WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 28 | 29 || 31 | 32 |   ...   | 33 |

Короче говоря, дезориентированная Япониябыла бы похожа на кита, выброшенного на берег: она металась бы угрожающе, нобеспомощно. Она могла бы дестабилизировать Азию, но не смогла создать жизненнуюальтернативу стабилизирующему равновесию между Америкой, Японией и Китаем.Только через тесный альянс с Японией Америка смогла бы направить в нужное руслорегиональные устремления Китая и сдержать их непредсказуемые проявления. Толькона этой основе можно умудриться осуществить сложное трехстороннееурегулирование —урегулирование, которое затрагивает мировое могущество Америки, региональноепреобладание Китая и международное лидерство Японии.

Следовательно, сокращение в обозримомбудущем существующих уровней войск США в Японии (а следовательно, и в Корее)нежелательно. Кроме того, так же нежелательно и любое значительное увеличение вгеополитическом масштабе и реальном исчислении объема военных усилий Японии.Вывод значительного числа американских войск, вероятнее всего, заставитподумать о крупной японской программе вооружений, в то время как давлениеАмерики на Японию с целью заставить ее играть более крупную военную роль можеттолько навредить перспективам региональной стабильности, помешать болееширокому сближению с Большим Китаем, уведет Японию в сторону от принятия насебя более конструктивной международной миссии и таким образом осложнит усилияпо содействию развитию в Евразии стабильного геополитическогоплюрализма.

Отсюда следует также, что Япония— если она, в своюочередь, повернет свое лицо к миру и отвернется от Азии — должна быть значительно поощренаи получить особый статус, чтобы таким образом хорошо были удовлетворены еесобственные национальные интересы. В отличие от Китая, который может добитьсястатуса мировой державы, став сначала региональной державой, Япония можетдобиться мирового влияния, отказавшись от стремления стать региональнойдержавой. Но для Японии тем более важно почувствовать, что она является особымпартнером Америки в мировых делах, а это не только приносит плоды вполитическом плане, но и экономически выгодно. Для этого Соединенным Штатамбыло бы полезно рассмотреть вопрос о заключении американо-японского соглашенияо свободной торговле, создав таким образом общее американо-японское торговоепространство. Такой шаг, придав официальный статус все более тесным связяммежду двумя странами, обеспечил бы геополитическую опору как для длительногоприсутствия Америки на Дальнем Востоке, так и для конструктивных глобальныхобязательств Японии43.

Вывод. Для Америки Япония будет жизненноважным и главным партнером в создании все более объединенной и всепроникающейсистемы мирового сотрудничества, а не только в первую очередь ее военнымсоюзником в региональных урегулированиях, направленных на противодействиерегиональному превосходству Китая. В действительности Японии следовало бы бытьмировым партнером Америки в энергичной работе над новой повесткой дня мировыхотношений. Китай, имеющий преобладание в регионе, должен стать опорой Америкина Дальнем Востоке в более традиционной области силовой политики, помогая такимобразом формированию евразийского баланса сил, при этом роль Большого Китая наВостоке Евразии в этом смысле будет равняться роли расширяющейся Европы наЗападе Евразии.

Заключение.

Для США пришло время выработать и применятькомплексную, всеобъемлющую и долгосрочную геостратегию по отношению ко всейЕвразии. Эта необходимость вытекает из взаимодействия двух фундаментальныхреальностей: Америка в настоящее время является единственной супердержавой, аЕвразия — центральнойареной мира. Следовательно, изменение в соотношении сил на Евразийскомконтиненте будет иметь решающее значение для мирового главенства Америки, атакже для ее исторического наследия.

Американское мировое первенство уникальнопо своим масштабам и характеру. Это гегемония нового типа, которая отражаетмногие из черт, присущих американской демократической системе: онаплюралистична, проницаема и гибка. Эта гегемония формировалась менее одногостолетия, и основным ее геополитическим проявлением выступает беспрецедентнаяроль Америки на Евразийском континенте, где до сих пор возникали и всепретенденты на мировое могущество. Америка в настоящее время выступает в ролиарбитра для Евразии, причем нет ни одной крупной евразийской проблемы, решаемойбез участия Америки или вразрез с интересами Америки.

