WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 33 |

В восточной периферии Евразии заключенпарадокс. Япония явно представляет собой крупную державу в мировых отношениях,и американо-японский альянс часто — и правильно — определяется как наиболее важные двусторонние отношения. Как однаиз самых значительных экономических держав мира Япония, очевидно, обладаетпотенциалом политической державы первого класса. Тем не менее она его неиспользует, тщательно избегая любых стремлений к региональному доминированию ипредпочитая вместо этого действовать под протекцией Америки. Япония, как иВеликобритания в случае Европы, предпочитает не вступать в политическиеперипетии материковой Азии, хотя причиной тому, по крайней мере частичной,является давняя враждебность многих собратьев-азиатов в отношении любойпретензии Японии на ведущую политическую роль в регионе.

В свою очередь, такая сдержаннаяполитическая позиция Японии позволяет Соединенным Штатам играть центральнуюроль по обеспечению безопасности на Дальнем Востоке. Таким образом, Япония неявляется геостратегическим действующим лицом, хотя очевидный потенциал,способный быстро превратить ее в таковую, особенно если Китай или Американеожиданно изменят свою нынешнюю политику, возлагает на Соединенные Штатыособое обязательство тщательно пестовать американо-японские отношения. И этововсе не японская внешняя политика, за которой Америке следует тщательнонаблюдать, а японская сдержанность, которую Америка должна очень бережнокультивировать. Любое существенное ослабление американо-японских политическихсвязей непосредственно повлияло бы на стабильность в регионе.

Легче обосновать отсутствие Индонезии вперечне динамичных геостратегических действующих лиц. В Юго-Восточной АзииИндонезия является наиболее важной страной, но ее возможности оказывать влияниедаже в самом регионе ограничены относительной неразвитостью экономики,продолжающейся внутриполитической нестабильностью, рассредоточенностью входящихв архипелаг островов и подверженностью этническим конфликтам, которыеусугубляются центральной ролью китайского меньшинства во внутренних финансахстраны. В чем-то Индонезия могла бы стать серьезным препятствием для китайскихюжных устремлений. В конце концов Австралия признала это. Она какое-то времяопасалась индонезийского экспансионизма, но позднее начала приветствовать болеетесное австралийско-индонезийское сотрудничество в области безопасности. Нопотребуется период консолидации и устойчивого экономического успеха, прежде чемИндонезию можно будет рассматривать как доминирующее в регионе действующеелицо.

Индия, наоборот, находится в процессесвоего становления как региональной державы и рассматривает себя какпотенциально крупное действующее лицо в мировом масштабе. Она видит в себе исоперника Китаю. Возможно, это переоценка своих стародавних возможностей, ноИндия, несомненно, является наиболее сильным государством Южной Азии, и сталаона таковой не столько для того, чтобы запугать или шантажировать Пакистан,сколько чтобы сбалансировать наличие у Китая ядерного арсенала. Индия обладаетгеостратегическим видением своей региональной роли как в отношении своихсоседей, так и в Индийском океане. Однако ее амбиции на данном этапе лишьпериферически вторгаются в евразийские интересы Америки, и, таким образом, какгеостратегическое действующее лицо Индия не представляет собой, по крайней мерене в такой степени, как Россия или Китай, источник геополитическогобеспокойства.

Украина, новое и важное пространство наевразийской шахматной доске, является геополитическим центром, потому что самоее существование как независимого государства помогает трансформировать Россию.Без Украины Россия перестает быть евразийской империей. Без Украины Россия всееще может бороться за имперский статус, но тогда она стала бы в основномазиатским имперским государством и скорее всего была бы втянута в изнуряющиеконфликты с поднимающей голову Средней Азией, которая, произойди такое, была быобижена в связи с утратой недавней независимости и получила бы поддержку состороны дружественных ей исламских государств Юга. Китай, похоже, такжевоспротивился бы любого рода реставрации российского доминирования над СреднейАзией, учитывая возрастающий интерес к недавно получившим независимостьгосударствам этого региона. Однако если Москва вернет себе контроль надУкраиной с ее 52-миллионным населением и крупными ресурсами, а также выходом кЧерному морю, то Россия автоматически вновь получит средства превратиться вмощное имперское государство, раскинувшееся в Европе и в Азии. Потеря Украинойнезависимости имела бы незамедлительные последствия для Центральной Европы,трансформировав Польшу в геополитический центр на восточных рубежахобъединенной Европы.

