WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |

Ученик и сотрудник Л.С. Выготского А. В.Запорожец в начале 30-х гг. исследовал «доречевые практические обобщения», «действенные обобщения», «функциональные значения предметов», которые складываются в предметно-практической деятельности детей. Испытуемыми были глухонемые дети 4-9 лет, речевые навыки которых незначительны: они умели невыразительно произносить лишь немного отдельных слов. Дети решали задачи на установление механических связей и отношений, в том числе и при использовании рычага. Переходя от одной задачи к другой, ребенок вынужден пользоваться рычагом, выступающим каждый раз с новой стороны и требующим новых приемов применения. Детям удавалось устанавливать сходство функционального значения нескольких разных предметов. Возникавшие у них «динамические понятия» отражали сходство, во-первых, функционального значения предметов, во-вторых, их внешнего вида. А.В. Запорожец отмечает, что этим обобщениям присуща слитность сенсорных и моторных компонентов, и они могут быть охарактеризованы как сенсорно-динамические, а не вербальные образования. Большой интерес представляет поиск А.В. Запорожцем адекватного термина, описывающего доречевые значения. Такой поиск осуществлялся и другими учеными. М.М. Бахтин, С.Л. Рубинштейн, А.Н. Леонтьев и сам А.В. Запорожец вводили термин «предметное значение». Позже появился термин и «операциональное значение».

К заключению о том, что в основе мышления лежит действие, пришли многие психологи: представители Вюрцбургской школы, А.Валлон, Ж.Пиаже. Последний, например, писал, что всякое действие повторяется или обобщается (генерализуется) через применение к новым объектам, порождая тем самым некоторую «схему», т.е. своего рода «практический концепт». Наиболее удачное обозначение для таких странных терминов, как предметные, функциональные, операциональные, сенсорно-динамические значения; динамические, практические, ручные понятия и т.п., дал М.К. Мамардашвили. Он обозначил их как «невербальное внутреннее слово». Невербальное, но все же слово, несущее то или иное значение, а раз слово, то оно, во-первых, по крайней мере потенциально, может быть сообщено другому, а во-вторых, по определению является обобщением.

В упомянутом исследовании глухонемых детей А.В. Запорожец прослеживает, как действие само становится знаком, т.е. текстом, словом. Это происходит в ситуации взаимодействия детей, когда один ребенок помогает решить задачу другому. В такой ситуации движение, пишет А.В. Запорожец, как бы отчуждается от действия. Действие превращается в знак, в жест для того, чтобы обозначить другому ситуацию, свое отношение и действие в этой ситуации. В случаях непонимания буквальный образ действия превращается в рассказ о нем с характерным отбрасыванием несущественного и подчеркиванием главных моментов, т.е. преобразуется в «ручное понятие». А.В. Запорожец использовал и другую ситуацию, когда один ребенок помогал другому с помощью рисунка. Здесь обнаружено дальнейшее развитие обобщения. Движения, мимика, жесты как бы оседают в рисунке. Конечно, оседает след мимики, а не ее изображение. При задаче коммуникации действия «образ вещи или связи вещей, не отделенный ранее от восприятия вещи, приобрел теперь, вследствие обозначения жестом, самостоятельное существование, стал приобретением другого человека...» [34]. Но это имеет и другую сторону. Благодаря тому, что у ребенка складывается способность встать на точку зрения другого человека, он может сам понять и изобразить (в движении, жесте, рисунке, слове) смысл и значение собственных действий. Таким образом, действие отделяется от предмета и само становится предметом деятельности, ее целью, предметом понимания, осмысления, подражания, усовершенствования.

Еще раз вернемся к замечательной формуле: «жест оседает в рисунке». Эта формула отличается от привычной марксовой формулы: «деятельность умирает в продукте». Действительно, если продукт качественный, на нем не видны следы его изготовления. Может быть, точнее сказать, что деятельность, действия преобразуют нечто в продукт и в этом смысле оседают в нем. Но дело не только в лингвистических нюансах. Действие ведь имеет два вектора: вовне на предмет и вовнутрь на самого деятеля. Оно порождает знак или само становится знаком. Оно порождает образ (перцептивные действия это особый и хорошо известный сюжет, о котором речь будет далее). Но оно же становится «практическим концептом», «ручным понятием», порождает «невербальное внутреннее слово». Сделаем еще один шаг: действие порождает мысль и само становится ее носителем. Разумеется, не всякое действие. Чтобы породить мысль или стать мыслью, в самом действии должно нечто произойти. Важное, хотя и недостаточное, условие состоит в том, что оно должно стать знаком, осознанно или неосознанно адресованным другому. Имеются давние наблюдения, что движения младенца приобретают знаковые функции еще до того, как они станут исполнительными, достигающими предмета. Сформированные исполнительные действия уже больше, чем знак, это текст, который может быть преобразован в своего рода стенограмму, в совокупность или систему значков. Именно поэтому предметно-практическое действие может стоять за мыслью, пусть трижды примитивной, но мыслью. Это столь же справедливо, как и то, что, предметно-практическое действие может стоять за образом. А из этого вытекает еще один вывод, сделанный в свое время А.В. Запорожцем. Действие само может быть разумным, а вовсе не потому, что им руководит посторонний по отношению к нему интеллект.

