WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 26 | 27 || 29 | 30 |   ...   | 33 |

Однако на уровне народной политики серьезнообсуждаемые рекомендации были в целом относительно сдержанными, взвешенными иумеренными. Радикальные альтернативы — альтернатива открытого пацифизма(имеющая антиамериканский оттенок) или одностороннего и крупного перевооружения(требующая пересмотра конституции и которой добиваются, вероятно не считаясь снеблагоприятной американской и региональной реакцией) — нашли мало сторонников.Притягательность пацифизма для общественности, во всяком случае, пошла на убыльв последние годы, и одностороннее ядерное разоружение и милитаризм также несмогли получить значительной поддержки общественности, несмотря на наличиенекоторого числа пламенных защитников. Общественность в целом и, конечно,влиятельные деловые круги нутром чувствуют, что ни одна из альтернатив не даетреального политического выбора и фактически может только подвергнуть рискублагосостояние Японии.

Политические дебаты общественностипервоначально повлекли за собой разногласия в отношении акцента, касающегосямеждународного положения Японии, а также некоторых второстепенных моментов визменении геополитических приоритетов. В широком смысле можно выделить триосновных направления и, возможно, менее значимое четвертое: беззастенчивыеприверженцы тезиса “Америка прежде всего”, сторонники глобальной системымеркантилизма, проактивные реалисты и международные утописты. Однако приокончательном анализе все четыре направления разделяют одну, скорее общую, цельи испытывают одно и то же основное беспокойство: использовать особые отношения с Соединенными Штатами, чтобыдобиться мирового признания для Японии, избегая в то же время враждебности Азиии не рискуя преждевременно американским “зонтиком” безопасности.

Первое направление берет своим исходнымпунктом предположение, что сохранение существующих (и, по общему признанию,асимметричных) американо-японских отношений должно остаться стержнем японскойгеостратегии. Его сторонники желают, как и большинство японцев, более широкогомеждународного признания для Японии и большего равенства в союзе, но ихосновной догмат, как его представил премьер-министр Киити Миядэава в январе1993 года, состоит в том, что “перспектива мира, вступающего в XXI век, взначительной степени будет зависеть от того, смогут или нет Япония иСоединенные Штаты... обеспечить скоординированное руководство на основе единойконцепции”. Эта точка зрения господствует среди международной политическойэлиты и внешнеполитических ведомств, удерживавших власть в течение последнихдвух десятилетий или около того. В ключевых геостратегических вопросах орегиональной роли Китая и американском присутствии в Корее это руководствоподдерживается Соединенными Штатами; оно также видит свою роль в том, чтобысдерживать американскую склонность к позиции противоборства с Китаем. Вдействительности даже эта группа все больше склоняется к тому, чтобы уделятьособое внимание необходимости более тесных японо-китайских отношений, ставя ихпо важности лишь немного ниже связей с Америкой.

Второе направление не отвергаетгеостратегическое отождествление японской политики с американской, но считает,что японские интересы сохранятся наилучшим образом в случае искреннегопризнания и принятия того факта, что Япония — это в первую очередьэкономическая держава. Данная перспектива наиболее часто ассоциируется страдиционно влиятельной бюрократией Министерства внешней торговли ипромышленности и с ведущими торговыми и экспортными кругами страны. С этойточки зрения относительная демилитаризация Японии — это капитал, который стоитсохранить. Поскольку Америка гарантирует безопасность страны, Япония свободна впроведении политики глобальных экономических обязательств, которая понемногуусиливает свои позиции в мире.

В идеальном мире второе направлениетяготело бы к политике нейтралитета, по крайней мере де-факто, причем Америкасоздавала бы противовес региональной мощи Китая, защищая тем самым Тайвань иЮжную Корею, позволяя тем самым Японии развивать более тесные экономическиеотношения с материком и Юго-Восточной Азией. Однако, учитывая существующиеполитические реальности, сторонники глобальной системы меркантилизма принимаютамерикано-японский союз как необходимую структуру, включая относительноскромные бюджетные расходы на японские вооруженные силы (которые все ещененамного превышают 1% от ВВП страны), но они не стремятся наполнить этот союзсколь-либо значительной региональной сущностью.

