WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 | 29 |   ...   | 33 |

Таким образом, для геополитическогобудущего Китая имеет решающее значение то, как развиваются американо-японскиеотношения. После окончания гражданской войны в Китае в 1949 году американскаяполитика на Дальнем Востоке опиралась на Японию. Сначала Япония была лишьместом пребывания американских оккупационных войск, но со временем сталаосновой американского военно-политического присутствия в Азиатско-Тихоокеанскомрегионе и важным глобальным союзником Америки, хотя одновременно и надежнымпротекторатом. Возникновение Китая, однако, ставит вопрос: могут ли— и с какой целью— выжить тесныеамерикано-японские отношения в изменяющемся региональном контексте Роль Япониив антикитайском союзе была бы ясна; но какой должна быть роль Японии, если сокрепшим Китаем следует каким-то образом найти взаимопонимание, даже если быэто и ослабило американское первенство в регионе

Как и Китай, Япония являетсягосударством-нацией с глубоко врожденным сознанием своего уникального характераи особого статуса. Ее островная история, даже ее имперская мифологияпредрасполагают очень трудолюбивых и дисциплинированных японцев к тому, что онисчитают, будто им ниспослан свыше особенный и исключительный образ жизни,который Япония защищала сперва блестящей изоляцией, а затем, когда мир вступилв XIX век, последовав примеру европейских империй в стремлении создать своюсобственную на Азиатском материке. После этого катастрофа во второй мировойвойне сосредоточила внимание японцев на одномерной задаче экономическоговозрождения, но также оставила их в неуверенности относительно более широкоймиссии их страны.

Нынешняя американская боязнь господстваКитая напоминает относительно недавнюю американскую паранойю в отношенииЯпонии. Японофобия превратилась теперь в синофобию. Всего лишь десятилетиеназад предсказания неизбежного и надвигающегося появления Японии как мировойсверхдержавы —готовой не только свергнуть с трона Америку (даже выкупить ее долю!), но инавязать своего рода “японский мир” (Pax Nipponica) — были настоящей разменной монетойсреди американских комментаторов и политиков. Да и не только средиамериканских. Сами японцы стали вскоре страстными подражателями, причем вЯпонии появилась серия бестселлеров, выдвигавших на обсуждение тезис о том, чтопредназначение Японии в том, чтобы одержать победу в соперничестве сСоединенными Штатами в области высоких технологий, и что Япония скоро станетцентром мировой “информационной империи”, в то время как Америка якобы будетскатываться вниз из-за исторической усталости и социальногосибаритства.

Этот поверхностный анализ помешал увидеть,до какой степени Япония была и остается уязвимой страной. Она уязвима передмалейшими нарушениями в четком мировом потоке ресурсов и торговли, не говоря ужо мировой стабильности в более общем смысле, и ее постоянно донимают внутренниеслабости —демографические, социальные и политические. Япония одновременно богатая,динамичная и экономически мощная, но также и регионально изолированная иполитически ограниченная из-за своей зависимости в области безопасности отмогущественного союзника, который, как оказалось, является главным хранителеммировой стабильности (от которой так зависит Япония), а также главнымэкономическим соперником Японии.

Вряд ли нынешнее положение Японии— с одной стороны,как всемирно уважаемого центра власти, а с другой — как геополитической пролонгацииамериканской мощи —останется приемлемым для новых поколений японцев, которых больше не травмируетопыт второй мировой войны и которые больше не стыдятся ее. Как по причинамисторическим, так и по причинам самоуважения Япония — страна, которая не полностьюудовлетворена глобальным статус-кво, хотя и в более приглушенной степени, чемКитай. Она чувствует, с некоторым оправданием, что имеет право на официальноепризнание как мировая держава, но также осознает, что регионально полезная (идля ее азиатских соседей обнадеживающая) зависимость от Америки в областибезопасности сдерживает это признание.

Более того, растущая мощь Китая наАзиатском континенте наряду с перспективой, что его влияние может вскорераспространиться на морские районы, имеющие экономическое значение для Японии,усиливает чувство неопределенности японцев в отношении геополитическогобудущего их страны. С одной стороны, в Японии существует сильное культурное иэмоциональное отождествление с Китаем, а также скрытое чувство азиатскойобщности. Некоторые японцы, возможно, чувствуют, что появление более сильногоКитая создает эффект повышения значимости Японии для Соединенных Штатов,поскольку региональная первостепенность Америки снижается. С другой стороны,для многих японцев Китай — традиционный соперник, бывший враг и потенциальная угрозастабильности в регионе. Это делает связь с Америкой в области безопасностиважной как никогда, даже если это усилит негодование некоторых наиболеенационалистически настроенных японцев в отношении раздражающих ограниченийполитической и военной независимости Японии.