Несмотря на ограниченные территориальныемасштабы и незначительное по численности население, Азербайджан с его огромнымиэнергетическими ресурсами также в геополитическом плане имеет ключевоезначение. Это пробка в сосуде, содержащем богатства бассейна Каспийского моря иСредней Азии. Независимость государств Средней Азии можно рассматривать какпрактически бессмысленное понятие, если Азербайджан будет полностью подчиненмосковскому контролю. Собственные и весьма значительные нефтяные ресурсыАзербайджана могут также быть подчинены контролю России, если независимостьэтой страны окажется аннулированной. Независимый Азербайджан, соединенный срынками Запада нефтепроводами, которые не проходят через контролируемую Россиейтерриторию, также становится крупной магистралью для доступа передовых иэнергопотребляющих экономик к энергетически богатым республикам Средней Азии.Будущее Азербайджана и Средней Азии почти в такой же степени, как и в случаеУкраины, принципиально зависит от того, кем может стать или не статьРоссия.

Турция и Иран заняты установлениемнекоторой степени влияния в каспийско-среднеазиатском регионе, используя потерюРоссией своей власти. По этой причине их можно было бы считатьгеостратегическими действующими лицами. Однако оба эти государства сталкиваютсяс серьезными внутренними проблемами и их возможности осуществлять значительныерегиональные подвижки в расстановке сил власти ограничены. Кроме того, ониявляются соперниками и, таким образом, сводят на нет влияние друг друга.Например, в Азербайджане, где Турция добилась влиятельной роли, позиция Ирана(вытекающая из обеспокоенности возможными национальными волнениямиазербайджанцев на собственной территории) для России оказалась болееполезной.

Однако и Турция, и Иран являются в первуюочередь важными геополитическими центрами. Турция стабилизирует регион Черногоморя, контролирует доступ из него в Средиземное море, уравновешивает Россию наКавказе, все еще остается противоядием от мусульманского фундаментализма ислужит южным якорем НАТО. Дестабилизированная Турция, похоже, дала бы большуюсвободу насилию на южных Балканах, одновременно обеспечив России восстановлениеконтроля над недавно получившими независимость государствами Кавказа. Иран,несмотря на свое двойственное отношение к Азербайджану, аналогичным образомобеспечивает стабилизирующую поддержку новому политическому разнообразиюСредней Азии. Он доминирует над восточным побережьем Персидского залива, а егонезависимость, несмотря на сегодняшнюю враждебность к Соединенным Штатам,играет роль барьера для любой перспективной российской угрозы американскиминтересам в этом регионе.

И наконец, Южная Корея — геополитический центр ДальнегоВостока. Ее тесные связи с Соединенными Штатами позволяют Америке играть рольщита для Японии и с помощью этого не давать последней превратиться внезависимую и мощную военную державу без подавляющего американского присутствияв самой Японии. Любая существенная перемена в статусе Южной Кореи либо в связис объединением, либо из-за перехода в расширяющуюся сферу влияния Китаянепременно коренным образом изменила бы роль Америки на Дальнем Востоке,изменив, таким образом, и роль Японии. Кроме того, растущая экономическая мощьЮжной Кореи также превращает ее в более важное “пространство” само по себе,контроль над которым приобретает все большую ценность.

Вышеприведенный перечень геостратегическихдействующих лиц и геополитических центров не является ни постоянным, нинеизменным. Временами некоторые государства могут быть внесены или исключены изнего. Безусловно, с какой-то точки зрения могло бы так сложиться, что Тайваньили Таиланд, Пакистан, или, возможно, Казахстан или Узбекистан нужно было бытакже внести в последнюю категорию. Однако на данном этапе ситуация вокругкаждой из вышеупомянутых стран не принуждает нас к этому. Изменения в статуселюбой из них представляли бы значительные события и повлекли за собой некоторыесдвиги в расстановке сил, но сомнительно, чтобы их последствия оказались далекоидущими. Единственным исключением мог бы стать Тайвань, если кто-нибудьпредпочтет рассматривать его отдельно от Китая. Но даже тогда этот вопрос всталбы лишь в том случае, если Китай вознамерился бы использовать значительную силудля завоевания острова, бросая вызов Соединенным Штатам и таким образом в болеешироком плане угрожая политической репутации Америки на Дальнем Востоке.Вероятность такого хода событий представляется небольшой, но эти соображениявсе же стоит иметь в виду при формировании политики США в отношенииКитая.

Важный выбор ипотенциальныепроблемы.