Интеллектуальность, разумность, к ним сегодня можно добавить и рефлексивность это свойства самого предметно-практического действия. Поэтому-то мы с полным правом, а не метафорически говорим не только о сенсорных, перцептивных и мнемических действиях, но и о действиях умственных, о наглядно-действенном мышлении, о практическом мышлении, которое устанавливает отношения между вещами в соответствии с особой предметной логикой. М. Верт-геймер по этому поводу писал: «Там, где естественная, жизненная, конкретная связь не содержится в вещах или не требуется конкретной ситуацией, там вначале не существует и логической связи, невозможно никакое логическое объединение. Но эта особенность свойственна лишь естественному мышлению в противоположность нашему, которое логически идет в направлении «все считаемо» и «все может быть объединено связью типа и».

В приведенном выше описании Л.С. Выготского есть не только сходство, но и существенное отличие от гештальтпсихологии. Оно состоит в подчеркивании динамики мысли, происходящей не только в оптическом поле (это будет после мысли), не в мозговом поле (это от лукавого), не в феноменальном поле – поле восприятия (этого недостаточно), а в поле смысла и в поле действия. К этим идеям (только в конце 30-х – начале 40-х гг.) пришел создатель гештальтпсихологии М. Вертгеймер, включивший действие в ткань мышления. Он принципиально не согласен с бытующим и до сего времени положением о том, что мышление вербально по своей природе, а логика обязательно связана с языком. М. Вертгеймер существенно трансформировал исходные понятия гештальтпсихологии понятия оптического и феноменального полей, «забыл» об их изоморфизме, «забыл» и о мозговом поле. Оптическое поле предстало как исходная предметная, проблемная ситуация, а феноменальное поле не просто как ее новое видение (усмотрение), а как «место» ее преобразования. Из всего контекста исследований М. Вертгеймера с необходимостью следует, что между оптическим и новым феноменальным полем находится поле предметных и социальных действий, т.е. поле деятельности, которая является средством не только их преобразования, но и конструирования. Мысленная система действий, описываемая Верт-геймером как в терминах стадий, шагов, фаз, перецентрирования, так и в терминах собственно действий, может способствовать или препятствовать возникновению актов инсайта, интуиции, а их результат новый образ, в свою очередь, развертывается в действия по реальному преобразованию ситуации. Значит, действие выступает в качестве условия образования гештальта, независимо от того, хороший он или плохой, исходный или завершающий. По сути, Вертгеймер дал описание визуального мышления, но, к сожалению, не ввел этого термина. Понятие «визуальное мышление» ввел другой представитель гештальтпсихологии – Р. Арнхейм, высоко ценивший исследования М. Вертгеймера.

Для визуального мышления характерно то, что оно является действием, но действием особого рода (действие не только в плане образа, но и с самим образом, оперирование, манипулирование образом). У таких действий есть своя собственная, хотя и скрытая от нас, предметная логика. Посредством действий с образом исходная ситуация преобразуется в требуемую ситуацию: то, что есть, преобразуется в то, что желательно, что должно быть (см. приведенные выше размышления на этот счет А.А. Ухтомского). Это справедливо не только для мышления, но и для любого поведенческого акта, будь этот акт инстинктивным, разумным или неразумным, когда человек движим ложной идеей, утопией, воодушевлен «обманами путеводными» т.п.

Проиллюстрирую сказанное о мышлении как действии описанием мышления художника: «У Данта философия и поэзия всегда на ходу, всегда на ногах. Даже остановка разновидность накопленного движения: площадка для разговора создается альпийскими усилиями. Стопа стихов – вдох и выдох шаг. Шаг – умозаключающий, бодрствующий, силлогизирующий.

Образованность школа быстрейших ассоциаций. Ты схватываешь на лету, ты чувствителен к намекам – вот любимая похвала Данта.

В дантовском понимании учитель моложе ученика, потому что "бегает быстрее".