Существует поверхностное сходство междуяпонским положением на евразийском Дальнем Востоке и германским на евразийскомДальнем Западе. Обе страны являются основными региональными союзницамиСоединенных Штатов. Действительно, американское могущество в Европе и Азииявляется прямым следствием тесных союзов с этими двумя странами. Обе имеютзначительные вооруженные силы, но ни одна из них не является независимой в этомотношении: Германия скована своей интеграцией в НАТО, в то время как Япониюсдерживают ее собственные (хотя составленные Америкой) конституционныеограничения и американо-японский договор о безопасности. Обе являются центрамиторговой и финансовой власти, доминирующими в регионе, а также выдающимисястранами в мировом масштабе. Обе можно классифицировать как квазиглобальныедержавы, и обеих раздражает то, что их формально не признают, отказывая впредоставлении постоянного места в Совете Безопасности ООН.

Но различия в геополитических условиях этихстран чреваты потенциально важными последствиями. Нынешние отношения Германии сНАТО ставят страну на один уровень с ее главными европейскими союзниками, и поСевероатлантическому договору Германия имеет официальные взаимные военныеобязательства с Соединенными Штатами. Американо-японский договор о безопасностиоговаривает американские обязательства по защите Японии, но не предусматривает(даже формально) использование японских вооруженных сил для защиты Америки. Вдействительности договор узаконивает протекционистские отношения.

Более того, из-за проактивного членстваГермании в Европейском Союзе и НАТО те соседи, которые в прошлом стали жертвамиее агрессии, больше не считают ее для себя угрозой, а, наоборот, рассматриваюткак желанного экономического и политического партнера. Некоторые дажеприветствуют возможность возникновения возглавляемой Германией Срединной Европы(Mitteleuropa), причем Германия рассматривается как неопасная региональнаядержава. Совсем не так обстоит дело с азиатскими соседями Японии, которыеиспытывают давнюю враждебность к ней еще со второй мировой войны. Фактором,способствующим обиде соседей, является возрождение иены, которое не тольковызывает горькие жалобы, но и мешает примирению с Малайзией, Индонезией,Филиппинами и даже Китаем, у которых 30% долгосрочного долга Японии исчисляетсяв иенах.

У Японии также нет в Азии такого партнера,как Франция у Германии, то есть подлинного и более или менее равного в регионе.Правда, существует сильное культурное притяжение к Китаю, смешанное, пожалуй, счувством вины, но это притяжение политически двусмысленно в том, что ни однасторона не доверяет другой и ни одна не готова принять региональное лидерстводругой. У Японии нет эквивалента германской Польши, то есть более слабого, ногеополитически важного соседа, примирение и даже сотрудничество с которымстановятся реальностью. Возможно, Корея, особенно после будущего объединения,могла бы стать таким эквивалентом, но японо-корейские отношения толькоформально хорошие, так как корейские воспоминания о прошлом господстве ияпонское чувство культурного превосходства препятствуют подлинномупримирению39. Наконец, отношения Японии с Россией стали гораздо прохладнее,чем отношения Германии с Россией. Россия все еще удерживает силой южныеКурильские острова, которые захватила накануне окончания второй мировой войны,замораживая тем самым российско-японские отношения. Короче говоря, Японияполитически изолирована в своем регионе, в то время как Германия — нет.

Кроме того, Германия разделяет со своимисоседями как общие демократические принципы, так и более широкое христианскоенаследие Европы. Она также стремится идентифицировать и даже возвысить себя врамках административной единицы и общего дела, значительно большего, чем онасама, а именно Европы. В противоположность этому не существует сопоставимой“Азии”. Действительно, островное прошлое Японии и даже ее нынешняядемократическая система имеют тенденцию отделять ее от остального региона,несмотря на возникновение демократий в некоторых азиатских странах в последниегоды. Многие азиаты рассматривают Японию не только как национально эгоистичную,но и как чрезмерно подражающую Западу и не склонную присоединяться к ним воспаривании мнения Запада относительно прав человека и важности индивидуализма.Таким образом, Япония воспринимается многими азиатами не как подлинно азиатскаястрана, даже несмотря на то, что Запад иногда интересуется, до какой степениЯпония действительно стала западной.