Выявление центральных действующих лиц иключевых центров помогает определить дилеммы общей американской политики ипредвосхитить возникновение крупных проблем на Евразийском суперконтиненте. Довсестороннего обсуждения в последующих главах все эти моменты можно свести кпяти основным вопросам:

  • Какая Европа предпочтительнее для Америки и, следовательно,созданию какой Европы она должна способствовать
  • Какой должна быть Россия, чтобы соответствовать интересам Америки,и что и как должна Америка для этого делать
  • Каковы перспективы возникновения в Центральной Европе новых“Балкан” и что должна сделать Америка, чтобы свести до минимума опасность,которая может в результате возникнуть
  • На какую роль на Дальнем Востоке следует поощрять Китай и каковымогут быть последствия вышеупомянутого не только для Соединенных Штатов, нотакже и для Японии
  • Каковы возможные евразийские коалиции, которые в наибольшейстепени могут быть опасными для интересов Соединенных Штатов, и что необходимосделать, чтобы предотвратить их возникновение

США всегда заявляли о своей приверженностиделу создания единой Европы. Еще со времен правления администрации Кеннедиобычным призывом является призыв к “равному партнерству”. Официальный Вашингтонпостоянно заявляет о своем желании видеть Европу единым образованием,достаточно мощным, чтобы разделить с Америкой ответственность и бремя мировоголидерства.

Это обычная риторика. Однако на практикеСоединенные Штаты не так определенны и не так настойчивы. Действительно лиВашингтон искренне хочет видеть в Европе настоящего равного партнера в мировыхделах или же он предпочитает неравный альянс Например, готовы ли СоединенныеШтаты поделиться лидерством с Европой на Ближнем Востоке, в регионе, который нетолько в географическом плане расположен ближе к Европе, чем к Америке, и вкотором несколько европейских стран имеют свои давние интересы Сразу жеприходят на ум вопросы, связанные с Израилем. Разногласия между США иевропейскими странами по поводу Ирана и Ирака рассматриваются СоединеннымиШтатами не как вопрос между равными партнерами, а как вопроснеподчинения.

Двусмысленность относительно степениамериканской поддержки процесса объединения Европы также распространяется навопрос о том, как должно определяться европейское единство, и особенно навопрос о том, какая страна должна возглавить объединенную Европу (и вообщедолжна ли быть такая страна). Вашингтон не имеет ничего против разъединяющейпозиции Лондона по поводу интеграции Европы, хотя Вашингтон отдает явноепредпочтение скорее германскому, чем французскому, лидерству в Европе. Этопонятно, учитывая традиционное направление французской политики, однако этотвыбор имеет также определенные последствия, которые выражаются в содействиипоявлению время от времени тактических франко-британских договоренностей сцелью противодействовать Германии, равно как и в периодическом заигрыванииФранции с Москвой с целью противостоять американо-германскойкоалиции.

Появление по-настоящему единой Европы— особенно, если этодолжно произойти с конструктивной американской помощью, — потребует значительных измененийв структуре и процессах блока НАТО, основного связующего звена между Америкой иЕвропой. НАТО не только обеспечивает основной механизм осуществленияамериканского влияния в европейских делах, но и является основой для критическиважного с точки зрения политики американского военного присутствия в ЗападнойЕвропе. Однако европейское единство потребует приспособления этой структуры кновой реальности альянса, основанного на двух более или менее равных партнерах,вместо альянса, который, если пользоваться традиционной терминологией,предполагал наличие гегемона и его вассалов. Этот вопрос до сих пор большейчастью не затрагивается, несмотря на принятые в 1996 году крайне скромные меры,направленные на повышение роли в рамках НАТО Западноевропейского союза (ЗЕС),военной коалиции стран Западной Европы. Таким образом, реальный выбор в пользуобъединенной Европы потребует осуществления далеко идущей реорганизации НАТО,что неизбежно приведет к уменьшению главенствующей роли Америки в рамкахальянса.

Короче говоря, в своей долгосрочнойстратегии в отношении Европы американская сторона должна четко определиться ввопросах европейского единства и реального партнерства с Европой. Америка,которая по-настоящему хочет, чтобы Европа была единой и, следовательно, болеенезависимой, должна будет всем своим авторитетом поддержать те европейскиесилы, которые действительно выступают за политическую и экономическуюинтеграцию Европы. Такая стратегия также должна означать отказ от последнихпризнаков однажды освященных особых отношений между США иВеликобританией.

Политика в отношении создания объединеннойЕвропы должна также обратиться — хотя бы и совместно с европейцами — к крайне важному вопросу огеографических границах Европы. Как далеко на восток должен расширятьсяЕвропейский Союз И должны ли восточные пределы ЕС совпадать с восточнойграницей НАТО Первый из этих двух вопросов — это скорее вопрос, по которомурешение должно приниматься в Европе, однако мнение европейских стран по этомувопросу окажет прямое воздействие на решение НАТО. Принятие решения по второмувопросу, однако, предполагает участие Соединенных Штатов, и голос США в НАТОпо-прежнему решающий. Учитывая растущее согласие относительно желательностипринятия стран Центральной Европы как в ЕС, так и в НАТО, практическое значениеэтого вопроса вынуждает фокусировать внимание на будущем статусе Балтийскихреспублик и, возможно, на статусе Украины.

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 33 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.