Каким образом Соединенные Штаты управляютглавными геостратегическими фигурами на евразийской шахматной доске ирасставляют их, а также как они руководят ключевыми геополитическими центрамиЕвразии, имеет жизненно важное значение для длительной и стабильной ведущейроли Америки в мире. В Европе основными действующими лицами останутся Франция иГермания, и главная задача Америки будет заключаться в укреплении и расширениисуществующего демократического плацдарма на западной окраине Евразии. НаДальнем Востоке Евразии, вероятнее всего, центральную роль все больше и большебудет играть Китай, и у Америки не будет политического опорного пункта наАзиатском материке до тех пор, пока не будет достигнут геостратегическийконсенсус между нею и Китаем. В центре Евразии пространство между расширяющейсяЕвропой и приобретающим влияние на региональном уровне Китаем будет оставаться“черной дырой” в геополитическом плане, по крайней мере до тех пор, пока вРоссии не завершится внутренняя борьба вокруг вопроса о ее постимперскомсамоопределении, в то время как регион, расположенный к югу от России,— “ЕвразийскиеБалканы” — угрожаетпревратиться в котел этнических конфликтов и великодержавногосоперничества.

В этих условиях в течение некоторогопериода времени —свыше 30 лет — врядли кто-либо будет оспаривать статус Америки как первой державы мира. Ни одногосударство-нация, вероятно, не сможет сравняться с Америкой в четырех главныхаспектах силы (военном, экономическом, техническом и культурном), которые всовокупности и определяют решающее политическое влияние в мировом масштабе. Вслучае сознательного или непреднамеренного отказа Америки от своего статусаединственной реальной альтернативой американскому лидерству в обозримом будущемможет быть только анархия в международном масштабе. В связи с этимпредставляется правильным утверждение о том, что Америка стала, как определилпрезидент Клинтон, “необходимым” для мира государством.

Здесь важно подчеркнуть как фактсуществования такой необходимости, так и реальную возможность распространенияанархии в мире. Разрушительные последствия демографического взрыва, миграции,вызванной нищетой, радикальной урбанизации, а также последствия этнической ирелигиозной вражды и распространения оружия массового уничтожения могут статьнеуправляемыми, если развалятся опирающиеся на государства-нации основныесуществующие структуры даже элементарной геополитической стабильности. Безпостоянного и направленного американского участия силы, которые способнывызвать беспорядок в мире, уже давно бы стали господствовать на мировойарене.

Возможность развала таких структур связанас геополитической напряженностью не только в современной Евразии, но и вообще вмире.

В результате этого может возникнутьопасность для мировой стабильности, и эта опасность, вероятно, будетусиливаться перспективой все более ухудшающихся условий человеческогосуществования. В частности, в бедных странах мира демографический взрыв иодновременная урбанизация населения приводят не только к быстрому росту числанеимущих, но и к появлению главным образом миллионов безработных и все болеенедовольных молодых людей, уровень разочарования которых растет внушительнымитемпами. Современные средства связи увеличивают разрыв между ними итрадиционной властью и в то же время все в большей степени формируют в ихсознании чувство царящей в мире несправедливости, что вызывает у нихвозмущение, и поэтому они наиболее восприимчивы к идеям экстремизма и легкопополняют ряды экстремистов. С одной стороны, такое явление, как миграциянаселения в мировом масштабе, уже охватившая десятки миллионов людей, можетслужить временным предохранительным клапаном, но, с другой — также вероятно, что она можетбыть средством переноса с континента на континент этнических и социальныхконфликтов.

В результате возможные беспорядки,напряженность и, по крайней мере, эпизодические случаи насилия могут нанестиудар по унаследованному Америкой руководству миром. Новый комплексныймеждународный порядок, который создан американской гегемонией и в рамкахкоторого “угроза войны не существует”, вероятно, будет распространяться на течасти света, где американское могущество укрепляется демократическимисоциополитическими системами и усовершенствованными внешними многостороннимиструктурами, но также руководимыми Америкой.

Американская геостратегия в отношенииЕвразии, таким образом, вынуждена будет конкурировать с силами турбулентности.Есть признаки того, что в Европе стремление к интеграции и расширениюослабевает и что вскоре могут вновь возродиться европейские националистытрадиционного толка. Крупномасштабная безработица сохранится даже в самыхблагополучных европейских странах, порождая чувство ненависти к иностранцам,что может привести к сдвигу во французской и германской политике в сторонусущественного политического экстремизма и ориентированного вовнутрь шовинизма.Фактически может даже сложиться настоящая предреволюционная ситуация.Историческое развитие событий в Европе, изложенное в главе 3, будет реализованолишь в том случае, если Соединенные Штаты будут не только поощрять стремлениеЕвропы к объединению, но и подталкивать ее к этому.