"...Он отвернулся и показался мне одним из тех, которые бегают взапуски по зеленым лугам в окрестностях Вероны, и всей своей статью напоминал о своей принадлежности к числу победителей, а не побежденных.

Омолаживающая сила метафоры возвращает нам образ [35]ованного старика Брунетто Латини в виде юноши – победителя на спортивном пробеге в Вероне».

Итак, мы пришли к тому, что мышление может рассматриваться как действие. Но таким же образом могут рассматриваться и другие психические процессы: есть сенсорные, перцептивные, мнемические действия; есть действия манипулятивные, предметные, исполнительные; есть действия социальные, коммуникативные, речевые и т.д. Какова же общая структура действия как такового и мыслительного в частности Дж. Верч в книге «Мышление как действие» (1998) опирается на интересный драматический подход к анализу человеческого действия и его мотивов, развитый К. Бурке. Пентада Бурке включает: Акт, Сцену, Агента, Средства и, наконец, Цель.

Акт (действие) характеризует, что произошло в действии, случилось ли это в мысли или на деле. Сцена это фон, контекст Акта, ситуация, в которой развивался и протекал Акт. Агент (деятель) характеризует особенности действующего лица. Средства (медиаторы-посредники) характеризуют опосредствующие действия, инструменты, культурные орудия и, видимо, функциональные органы индивида в том числе. Цель характеризует, для чего или ради чего совершился Акт.

Между всеми членами пентады имеются противоречия и напряжения, которые, в конце концов порождают действие, приводящее к их разрешению. Дж. Верч справедливо замечает, что простота пентады Бурке весьма обманчива, хотя все ее члены эквивалентны обычным учебным вопросам: какой Где Кто Как Почему На эти вопросы учат отвечать школьников.

Действие (акт) может иметь внешнюю или внутреннюю форму, может осуществляться коллективно, как малой, так и большой группой или индивидуально. Разнообразие средств действия с трудом поддается воображению, не говоря уже об их исчислении. Это же можно сказать о культурных и социальных контекстах осуществления действий и их целях. И, тем не менее, когда речь идет об анализе и исследовании психического акта, каким бы он ни был перцептивным, умственным, аффективным, полезно учитывать всю пентаду Бурке.

Дж. Верч центром и единицей анализа мышления, рассматриваемого как действие, берет опосредствованное действие, ссылаясь при этом на традиции его изучения, имеющиеся в культурно-исторической психологии Л.С. Выготского и психологической теории деятельности А.Н. Леонтьева. Опосредствованное действие – это действие индивида, вооруженного культурными орудиями, средствами или медиаторами (meditionalmeans). Действие находится как бы в середине между индивидом и сфабрикованными, по словам А.Бергсона, орудиями. Медиаторы могут рассматриваться и как языки мышления. Подобная их интерпретация должна быть предметом специального разговора. Пока же ограничимся изложением общих свойств опосредствованного действия, которые удачно систематизировал Дж. Верч.

Первое свойство характеризует отношения агента и медиатора. Между ними устанавливается неспадающее напряжение. Можно было бы сказать даже сильнее. Человек, сливаясь с медиатором, образует новый функциональный орган, новое сочетание сил, способное осуществить определенное достижение. Примеры напрашиваются сами собой: д'Артаньян и его шпага, М. Ростропович и его виолончель. Это же относится и к ментальным орудиям медиаторам, например к языку. Не так легко ответить на вопрос: «Язык орудие человека или человек орудие языка» Мы убеждены, что без А.С.Пушкина русский язык был бы другим. Поэтому. И. Бродский говорил, что убийство поэта это антропологическое преступление – преступление против языка.

Второе свойство опосредствованного действия характеризует материальность медиаторов. Это положение можно принять с некоторой оговоркой. Несомненно, не только технические орудия, но и ментальные – такие как язык, знак, символ, образ, схема, карта, модель и т.п., имеют внешнюю вполне материальную форму. П.А. Флоренский заметил: слово – это не воздушное ничто. Ему вторит И.Бродский: воздух вещь языка. Но орудия имеют также назначение и значение, которые трудно назвать материальными. И.Бродский продолжает:

Небосвод –
хор гласных и согласных молекул,
в просторечии душ.

П.А.Флоренский говорил, что символ это и вещь, и идея. Собственно, их усвоение состоит в том, что они как бы прорастают в человека или человек погружается во внутреннюю форму, например, слова или символа. В психологии такой процесс часто обозначается как интериоризация внешних, культурных средств деятельности и превращение их во внутренние, или, вернее сказать, в собственные, средства деятельности.

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.