WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 12 |

Рассмотрение мышления как действия, конечно, не оригинально. Оно имеет длинную историю. Истоки его мы также находим у Платона, который вписал мышление в «состав» человека. М.К. Мамардашвили так излагает логику размышлений Платона: «Из чего же составлен человек Вот есть у него чувственность, страсти, наслаждения, аффективная природа. И есть разум. Платон же сравнивает это с двумя конями. Есть пылкий конь, который стремится вперед, не стоит на месте, он быстр. А есть конь разум, который рассчитывает. Значит, разум, скажем, в голове, а чувственность это живот. Это чисто условные символические обозначения. А есть еще и третье. Оно называется мужеством. Иногда у Платона это мужество олицетворяется в образе возничего, который управляет конями. Это не разум управляет конями, а мужество, заимствуя что-то от разума и что-то от чувственности» [2].

В этом образе мышление вплетено в поведение, в жизнедеятельность человека, оно выполняет вполне практическую, жизненную функцию. В разных вариантах образ Платона неоднократно воспроизводился в терминах соотношения ума и воли, характера, мужества. Б.М.Теплов приводит формулу Наполеона: «Военный человек должен иметь столько же характера, сколько и ума». Дарование настоящего полководца он сравнивал с квадратом, в котором основание воля, высота ум. Квадрат будет квадратом только при условии, если основание равно высоте; большим полководцем может быть лишь тот человек, у которого воля и ум равны. Если воля значительно превышает ум, полководец будет действовать решительно и мужественно, но мало разумно; в обратном случае у него будут хорошие идеи и планы, но не хватит мужества и решительности осуществить их [3]. Теплое язвительно замечает, что ему не приходилось встречать в литературе случаи, когда этот вопрос решался бы в пользу ума.

Постоянным является также сюжет о соотношении аффекта и интеллекта: «кипящий разум», «холодный рассудок», «союз ума и фурий», вымечтанное, утопическое «единство аффекта и интеллекта» все это говорит о том, что мышление должно рассматриваться не как изолированная психическая функция, а в контексте целой человеческой деятельности.

Вернемся к Платону. Мышление, дающее истинное, достоверное знание, само есть деятельность души, связывающей (припоминающей) чувственные предметы и мнения в единство, тождество. Осознание противоречий и противоположностей в исследуемых предметах необходимое условие для пробуждения души к размышлению. Испытывавший на себе сильное влияние Платона, П.А. Флоренский определял разум не только как деятельность, но и как орган человека: «Что бы ни думали о человеческом разуме, но для нас загодя есть возможность утверждать, что он орган человека, его живая деятельность, его реальная сила, логос» [4]. А.А. Ухтомский называл подобные деятельные органы функциональными. За, казалось бы, простым словосочетанием «функциональный орган» стоит сложнейшая реальность. Н.А. Бернштейн уподобил движение живому существу, которое в своем развитии дает начало мысли. А. Белый назвал мысль живым организмом, который, как растение, ветвится и ширится. Выделение для анализа деятельной проекции такого сложного организма вполне оправдано. Нужно только помнить, что она не единственная.

Забудем на время принадлежащее А. Бергсону (и не только ему) противопоставление интеллекта и интуиции и обратимся к его деятельностной трактовке интеллекта: «Если бы, если бы мы могли отбросить все самомнение, если бы при определении нашего вида мы точно придерживались того, что дают нам исторические и доисторические времена для справедливой характеристики человека и интеллекта, мы не говорили бы, быть может, Homosapiens, но Homofaber. Итак, интеллект, рассматриваемый в его исходной точке, является способностью фабриковать искусственные предметы, в частности из орудий создавать орудия, и бесконечно разнообразить их выделку» [5]. Заметим, что по-гречески орудие – οργανον, орган, член, т.е. искусственное орудие можно рассматривать подобно функциональному органу в понимании А.А. Ухтомского. Такие органы не даны от рождения. Они возникают в самой деятельности по ходу ее осуществления.

П.А. Флоренский, развивая приведенное положение А. Бергсона, пишет: «Если разум вовне раскрывает себя, как неопределенно возрастающая и осложняющаяся совокупность орудий, то, изнутри рассматриваемый, он есть совокупность проектов этих же орудий, схем и образов, обладающих притом импульсом к экстериоризации, к воплощению, к материализации. Разум есть потенциальная техника, техника есть актуальный разум. Другими словами, содержанием разума должно быть нечто, что, воплощаясь, дает орудие. А так как содержание разума – термины и их соотношения, то можно сказать: орудия не что иное, как материализованные термины, и потому между законами мышления и техническими достижениями могут быть усматриваемы постоянные параллели» [6]. Прошло почти 80 лет с тех пор, как написаны эти слова. Сегодня такие параллели усматриваются уже между естественным и искусственным интеллектами.

