "И этой ночью они были неразделимы". Несмотря на запрет,"Колодезь" имел огромный читательский успех, а благородный образ Стивен Гордонстал образцом для подражания тысячам лесбиянок и транссексуалок во всем мире.

Этот освободительный эффектпродолжался несколько поколений, но с течением времени все яснее становилась иего неоднозначность. Известная канадская писательница-лесбиянка Джейн Рюл(родилась в 1931 г.) вспоминает, что она впервые прочла "Колодезь" в 15 лет. Яничего не знала о реальной жизни Рэдклифф Холл и очень мало - о своейсобственной, но я была здорово напугана. Подобно Стивен Гордон, я была высокой,у меня были широкие плечи и узкие бедра, плоская грудь и низкий голос. Прочитав"Колодезь", " я вдруг обнаружила, что я - урод, прирожденный монстр,представитель третьего пола, которому, вероятно, придется называть себя мужскимименем (телефонные операторы уже обращались ко мне - "сэр"), носитьгалстук-бабочку и жить в изгнании в каком-то европейском гетто".

Писательницы-лесбиянки утверждалисебя не только своими произведениями, но и стилем жизни. О своих чувствах ипереживаниях им приходилось говорить исключительно намеками, изображать себяили своих возлюбленных мужчинами, или делать вид, что в женских влюбленностяхнет ничего сексуального, или описывать не женскую, а мужскую однополую любовь,о которой люди все-таки знали больше. Вынужденные умолчания и недомолвкизаставляли писательниц вырабатывать особый литературный код, находить слова изнаки, понятные только посвященным, иногда даже избегать местоимений "он" и"она". Декодирование этих скрытых знаков и значений гораздо труднее, чем вболее откровенной "мужской" литературе. Иногда их можно понять только вконтексте интимной биографии автора, которая сама служит литературным текстом.Самые знаменитые из них - американка Гертруда Стайн (1874-1946) и англичанкаВирджиния Вулф (1882-1941).

Главным центром европейскойгомосексуальной культуры первой трети XX века, до прихода к власти Гитлера,была Германия. Гомоэротизм имел глубокие исторические корни в немецкой культуреXVIII-XIX веков. Самым известным (и откровенным) немецким гомоэротическимпоэтом эпохи романтизма был граф Август фон Платен (1796-1835). Большую частьжизни фон Платен прожил в Италии и, как видно из его автобиографии, неуклонялся от телесных радостей. Однако его поэзия исключительно целомудренна ипосвящена преимущественно теме неразделенной любви автора к молодым мужчинам.Сентиментальную гомоэротику фон Платена язвительно высмеивал Генрих Гейне, ноего высоко ценил Томас Манн.

В начале XX в. эта традиция былапродолжена. Хотя в Веймарской республике гомосексуальность оставалась уголовнымпреступлением, в Берлине, Гамбурге, Кельне и других немецких городах открытосуществовало множество гомосексуальных баров, кафе и дансингов, в которыхпосетители без труда находили партнеров на любой вкус. Английские иамериканские гомосексуалы слетались в Берлин, как в Мекку. Эта среда и ее нравыподробно описаны в воспоминаниях и повестях Ишервуда, Аккерли, Одена и Спендераи в знаменитом фильме Боба Фосса "Кабаре".

Наряду с бытовой субкультурой, вГермании была и развитая гомосексуальная идеология, точнее - идеологии.Социал-демократические теоретики добивались отмены уголовного преследованияоднополой любви, упирая на то, что гомосексуалы - жертвы ошибки природы.Аристократы-эстеты, напротив, доказывали ее возвышенно-духовный характер,требуя не снисхождения к ней, а преклонения. Агрессивные же милитаристы,одинаково отвергая как медикализацию, и интеллектуализацию гомоэроса,провозглашали его воплощением мужской силы и мужества. Соответственноразличались и образы "истинного гомосексуала". У одних это был женственныйандрогин, у других - изящный юноша-эфеб, у третьих - сильный и грубыймужчина-воин.

Первая позиция была представленаХиршфельдом. Основанный им в мае 1897 г. Научно-гуманитарный Комитет составилспециальную петицию за отмену дискриминационного 175 параграфа имперскогоуголовного кодекса, которую подписали, в числе многих других выдающихсядеятелей немецкой культуры, Август Бебель, Карл Каутский, Альберт Эйнштейн,Мартин Бубер, Карл Ясперс, Альфред Деблин, Герхард Гауптман, Герман Гессе,Томас и Генрих Манны, Райнер Мария Рильке, Стефан Цвейг.

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 38 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.