Третья группа — проактивные реалисты— представляет собойновую категорию политиков и геополитических мыслителей. Они считают, что,будучи богатой и развитой демократией, Япония имеет как возможности, так иобязательства, чтобы произвести действительные изменения в мире после окончанияхолодной войны. Осуществляя это, она может также добиться мирового признания,на которое имеет право как экономически могущественная держава, историческинаходящаяся в рядах немногих подлинно великих наций мира. У истоков этой болеесильной японской позиции в 80-е годы стоял премьер-министр Ясухиро Накасонэ,но, возможно, более известное толкование этой перспективы содержалось впротиворечивом докладе Комиссии Одзавы, опубликованном в 1994 году и названномс намеком “Программа для Новой Японии: переосмысление нации”.

Названный по имени председателя комиссииИтиро Одзавы, быстро идущего в гору центристского политического лидера, докладотстаивал как демократизацию иерархической политической культуры страны, так ипереосмысление международного положения Японии. Убеждая Японию стать“нормальной страной”, доклад рекомендовал сохранение американо-японских связейв области безопасности, но также советовал Японии отказаться от своеймеждународной пассивности, принимать активное участие в глобальной политике,особенно исполняя главную роль в международных миротворческих операциях. С этойцелью доклад рекомендовал снять конституционные ограничения на отправкуяпонских военнослужащих за границу.

Акцент на необходимость стать “нормальнойстраной” подразумевал также более значительное геополитическое освобождение отамериканского “щита безопасности”. Сторонники этой точки зрения утверждают, чтопо вопросам глобальной важности Япония без колебаний должна говорить от имениАзии, вместо того чтобы автоматически следовать примеру Америки. Однакопоказательно, что они высказались неопределенно в таких важных вопросах, какрастущая региональная роль Китая или будущее Кореи, ненамного отличаясь отсвоих более приверженных традициям коллег. Таким образом, в том, что касаетсярегиональной безопасности, они разделяют все еще сильную тенденцию вполитических взглядах Японии оставить оба вопроса в компетенции Америки, в товремя как роль Японии просто состоит в сдерживании любого чрезмерного рвенияАмерики.

Ко второй половине 90-х годов этапроактивная реалистическая ориентация начала преобладать в общественноммышлении и влиять на формулирование японской внешней политики. В первойполовине 1996 года японское правительство заговорило о японской “независимойдипломатии” (“дзюсю гайко”), несмотря на то что всегда осторожное Министерствоиностранных дел страны предпочитало переводить это выражение более туманным (идля Америки, вероятно, менее резким) термином “проактивнаядипломатия”.

Четвертое направление — направление международныхутопистов — менеевлиятельно, чем любое из предыдущих, но оно иногда используется для добавленияидеалистической риторики в японскую точку зрения. Она публично ассоциируется стакими видными деятелями, как Акио Морита из “Сони”, который, в частности,считает преувеличенно важной для Японии демонстративную приверженностьнравственно приоритетным глобальным целям. Часто прибегая к понятию “новыйглобальный порядок”, утописты называют Японию — именно потому, что она несвязана геополитическими обязательствами, — глобальным лидером в разработкеи продвижении подлинно гуманной программы для мирового сообщества.

Все четыре направления сходятся в главном:более многостороннее азиатско-тихоокеанское сотрудничество отвечает интересамЯпонии. Такое сотрудничество со временем может иметь три положительныхпоследствия: оно может помочь воздействовать на Китай (а также осторожносдерживать его); может помочь Америке остаться в Азии, даже несмотря напостепенное ослабление ее господства; может помочь смягчить антияпонскиенастроения и тем самым увеличить влияние Японии. Хотя оно вряд ли создастяпонскую сферу регионального влияния, но сможет, вероятно, принести Япониинекоторую долю регионального уважения, особенно в приморских странах, которые,возможно, испытывают беспокойство по поводу растущей мощи Китая.

Все четыре точки зрения также совпадают втом, что осторожное воспитание Китая намного предпочтительнее, чем любаявозглавляемая Америкой попытка его прямого сдерживания. Фактически понятиевозглавляемой Америкой стратегии сдерживания Китая или даже идея неофициальнойуравновешенной коалиции, ограниченной островными государствами (Тайванем,Филиппинами, Брунеем и Индонезией) и поддерживаемой Японией и Америкой, неимеют особой привлекательности для внешнеполитического истеблишмента Японии. Впредставлении Японии любая попытка такого рода не только потребовала бынеограниченного и значительного американского военного присутствия как вЯпонии, так и в Корее, но, создав взрывоопасный геополитический перехлесткитайских и американо-японских региональных интересов (см. карту XXIII),вероятно, стала бы оправдавшимся пророчеством столкновения с Китаем41.Результатом стали бы сдерживание эволюционной эмансипации Японии и угрозаэкономическому процветанию Дальнего Востока.