Об орудийности терминов, в том числе понятий, схем, образов будет специальный разговор, а пока вернемся к А. Бергсону. «Мы, говорит он, считаем человеческий интеллект зависимым от потребности в действии. Положите в основание действие, и форма интеллекта сама из него вытечет» [7]. Хотя способность интеллектуального познания формировалась первоначально в интересах каких-либо отдельных действий, она дает человеку огромные практические преимущества, состоящие в том, что познание приобретает форму, которая может быть наполняема бесконечным числом вещей. Даже теми, которые практически ничему не служат. В разумном существе заложено то, чем оно может превзойти себя. М. К. Мамардашвили писал об этом же еще более категорично: «Все существующее должно превосходить себя, чтобы быть собой в следующий момент времени. При этом то, что я есть сейчас, не вытекает из того, что я был перед этим, и то, что я буду завтра или в следующий момент, не вытекает из того, что я есть сейчас» [8]. Несмотря на всю кажущуюся экстравагантность подобного описания свободного поведения человека, его необходимо учитывать при решении задач психолого-педагогической диагностики, как, впрочем, и любой другой. Иначе говоря, человек не только актуальность, но и потенциальность, закрытая от непосредственного наблюдения.

Вернемся к логике А. Бергсона. Первым ремеслом интеллекта было изготовление орудий, однако само это изготовление возможно «только при употреблении средств, выкроенных не по точной мерке их предмета, но переходящих за этот предмет и допускающих таким образом для интеллекта труд дополнительный, т.е. бескорыстный». Основой такой бескорыстности является избыточность мышления по отношению к отдельной решаемой задаче. Наступает момент, когда «интеллект, размышляя о своих действиях, начинает смотреть на себя как на созидателя идей, как на способность получать представление вообще» [9]. Значит, выдающегося антиинтеллектуального интуитивиста А. Бергсона интуиция не подвела. Он все же вывел интеллект из нужд действия, рассмотрел его как действие, совершающееся в интересах все того же действия. При этом интеллектуальное действие производит формы познания, идеи и представления вообще, т.е. производит обобщения.

Более того, интеллектуальное познание схватывает, хотя бы отчасти, подлинный образ реальности: «Если форма интеллекта живого существа отлилась мало-помалу по взаимным действиям и противодействиям между известными телами и окружающей их материальной средой, то почему же не может он сказать чего-либо о самой сущности того, из чего созданы эти тела Действие не может совершаться в нереальном... интеллект, стремящийся к действию, которое должно быть выполнено, и к противодействию, которое должно последовать, интеллект, нащупывающий свой объект, дабы в каждый момент получать от него подвижное впечатление, такой интеллект соприкасается с чем-то абсолютным» [10]. Очень точно замечено: с абсолютным, которое не может быть только абстрактным! Если интеллектуальное действие позволяет соприкоснуться с абсолютным, то оно вполне может служить основанием для развития мыслительных способностей учащихся. Своеобразие интеллектуального действия состоит в том, что оно вводит тела (вещи, предметы) во взаимодействие, в котором открываются ранее непосредственно невидимые в них свойства. Действующий человек начинает видеть невидимое. Точно определить невидимое это и есть мысль, как возможность мысли, говорил М. К. Мамардашвили. А.Н. Леонтьев предложил изменить известную субъект-объектную схему познания, по которой работает восприятие на схему «субъекто-объектно-объектную», что и означает введение объектов во взаимодействие [11]. Аналогичен ход мыслей В.В. Давыдова, который видел недостаток эмпирической теории мышления в том, что для нее существует «человек описание вещей», но не существует схема: «человек вещи теоретическая модель связей вещей» [12]. Последняя схема тоже недостаточна. В нее в качестве замыкающего элемента следует включить человека, не только изменившего вещи или представления о них, но и своим предметно-практическим или мыслительным актом изменившего самого себя. Полный вариант схемы можно представить следующим образом: «человек действия с вещами теоретическая модель связей вещей – человек».

