WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

    Гипотеза о природной обратной связи.
Джемс сформулировал в теории эмоций гипотезу об обратной связи, но не так, как это сделал Дарвин. Джемс определял эмоцию как восприятие телесных изменений (в основном висцеральной природы), производимых стимульной ситуацией. Так, он рассматривал эмоцию как индивидуальное сознание ощущений, вызываемых такими феноменами, как сердцебиение и прерывистое или быстрое дыхание. В теории Джемса (James, 1884) нашло место, однако, и действие поперечно- полосатой мускулатуры, понимаемое как телесное изменение. После описания определенных висцеральных 31 железистых реакций, включенных в эмоцию, Джемс замечает:
«И что не менее важно, но менее признано, поскольку этому факту не уделялось до сих пор специального внимания,—это непрерывное взаимодействие произвольной мускулатуры с нашими эмоциональными состояннями. Даже когда нет изменений.., ее внутреннее напряжение меняется, удовлетворяя требованиям каждого появляющегося настроения, и ощущается как разница напряжения» (James, 1884, р. 192.)
    Однако эта идея Джемса в течение долгого времена не получала своего развития. Видимо, произошло это из-за объединения многими исследователями позиций Джемса и Ланге (Lange,. 1885). Ланге же полагал, что эмоция состоит из вазомоторных изменений во внутренних и железистых органах и что секреторные, моторные, когнитивные и переживаемые феномены лишь вторичные аффекты. Если не считать нескольких оставшихся незамеченными работ (F. H. Allport, 1924; Jacobson, 1929), можно сказать, что роль соматической системы и мимической обратной связи в эмоциях игнорировалась на протяжении последующих, семи десятилетий. (Более подробно об истории гипотезы обратной связи см.: Izard, 1971, р. 114—119, 401—406).
    Теория Джемса—Ланге быстро завоевала популярность. Психологи явно удовлетворились объяснением, следующим из этой теории, что субъект «печален, потому что он плачет; боится» потому, что он бежит». (Заметим, что эти примеры демонстрируют феномены широкой обратной связи.) Постепенно в теории эмоции Джемса—Ланге (Lange, 1885; Wenger, 1950) понятие телесных изменений, сопутствующих эмоции, стало синонимичным висцеральной деятельности, иннервированной автономной нервной системой. Теория Джемса—Ланге была подвергнута критике со стороны виднейшего физиолога Кэннона (Cannon, 1927), который провел серию успешных экспериментов с денервацией висцеральных, органов экспериментальных животных. Опыты Кэннона показали, что:
(а) отделение внутренних органов от центральной нервной системы не изменяет эмоциональное поведение;
(б) внутренние органы реагируют слишком интенсивно и слишком медленно для того, чтобы быть источником эмоционального ощущения;
(в) одни и те же висцеральные изменения возникают при различных эмоциональных состояниях и при неэмоциональных состояниях и
(г) искусственно вызванные висцеральные изменения, типичные для определенных эмоций, этих эмоций не вызывают.
   Аргументы Кэннона и их обоснованность оказались достаточно убедительны, но они не являлись критическими для гипотезы обратной связи. Фактически работы Кэннона реально поддерживали и эту гипотезу и позицию теории дифференциальных эмоций, которая исключает висцеральные акты из эмоционального процесса и отводит им роль дополнительной системы. Больше того, доказательство того, что можно наблюдать возбуждение-симпатической нервной системы (висцеральной) при неэмоцнональных состояниях, согласуется с понятием относительной независимости эмоции и висцерального возбуждения, принятом в теории дифференциальных эмоций.
    Мандлер (Mandler, 1975) дает детальный анализ критики, Кэннона, не соглашаясь с двумя первыми пунктами Кэннона, и принимая два последних. Поддерживая взгляд на эмоцию как сочетание возбуждения автономной нервной системы, с одно) стороны, и когниций, с другой, он утверждает, что возбуждение автономной нервной системы вместе с когнитивной интерпретацией условий, вызывающих возбуждение, способствует появлению эмоции и что именно возбуждение обеспечивает «теплоту» или «окрашенность» эмоционального переживания. Аргументы Мандлера против первых двух утверждений Кэннона не имеют достаточного эмпирического подтверждения. Пытаясь опровергнуть положение Кэннона о том, что эмоциональное переживание происходит более быстро, чем возбуждение автономной нервной системы, и поэтому ему предшествует, он пишет, что «эмоциональные стимулы — это знакомые стимулы, которые могут вызывать непосредственно некоторый аспект эмоционального ответа» (р. 99, курсив мой — Л. И.). Соглашаясь с тем, что «эмоциональные» ответы могут возникать и при отсутствии возбуждения, он считает, что «знакомые стимулы» могут способствовать «автономному воображению», которое и вызывает «эмо- циональные ответы». Надо сказать, что кроме того, что представление об эмоции без возбуждения противоречит основному положению Шехтера— Мандлера, оно не представляется правдоподобным в эволюционной перспективе. Если организм должен был бы формировать связь между стимулом и автономным возбуждением, прежде чем он смог бы быстро на него среагировать в критических ситуациях, его шансы выжить должны были бы существенно снизиться.

