WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 38 |

В Англии между двумя мировымивойна главными рассадниками и духовными центрами однополой любви оставалисьОксфорд и Кембридж. Именно в Кембридже возник кружок так называемых"Кембриджских апостолов", позже получивший название группы Блумсберри (по именирайона в Лондоне, где они с 1904 г. регулярно собирались в доме сестер Стивенна Гордон-сквер). Наиболее известными членами этого интеллигентскогокружка-салона были популярный романист Литтон Стрэчи, экономист Джон МейнардКейнз, историк Голдсуорси Дикинсон, писатель Э[двард] М[орган] Форстер,писательница Вирджиния Вулф. В доме на Гордон-сквер бывали не толькогомосексуалы, но последние явно преобладали. Свободная дружеская атмосфераблагоприятствовала вольным разговорам и шуткам, в традициях Уайльда. Некоторыечлены кружка были связаны любовными отношениями. Хотя никто из них, заисключением Форстера, не выступал публично в защиту однополой любви, ониязвительно высмеивали викторианское ханжество и не стеснялись собственнойсексуальности, а их высокая интеллектуальная репутация придавалареспектабельность и ей. Впрочем, в своих литературных произведениях они большейчастью пользовались эзоповым языком.

Характерно творчество Форстера.Хотя однополая любовь была центральной осью всех произведений знаменитогописателя, открыто он говорит о ней только в романе "Морис". Герой этого романас ранней юности чувствует свою необычность, но очень долго не может ни осознатьистинный характер своей привязанности к соученику по университету, ни, темболее, принять ее. Лишь в самом конце повествования Морис находит счастье вобъятиях сумевшего пробудить его молодого рабочего. Первый вариант романа былзакончен летом 1914 г., но писатель не посмел его напечатать и продолжалработать над рукописью вплоть до 1960 г., опубликована же книга была лишь послеего смерти, в 1971 г. За эти годы многие былые страхи и нравственные критерииуспели безнадежно устареть. Консервативным критикам книга все равно показаласьшокирующей, они привыкли к другому, менее откровенному, Форстеру, литературнаяже молодежь не увидела в романе ничего существенно нового. "Морис", как ипоставленный на его основе кинофильм Джеймса Айвори (1987), выглядит скореезапоздалым памятником викторианской эпохи, чем художественно-психологическимоткрытием.

Во Франции необходимости вполитическом движении в защиту гомосексуалов не было, их не преследовали позакону со времен Наполеона. Общественное мнение здесь также было терпимее, покаречь шла только о частной жизни. Многие английские и американские гомосексуалы,подвергавшиеся травле у себя на родине, находили убежище в Париже. Не особенноволновала французов и мужская проституция. Тем не менее открыто защищать ипропагандировать гомосексуальность было нельзя.

Главную роль в"респектабилизации" однополой любви во Франции сыграла художественнаялитература. Ни в одной национальной литературе XIX-XX веков эта тема незанимает такого большого места, как во французской.

Гомоэротические сюжетные линиискрытно присутствуют у Бальзака (1799-1850), в описании отношений между беглымкаторжником Жаком Колленом (он же - Вотрен) и молодым Люсьеном де Рюбампре.Громким событием окололитературной жизни начала 1870-х годов был роман ПоляВерлена (1844-1896) и Артюра Рембо (1954-1891). Любовь с первого взглядавозникла в 1871 г., когда женатому Верлену было 26, а Рембо - 16 лет,продолжалась два года и стала достоянием гласности из-за своей горячности идраматизма (неуравновешенный Верлен даже стрелял в Рембо, за что попал на двагода в тюрьму). Ее поэтическим выражением стали несколько гомоэротическихстихотворений обоих поэтов и совместно написанный ими порнографический "Сонет озаднем проходе". Гюстав Флобер (1821-1880) в своем ироническом словареопределил педерастию как "болезнь, которая поражает всех мужчин определенноговозраста" (сам Флобер, как видно из его писем друзьям из Туниса и Египта, такжебыл ей подвержен). "Цветы зла" Шарля Бодлера (1821-1867) первоначальноназывались "Лесбиянки". Тема мужской любви звучит в "Песнях Мальдорора" графаде Лотреамона (псевдоним Исидора Дюкасса, 1846-1870).