В действительности, хотя Япония и находитсяв Азии, она не в достаточной степени азиатская страна. Такое положениезначительно ограничивает ее геостратегическую свободу действий. Подлиннорегиональный выбор, выбор доминирующей в регионе Японии, которая затмеваетКитай, — даже еслибазируется больше не на японском господстве, а скорее на возглавляемом Япониейплодотворном региональном сотрудничестве — не кажется жизнеспособным повеским историческим, политическим и культурным причинам. Более того, Японияостается зависимой от американского военного покровительства и международныхспонсоров. Отмена или даже постепенное выхолащивание американо-японскогоДоговора о безопасности сделали бы Японию постоянно уязвимой перед крахом,который могли бы вызвать любые серьезные проявления региональных или глобальныхбеспорядков. Единственная альтернатива тогда: либо согласиться с региональнымгосподством Китая, либо осуществить широкую — и не только дорогостоящую, но иочень опасную —программу военного перевооружения.

Понятно, что многие японцы находят нынешнееположение их страны —одновременно квазиглобальной державы и протектората в части безопасности— аномальным. Новажные и жизнеспособные альтернативы существующему устройству не являютсяочевидными. Если можно сказать, что национальная цель Китая, невзирая нанеизбежное разнообразие мнений среди китайских стратегов по конкретнымвопросам, достаточно ясна и региональное направление геостратегических амбицийКитая относительно предсказуемо, то геостратегическая концепция Японии кажетсяотносительно туманной, а настроение японской общественности — гораздо болеенеопределенным.

Большинство японцев понимают, чтостратегически важное и внезапное изменение курса может быть опасным. Может лиЯпония стать региональной державой там, где она все еще является объектомнеприязни и где Китай возникает как регионально доминирующая держава Должна лиЯпония просто молча согласиться с такой ролью Китая Может ли Япония статьподлинно обширной глобальной державой (во всех проявлениях), не рискуяамериканской поддержкой и не вызывая еще большую враждебность в регионе Иостанется ли Америка в Азии в любом случае, и если да, то как ее реакция нарастущее влияние Китая скажется на приоритете, который до сих пор отдавалсяамерикано-японским связям В течение большого периода холодной войны этивопросы никогда не поднимались. Сегодня они стали стратегически важными ивызывают все более оживленные споры в Японии.

С 50-х годов японскую внешнюю политикунаправляли четыре основных принципа, провозглашенные послевоеннымпремьер-министром Сигеру Ёсидой. Доктрина Ёсиды провозглашает: 1) основнойцелью Японии должно быть экономическое развитие; 2) Япония должна быть легковооружена и избегать участия в международных конфликтах; 3) Япония должнаследовать за политическим руководством Соединенных Штатов и принимать военнуюзащиту от Соединенных Штатов; 4) японская дипломатия должна бытьнеидеологизированной и уделять первоочередное внимание международномусотрудничеству. Однако, поскольку многие японцы чувствовали беспокойство из-застепени участия Японии в холодной войне, одновременно культивировался вымысел ополунейтралитете. Действительно, в 1981 году министр иностранных дел МасаесиИто был вынужден уйти в отставку из-за того, что использовал термин “союз”(“домей”) для характеристики американо-японских отношений.

Все это теперь в прошлом. Япония была встадии восстановления, Китай самоизолировался, и Евразия разделилась напротивоположные лагеря. Сейчас наоборот: японская политическая элита чувствует,что богатая Япония, экономически связанная с миром, больше не может ставитьсамообогащение центральной национальной задачей, не вызвав международногонедовольства. Далее, экономически могущественная Япония, особенно та, котораяконкурирует с Америкой, не может быть просто продолжением американской внешнейполитики, одновременно избегая любой международной политическойответственности. Более влиятельная в политическом отношении Япония, особеннота, которая добивается мирового признания (например, постоянного места в СоветеБезопасности ООН), не может не занимать определенной позиции по наиболее важнымвопросам безопасности или геополитическим вопросам, затрагивающим мир во всеммире.

В результате последние годы были отмеченымногочисленными специальными исследованиями и докладами, подготовленнымиразличными японскими общественными и частными организациями, а также избыткомчасто противоречивых книг известных политиков и профессоров, намечающих в общихчертах новые задачи для Японии в эпоху после холодной войны40. Во многихиз них строились догадки относительно продолжительности и желательностиамерикано-японского союза в области безопасности и отстаивалась более активнаяяпонская дипломатия, особенно в отношении Китая, или более энергичная рольяпонских военных в регионе. Если бы пришлось оценивать состояниеамерикано-японских связей на основании общественного диалога, то был бысправедливым вывод о том, что к середине 1990-х годов отношения между двумястранами вступили в критическую стадию.

Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 | 29 |   ...   | 33 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.