Перехлест интересов между Великим Китаем иамерикано-японской антикитайской коалицией.

Карта XXIII.

К тому же немногие выступают запротивоположное —великое примирение между Японией и Китаем. Региональные последствия такогоклассического изменения союзов были бы слишком тревожными: уход Америки изрегиона, а также немедленное подчинение Тайваня и Кореи Китаю, оставлениеЯпонии на милость Китая. Эта перспектива непривлекательна ни для кого, заисключением, пожалуй, немногих экстремистов. Поскольку Россия геополитическинейтрализована и исторически презираема, нет альтернативы единодушному мнению отом, что связь с Америкой остается единственной надеждой для Японии. Без этогоЯпония не сможет ни обеспечить себе постоянное снабжение нефтью, ни защититьсяот китайской (и, возможно, вскоре также и корейской) атомной бомбы.Единственный вопрос реальной политики: как наилучшим образом манипулироватьамериканскими связями, с тем чтобы соблюсти японские интересы

Соответственно японцы следуют желаниюамериканцев укрепить американо-японское военное сотрудничество, включая,по-видимому, все более расширяющиеся границы: от более узкой “дальневосточной”до более широкой “азиатско-тихоокеанской формулы”. В соответствии с этим вначале 1996 года при рассмотрении так называемых японо-американских принциповобороны японское правительство также расширило ссылку на возможноеиспользование японских сил обороны, изменив фразу “чрезвычайная ситуация наДальнем Востоке” на “чрезвычайная ситуация в соседних с Японией регионах”.Японской готовностью помочь Америке в данном вопросе также движут известныесомнения относительно давнего американского могущественного присутствия в Азиии беспокойство по поводу того, что взлет Китая и видимая тревога Америки всвязи с этим могли бы в какой-то момент в будущем все же навязать Япониинеприемлемый выбор: остаться с Америкой против Китая или без Америки и в союзес Китаем.

Для Японии эта фундаментальная дилемматакже содержит исторический императив: поскольку превращение в доминирующуюрегиональную державу не является практически осуществимой целью и поскольку безрегиональной базы приобретение истинно всеобъемлющей глобальной силы нереально,следует, что Япония может, по крайней мере, приобрести статус глобальноголидера посредством активного участия в миротворческих операциях на земном шареи экономического развития. Воспользовавшись преимуществом американо-японскоговоенного союза, чтобы обеспечить стабильность на Дальнем Востоке, но непозволяя втянуть себя в антикитайскую коалицию, Япония может без риска добитьсядля себя особой и влиятельной роли в мире как держава, которая способствуетвозникновению подлинно интернационального и более эффективно организованногосотрудничества. Япония могла бы, таким образом, стать более могущественным ивлиятельным эквивалентом Канады в мире: государством, которое уважают законструктивное использование своего богатства и могущества, но таким, которогоне боятся и которое не вызывает раздражения.

Геостратегическая адаптация Америки.

Задача американской политики должна была бысостоять в том, чтобы быть уверенными, что Япония следует такому выбору и чтостепень подъема Китая до получения превосходства в регионе не мешаетстабильному трехстороннему балансу сил Восточной Азии. Усилие управлять какЯпонией, так и Китаем и поддерживать стабильное трехстороннее взаимодействие,которое включает и Америку, потребует от нее серьезного напряжениядипломатического умения и политического воображения. Отказ от прошлойзацикленности на угрозе, исходящей якобы от экономического подъема Японии, ипреодоление страха перед китайскими политическими мускулами помогли бы вдохнутьхолодный реализм в политику, которая должна базироваться на тщательномстратегическом расчете: как направить энергию Япониив международное русло и как управлять мощью Китая в интересахрегиона.

Только в такой манере Америка будет всостоянии выковать на востоке материковой части Евразии эквивалент, родственныйв геополитическом плане роли Европы на западной периферии Евразии, то естьструктуру региональной мощи, основанной на общих интересах. Однако, в отличиеот европейского случая, демократический плацдарм на востоке материка скоро непоявится. Вместо этого переориентированный союз с Японией должен служить наДальнем Востоке основой для достижения Америкой урегулирования с преобладающимв регионе Китаем.

Из анализа, содержащегося в двух предыдущихразделах этой главы, для Америки вытекают несколько следующих важныхгеостратегических выводов.

Pages:     | 1 |   ...   | 26 | 27 || 29 | 30 |   ...   | 33 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.