В начале XX в. художественнымисследованием гомосексуального желания занялись признанные классики. Причемесли для Ромена Роллана и Роже Мартен дю Гара, посвятивших проникновенныестраницы подростковой дружбе-любви, эта тема была важной, но проходной, то дляМарселя Пруста, Андре Жида, Анри де Монтерлана и Жана Кокто это главныйстержень всей их жизни и творчества.

Марсель Пруст (1871 - 1922) сдетства испытывал влечение к мальчикам. Одинокий и болезненный ребенок,проводивший время преимущественно среди женщин, он мечтал, что когда-нибудьбудет жить вместе со своим лучшим другом, которого никогда не покинет. В лицееКондорсэ 16-17- летний Пруст завязывает дружеские отношения с тремя младшимимальчиками - пятнадцатилетними Жаком Бизе (сыном композитора), его кузеномДаниэлем Галеви и 14-летним Робером Дрейфюсом. Беда однако заключалась в том,что они были Марселю нужны, а он им - нет. В дневнике Галеви любовное письмоМарселя, адресованное Бизе, сопровождается пометкой: "Этот бедный Прустабсолютно сумасшедший - посмотрите это письмо".

Марсель пытался объяснить Галевихарактер своей привязанности к Бизе: "... Есть молодые люди... и особенно типыот восьми до семнадцати лет, которые любят других мальчиков, всегда хотятвидеть их (как я - Бизе ), плачут и страдают вдали от них, которые не хотятничего другого, кроме как целовать их и сидеть у них на коленях, которые любятих за их тело, ласкают их глазами, называют их "дорогой" и "мой ангел", вполнесерьезно, пишут им страстные письма и ни за что не свете не занялись быпедерастией.

Однако зачастую любовь ихувлекает и они совместно мастурбируют. Но не смейся над ними.... В концеконцов, это же влюбленные. И я не знаю, почему их любовь недостойнее обычнойлюбви ".

Не встретив взаимности у Жака,Марсель влюбляется в Даниэля, надоедает ему, посвящает любовные стихи.Гетеросексуальным мальчикам эти чувства были смешны и даже оскорбительны. Вдневнике Галеви по поводу посвященного ему стихотворения Пруста записано:"Какое несносное существо!" При всем его уме и таланте, Пруст казалсяодноклассникам странным, манерным и скучным. "Бедный, несчастный мальчик, мыбыли грубы с ним..." - писал впоследствии Галеви..

Оскорбленное самолюбие сделаломолодого человека чрезвычайно скрытным. Отныне и до конца жизни онкатегорически отрицал свою гомосексуальность. Пруст постоянно влюблялся вюношей и молодых мужчин. Эти влюбленности большей частью оставалисьплатоническими, а потом отношения перерастали к дружеские. Самой сильной идлительной любовью Пруста был молодой автогонщик Альфред Агостинелли, которыйвместе со своей любовницей Анной (Пруст считал ее женой Альфреда), нескольколет жил в доме Пруста на правах его шофера, а затем секретаря. Внезапный изагадочный уход Агостинелли от Пруста 1 декабря 1913 г. и затем его гибель вавиационной катастрофе 30 мая 1914 г. вызвали у писателя отчаяние. "Ядействительно любил Альфреда, - писал он через полгода после гибелиАгостинелли. - Мало сказать - любил, я обожал его. И я не знаю, почему я пишуэто в прошедшем времени, я буду любить его всегда". Хотя со временем Альфредазаменили другие молодые секретари, Агостинелли не был забыт. "Печаль убывает непотому, что умирают другие, а потому, что что-то умирает в тебе самом. Нужнабольшая жизненная сила, чтобы поддерживать неизменным собственное "Я" хотя бы втечение нескольких недель. Его друг не забыл бедного Альфреда. Но он соединилсяс ним в смерти, а его наследник, сегодняшнее "Я", хотя и любит Альфреда, знаетего только по рассказам другого. Это нежность из вторых рук".