Важно результаты взаимодействия вещей или их связи видеть, как говорил Платон, не обычными глазами, а «глазами ума», если угодно «глазами интуиции». Значит, интеллектуальное действие должно быть направлено не только вовне, но и вовнутрь, точнее, на самого действующего индивида, тогда он создаст «глаза ума», или, выражаясь современным языком, новый функциональный орган-новообразование. Альбрехт Дюрер, например, говорил, что у художника после усвоения правил и мер в работе должен появиться в глазу циркуль и угольник, а в руках – рассудительность и навык. Мы привыкли называть это глазомером, ручным мышлением, умным деланием и т.п. В ходе индивидуального развития восприятия складываются и развиваются их когнитивные продукты: сенсорные и перцептивные эталоны, оперативные единицы восприятия, когнитивные схемы и карты, интегральные образы, понятия и т.п. Например, важную роль в восприятии играет формирование сенсорных эталонов, которые соответствуют не единичным свойствам окружающей действительности, а системам выработанных той или иной культурой сенсорных качеств и их совокупностей [13]. К ним относятся «решетка фонем» родного языка, общепризнанная шкала музыкальных звуков, привычные геометрические формы и т.п. Над сенсорными эталонами надстраиваются оперативные единицы восприятия, представляющие собой компактные, семантические целостные образования, формирующиеся в результате перцептивного (в том числе и профессионального) обучения и создающие возможность практически одномоментного (симультанного), одноактного целостного восприятия объектов и ситуаций, независимо от числа содержащихся в них признаков [14]. Много позже образования, подобные оперативным единицам восприятия, когнитивным схемам и т.п., Дж.Келли назвал «персональными конструктами». На самом деле «персональные конструкты» более адекватно переводить как «конструкты индивидуальности», а не как «личностные конструкты», как это принято в нашей литературе. По сути дела, «персональный конструкт» – это функциональный орган индивида в смысле А.А.Ухтомского. Платоновские «глаза ума» видят общее в предметах, в том числе видят идею, что не должно удивлять. У Платона идея это и образ.

Продолжу аргументацию тезиса о том, что мышление есть действие, так сказать, от противного, обратившись к взглядам В.Джемса, еще большего антиинтеллектуалиста, чем А.Бергсон, правда, им же и вдохновленного. Как бы В.Джемс не принижал интеллект и не возвышал религиозный опыт и мистический гнозис (познание), самому интеллекту он дал замечательную характеристику, указав на практическую природу интеллекта и интеллектуального познания. Интеллект для него орудие практической ориентации, орудие практического обслуживания жизни и вытекающих из жизни духовных потребностей. Приведу несколько иллюстраций, весьма полезных для понимания по крайней мере внешней связи мышления и действия.

Чувственное впечатление существует лишь для того, чтобы возбудить центральный процесс мышления, а последний существует лишь для того, чтобы вызвать конечный акт. Таким образом, всякий акт не что иное, как реакция на внешний мир; а средняя ступень рассмотрение, созерцание или мышление только переходный пункт, середина петли, оба конца которой прикреплены к внешнему миру. «Если бы умственный процесс не коренился во внешнем мире, если бы он не вел к активным проявлениям, он не исполнял бы своего назначения, и его надо было бы считать или патологическим, или незаконченным. Поток жизни, проникающий в нас через уши или глаза, должен вернуться во внешний мир через посредство наших рук, ног или уст. Мысли, которые порождаются в нас этим потоком, в сущности, только определяют, к какому из упомянутых органов должен быть направлен последний при данных обстоятельствах для того, чтобы действия наши всего более способствовали нашему благополучию» [15].

Это, конечно, даже для своего времени несколько наивные представления о связи мысли и действия. Но зато они очевидны. Более решительно о такой связи говорил современник В.Джемса И.М.Сеченов, который отнес к элементам мысли не только «чувственные ряды», но и «ряды личного действия».

В нашей отечественной традиции действие рассматривалось в качестве генетически исходной единицы, из которой произрастает мышление либо по законам интериоризации (П.Я. Гальперин), либо по законам дифференциации (А.В. Запорожец). В.В. Давыдов даже назвал разумное предметное действие генетически исходной интеллектуальной операцией, являющейся основой всего мышления [16]. Красиво об этом же писал С.Л.Рубинштейн: «Действие... как бы несет мышление на проникающем в объективную действительность острие своем» [17]; «Мышление не просто сопровождается действием или действие мышлением; действие – это первичная форма существования мышления. Первичный вид мышления это мышление в действии и действием, мышление, которое совершается в действии и действием выявляется» [18].

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 12 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.