     Соматическая система, мимическая обратная связь и дифференциация эмоций.
Несмотря на убедительную критику Кэнноном. гипотезы висцеральной обратной связи, большинство исследователей, занимающихся эмоциями, продолжали изучать автономную нервную систему и висцеральные процессы. Одним из исключений был Ф. Г. Олпорт, впервые рассмотревший соматическую систему и обратную связь от деятельности поперечно- полосатой мускулатуры как критический фактор в детерминации того, какая специфическая эмоция будет переживаться.
    Особое значение мимики и мимической обратной связи было впервые подчеркнуто Томкинсом (Tomkins, 1962) и затем Гельгорном (Gellhorn, 1964). На языке Томкинса (Tomkins, 1962) эмоции— это в основном мимические ответы. Он утверждал, что проприоцептивная обратная связь от выражений лица, трансформируясь в осознанную форму, создает ощущение или осознание эмоции.
     Поскольку нервы и мышцы лица значительно более тонко дифференцированы по сравнению с внутренними органами, выражения лица и их обратная, связь являются значительно более быстрыми ответами, чем висцеральные, играющие вторичную роль в эмоции, обеспечивая лишь основу или аккомпанимент для отдельных выражений лица.
    Гельгорн (Gellhorn, 1964) предложил очень подробный анализ взаимоотношений между проприоцептивными мимическими, и пантомимическими импульсами и субъективным переживанием эмоции; проприоцептивные сигналы от лица направляют в кору возбуждения через задние отделы гипоталамуса, что сопровождает эмоцию. Таким образом, проприоцептивные импульсы «играют важную роль в сложных взаимоотношениях между стволом мозга, лимбической системой и новой корой. Они вносят вклад в разнообразие кортикальных комплексов возбуждения, которые лежат в основе специфических эмоций» (р. 466). Гельгорн не говорил о причинной роли мимических сенсорных стимулов в возникновении эмоций, но он, как Дарвин, Джеме и Олпорт, утверждал, что они являются регулятором эмоции.

    Представление об эмоциональном процессе в теории дифференциальных эмоций
Основываясь на выводах Дарвина и ранних работах Джемса, Ф. Оллпорта, Томкинса и Гельгорна, Изард выдвинул гипотезу о том, что мимические комплексы — один из интегральных компонентов эмоции. Хотя выражение лица — часть эмоции или эмоционального процесса, ни оно, ни какой-либо другой взятый отдельно компонент не образуют эмоции. В его теории эмоция состоит из трех взаимосвязанных компонентов:

  1. нейронной активности мозга и соматической нервной системы;
  2. деятельности поперечно-полосатой мускулатуры, или мимической и пантомимической экспрессии и обратной связи «лицо—мозг», и
  3. субъективного переживания. Каждый компонент обладает достаточной автономностью, поэтому в некоторых необычных условиях он может быть оторван от других, но, как правило, эти три компонента взаимозависимы и взаимодействуют друг с другом в эмоциональном процессе.