Озабоченный собственнымипроблемами, Пруст испытывал постоянную потребность говорить о гомосексуальностии в то же время был неспособен к прямому самораскрытию. Единственным человеком,в разговоре с которым Пруст однажды снял привычную маску, был Андре Жид. Когда14 мая 1921 г. Жид принес ему рукопись "Коридона", Пруст без всякого стесненияи угрызений совести, даже с некоторым хвастовством, признался ему в своейпедерастии и даже рассказал о своих "экспериментах по вызыванию оргазма", нотут же заметил, что в литературе об этом можно говорить только косвенно: "Выможете рассказывать все, что угодно, но только при условии, что вы никогда нескажете "Я".

Трагедия Пруста заключалась втом, что нежные любовные чувства, которые он испытывал к молодым мужчинам, былинесовместимы с его темными садомазохистскими фантазиями. Сексуальная жизньпостоянно больного Пруста протекала главным образом, если не исключительно, вего воображении. В своей эпопее "В поисках утраченного времени" "великий мастерпритворства", как назвал его Андре Жид, разделил свои эротические переживанияна две части. Все красивое, нежное и изящное, что было в его гомоэротическихвоспоминаниях, Пруст отдал "девушкам в цвету", оставив на долю "Содома" всетемное и гротескное. Превратив Альфреда Агостинелли в Альбертину (именносовпадение некоторых конкретных ситуаций подсказало литературоведам разгадкуобраза Альбертины), Пруст описал свои любовные переживания и размышления о нихтак, как если бы они были адресованы и вдохновлены женщинами.

Но "Альбертина" - не просто маска"Альфреда". Бисексуальная Альбертина приоткрывает женственную сторону самогоРассказчика. Столь же многогранен образ барона де Шарлю. Шарлю умен иэрудирован, но одновременно безжалостен и коварен, Пруст связывает эти черты стем, что Шарлю не только выглядит неприятно-женственным, но по сути своей"является женщиной". Мало привлекательны и другие гомосексуальные персонажи.Отрицательное изображение гомосексуальности - социальная и психологическаясамозащита. Пруста. Но писатель не просто сводит с кем-то личные счеты. Онзаставляет читателя все время находиться в атмосфере чего-то неясного,неопределенного, недосказанного. Простой и надежный мир, где мужчина - всегдамужчина, женщина - всегда женщина, а у гомосексуала нет ничего общего сгетеросексуалом, утрачивает привычные четкие очертания. И если почти о каждомперсонаже возникает вопрос: "так он все-таки - да или нет", то и читательневольно задумывается о себе: "А я кто такой" В этом смысле "В поискахутраченного времени" - более современная книга, чем многие новейшие тексты, гдео каждом точно известно, кто есть who.

В отличие от Пруста, Андре Жид(1869-1951) выступил в защиту гомосексуальности с открытым забралом. Ранопотеряв отца, маленький Андре жил под опекой любящей, но доминантной материи ис раннего детства чувствовал себя непохожим на других мальчишек. В 9 лет накостюмированном балу в школе, он влюбился в одетого чертенком мальчика немногостарше себя и не мог оторвать глаз от его изящного тела, по сравнению с которымон казался себе смешным и безобразным. В то же время эмоционально ему былогораздо легче в обществе девочек, подростком он был особенно дружен со своейкузиной Мадлен Рондо, на которой женился в 1895 г. Однако глубокая любовь,которую Жид испытывал к жене, была исключительно духовной; сексуально еговолновали мальчики- подростки.