Еще большая неопределенность существуетотносительно будущего России, и здесь перспективы позитивного развития весьматуманны. Следовательно, Америке необходимо создать геополитическую среду,которая благоприятствовала бы ассимиляции России в расширяющиеся рамкиевропейского сотрудничества и способствовала достижению такой независимости,при которой новые суверенные соседи России могли бы полагаться на своисобственные силы. Однако жизнеспособность, к примеру, Украины и Узбекистана (неговоря уже о разделенном на две части в этническом отношении Казахстане) будетоставаться под сомнением, особенно если внимание Америки переключится на другиепроблемы, такие, например, как новый внутренний кризис в Европе,увеличивающийся разрыв между Турцией и Европой или нарастание враждебности вамерикано-иранских отношениях.

Возможность окончательного серьезногоурегулирования отношений с Китаем также может остаться нереализованной в случаебудущего кризиса, связанного с Тайванем, или из-за внутреннего политическогоразвития Китая, которое может привести к установлению агрессивного ивраждебного режима, или из-за того, что американо-китайские отношения простоиспортятся. Китай в таком случае может стать крайне дестабилизирующей силой вмире, внося огромную напряженность в американо-японские отношения и, возможно,вызывая разрушительную геополитическую дезориентацию в самой Японии. В этихусловиях стабильность в Юго-Восточной Азии, конечно же, окажется под угрозой, иможно только предполагать, как стечение этих обстоятельств повлияет на позициюи единство Индии, страны, крайне важной для стабильности в ЮжнойАзии.

Эти замечания служат напоминанием о том,что ни новые глобальные проблемы, которые не входят в компетенциюгосударства-нации, ни более традиционные геополитические вопросы, вызывающиеозабоченность, не могут быть решены, если начнет разрушаться основнаягеополитическая структура мировой власти. В условиях, когда на небосклонеЕвропы и Азии появились упредительные сигналы, американская политика, чтобыбыть успешной, должна сфокусировать внимание на Евразии в целом ируководствоваться четким геостратегическим планом.

Геостратегия в отношенииЕвразии.

Отправным пунктом для проведениянеобходимой политики должно быть трезвое осознание трех беспрецедентныхусловий, которые в настоящее время определяют геополитическое состояние мировыхдел: 1) впервые в истории одно государство является действительно мировойдержавой; 2) государством, превосходящим все другие в мировом масштабе,является неевразийское государство и 3) центральная арена мира — Евразия — находится под превалирующимвлиянием неевразийской державы.

Однако всеобъемлющая и скоординированнаягеостратегия в отношении Евразии должна опираться на признание границэффективного влияния Америки и неизбежное сужение с течением времени рамокэтого влияния. Как отмечалось выше, сам масштаб и разнообразие Евразии, равнокак потенциальные возможности некоторых из ее государств, ограничивают глубинуамериканского влияния и степень контроля за ходом событий. Такое положениетребует проявления геостратегической интуиции и тщательно продуманноговыборочного использования ресурсов Америки на огромной евразийской шахматнойдоске. И поскольку беспрецедентное влияние Америки с течением времени будетуменьшаться, приоритет должен быть отдан контролю за процессом усиления другихрегиональных держав, с тем чтобы он шел в направлении, не угрожающемглавенствующей роли Америки в мире.

Как и шахматисты, американские стратеги,занимающиеся мировыми проблемами, должны думать на несколько ходов вперед,предвидя возможные ответные ходы. Рассчитанная на длительное время стратегиядолжна быть сориентированной на краткосрочную (следующие пять или около пятилет), среднесрочную (до 20 лет или около 20 лет) и долгосрочную (свыше 20 лет)перспективы. Кроме того, эти стадии необходимо рассматривать не как совершенноизолированные друг от друга, а как части единой системы. Первая стадия должнаплавно и последовательно перейти во вторую (конечно же, это должна быть заранеенамеченная цель), а вторая стадия должна затем перейти соответственно втретью.

В краткосрочной перспективе Америказаинтересована укрепить и сохранить существующий геополитический плюрализм накарте Евразии. Эта задача предполагает поощрение возможных действий иманипуляций, с тем чтобы предотвратить появление враждебной коалиции, котораяпопыталась бы бросить вызов ведущей роли Америки, не говоря уже о маловероятнойвозможности, когда какое-либо государство попыталось бы сделать это. Всреднесрочной перспективе вышеупомянутое постепенно должно уступить местовопросу, при решении которого больший акцент делается на появлении все болееважных и в стратегическом плане совместимых партнеров, которые под руководствомАмерики могли бы помочь в создании трансъевразийской системы безопасности,объединяющей большее число стран. И наконец, в долгосрочной перспективе всевышесказанное должно постепенно привести к образованию мирового центрапо-настоящему совместной политической ответственности.

Pages:     | 1 |   ...   | 28 | 29 || 31 | 32 |   ...   | 33 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.