    Функции нервной системы в активации эмоции.
Теория дифференциальных эмоций постулирует постоянную представленность эмоции в сознании. Внутреннее пли внешнее событие изменяет градиент нейронной стимуляции, а также активность лимбической системы и сенсорной коры. Импульсы от коры или от лимбических структур (возможно, таламуса) направляются гипоталамусу. Гипоталамус играет заметную роль в дифференциации эмоций, определяя, на какое выражение лица будет произведено воздействие. От гипоталамуса импульсы следуют к базальным ганглиям, которые организуют нейронное сообщение для изменения мимического выражения. Это сообщение передается через моторную кору. При фундаментальной эмоции импульсы от моторной коры через лицевой (VII черепной) нерв определяют специфическое выражение лица. Тройничный (V черепной) нерв проводит сенсорные импульсы (возможно, через задние отделы гипоталамуса) в сенсорную кору. Наконец, корковая интеграция обратной связи от выражения лица образует субъективное переживание эмоции. Эмоциональный процесс, возможно, также включает и другие сложные взаимоотношения между новой корой и лимбическими структурами. Функции висцеральной системы. Трехкомпонентное определение эмоции не включает в себя деятельность автономно иннервируемых висцеральных органов. Но теория дифференциальных эмоций не исключает важности гомеостатических механизмов, или автономно-висцерально-эндокринных процессов, в качестве вспомогательных систем. Эндокринно-гормональная, сердечнососудистая и дыхательная системы очень важны, в частности при поддержании и углублении эмоции.
    Тот факт, что эндокринно-гормональная система обычно возбуждается при эмоции, внес путаницу в понимание роли внутренних органов. Когда возникает эмоция и мимическая обратная связь обеспечивает различные данные для специфического эмоционального переживания, индивид довольно точно определяет происходящие автономно-висцеральные изменения (сердцебиение, покраснение кожи, «слабость» желудка или потливость ладоней). Такие изменения висцеральной деятельности обычно связываются с эмоцией, и, поскольку такие изменения требуют большего внимания индивида, чем импульсы, исходящие от лица, легче сделать вывод, что они-то и являются реальной «причиной» эмоции, или, по крайней мере, частью эмоционального процесса. Другая причина ошибочного понимания деятельности автономно- висцеральной системы состоит в том, что осознание изменения выражения лица или мимической обратной связи фактически совпадает во времени с осознанием субъективного переживания специфической эмоции. Переживание эмоции без мимической экспрессии. Одним из вариантов процесса активации эмоции может быть эмоциональный процесс, экспрессивное выражение которого частично или полностью подавлено. Например, в некоторых ситуациях выражение гнева является нарушением социальных норм. Тогда субъект волевым усилием подавляет все внешние проявления, которые сигнализируют о гневе. Тем не менее он все равно может испытывать гнев. Это объясняется следующим образом.
    Во-первых, выражение гнева может реально возникать, но быть столь кратковременным, что не воспримется наблюдателем. Хаггард и Айсакс (Haggard, Isaacs, 1966) продемонстрировали существование таких, «микромоментных выражений». Такие выражения и дают обратную связь, требуемую для возникновения субъективного переживания. Больше того, некоторые исследования (Schwartz, Fair, Greenberg, Freedman, Klerman, 1974) показали, что субъекты, зримо представляющие ситуацию, вызывающую эмоцию, демонстрируют предсказуемые изменения в напряжении лицевых мышц (на электромиограмме), даже когда на лице не появляется никакого выражения.
     Во-вторых, субъект может испытывать гнев даже тогда, когда моторные импульсы от подкорковых центров полностью блокируются, предотвращая любое движение или изменение в мышцах. В этом случае активация эмоции происходит, видимо, потому, что эфферентное (моторное) сообщение, хотя и не воздействует на мышцы лица, тем не менее направляет сенсорные импульсы, которые стимулируют эмоционально-специфичную обратную связь, идущую обычно от мимического выражения. Таким образом, обратная афферентация, или внутренняя петля, заменяет обычную эфферентно- афферентную (внешнюю) петлю.
    В-третьих, через процесс типа классического обусловливания субъект может выработать связь между отдельным проприоцептивным комплексом раздражителей, свидетельствующих о выражении гнева, и субъективным переживанием гнева. В этом случае «память» или «чувства», соответствующие гневу, могут заменять реальное выражение и эмоциональный процесс вновь будет полным за счет петли обратной афферентации.
    Подавление экспрессивного выражения заставляет нервную систему проделывать огромную работу — блокировать нормальный эмоциональный процесс, осуществлять его окольным путем. Постоянное использование такого непрямого процесса активации эмоции может вести к психосоматическим или психологическим отклонениям.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.