Несмотря на легкий и общительныйхарактер, юный Андрэ мучительно переживал раздвоение собственных чувств.Центральная тема юношеских дневников Жида - конфликт между моралью иискренностью: "Имей смелость быть самим собой. Я должен подчеркнуть это также всвоей голове" (10 июня 1891). "Страх не быть искренним мучил меня несколькомесяцев и не давал писать" (31 декабря 1891). "Меня волнует дилемма: бытьморальным или быть искренним" (11 января 1892).

Важную роль в сексуальномраскрепощении Жида сыграл Уайльд. Их первая встреча в Париже в 1891 г. испугалаЖида. Когда в январе 1895 г. он случайно встретился с Уайльдом и АльфредомДугласом в Алжире, его первым побуждением было убежать, но он не сделал этого.Уайльд пригласил его в кафе и там он увидел юного флейтиста Мухаммеда, которыйс первого взгляда очаровал его. Жид и раньше увлекался арабскими мальчиками, ноникогда не осмеливался довести свое увлечение до физической близости. На сейраз с ним рядом был циничный Уайльд. Выходя из кафе, он спросил Жида: "Выхотите этого музыканта" Превозмогая себя, срывающимся от стыда и волненияголосом, Жид ответил "да", Уайльд сказал несколько слов проводнику, победнорасхохотался, и эту ночь Жид провел с Мухаммедом. Она стала его вторымрождением:

"Теперь я нашел, наконец, то, чтодля меня нормально. Не было больше ничего принудительного, вымученного,сомнительного; в моей памяти об этом не сохранилось ничего неприятного....Послетого, как Мухаммед ушел, я еще долго находился в состоянии дрожащего ликования,и хотя уже рядом с ним я пять раз пережил чувственный восторг, это повторялосьеще несколько раз и, вернувшись в свой гостиничный номер, я до самого утраиспытывал его отголоски".

Теперь он точно знал, что емунужно, однако это не помешало ему жениться на Мадлен. Сексуальная жизнь Жидаограничивались краткосрочными приключениями с 15-18-летними рабочимиподростками и юными арабами. Жена писателя, имевшая, подобно Софье АндреевнеТолстой, доступ к его интимному дневнику, относилась к этим похождениямтерпимо, благо их "объекты" быстро менялись. Гораздо серьезнее был роман47-летнего писателя с его 16-летним племянником Марком Аллегрэ. Жид знал Маркас раннего детства и когда тот превратился в обаятельного подростка, страстновлюбился в него, заботился о его развитии, возил с собой в Швейцарию, Англию,Тунис и Конго. О силе этой любви говорят многочисленные дневниковые записи. Жидлюбуется стройным телом и нежной кожей мальчика, "томностью, грацией ичувственностью его взгляда". "Мысль о М. поддерживает меня в постоянномсостоянии лиризма... Я не чувствую больше ни своего возраста, ни ужаса времени,ни погоды". "Я уже не могу обходиться без М. Вся моя молодость, это он". Но привсем уважении к знаменитому дядюшке, Марка больше интересовали девушки. Жид непытался противиться этому и в дальнейшем их взаимоотношения с Марком перерослив прочную дружбу.

Роман с Марком Аллегрэактивизировал потребность Жида открыто рассказать людям об однополой любви. Этаидея жила в нем давно. Первым шагом к самораскрытию была во многомавтобиографическая повесть "Имморалист" (1902), лирический герой которой,Мишель, мучительно освобождается от традиционных протестантских ценностей,открывая подлинную сущность своей сексуальности с помощью непосредственных исердечных арабских мальчиков. Вслед за "Имморалистом" появилась книга изчетырех "сократических диалогов" под многозначительным названием "Коридон", вкоторой Жид выступил с открытой историко-философской апологией однополой любви,объявив педерастию главным источником достижений античной цивилизации. Первыйвариант "Коридона" Жид выпустил в 1911 г. анонимно, тиражом всего в 12экземпляров, для ближайших друзей. Первое открытое издание книги вышло в 1924г. и воспринималось как ответ на карикатурный образ гомосексуала, нарисованныйПрустом в "Содоме и Гоморре".

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 38 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.