WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 33 |

Нынешнее соперничество за “ЕвразийскиеБалканы” также прямо увязывает три соседних государства: Россию, Турцию и Иран,хотя одним из основных действующих лиц может в конечном счете стать и Китай. Вэто соперничество, хотя и более отдаленно, вовлечены Украина, Пакистан, Индия идалеко расположенная Америка. Каждым из трех основных и явно связанных с этимвопросом соперников движет не только перспектива получения геополитических иэкономических преимуществ, но и сильные исторические мотивы. Каждый из них всвое время доминировал в регионе в вопросах политики или культуры. Все онисмотрят друг на друга с подозрением. Хотя открытые вооруженные действия междуними маловероятны, кумулятивный эффект их противостояния может усугубить хаос,сложившийся в регионе.

Что касается России, то ее враждебноеотношение к Турции граничит с навязчивой идеей. Российская пресса изображаеттурок как стремящихся к контролю над регионом, как провокаторов локальногосопротивления России (что отчасти подтверждается событиями в Чечне) и какугрозу общей безопасности России до степени, которая в общем и целом никак несоответствует фактическим возможностям Турции. Турки отвечают тем же, изображаясебя освободителями своих братьев от долгого российского гнета. Турки и иранцы(персы) тоже исторически противостоят друг другу в данном регионе, и впоследние годы это противостояние возродилось в обстановке, когда Турциявыступает как современный и извечный противник иранской концепции исламскогообщества.

Хотя о каждом из соперников можно сказать,что он стремится заполучить сферу влияния, тем не менее амбиции Москвы гораздоболее широки, учитывая относительно свежие воспоминания об имперском контроле,проживание в регионе нескольких миллионов русских и устремления Кремля вернутьРоссии статус одной из крупных держав глобального масштаба. Внешнеполитическиезаявления Москвы явно свидетельствуют о том, что она рассматривает всепространство бывшего Советского Союза как пространство своих особыхгеостратегических интересов, на котором всякое политическое — и даже экономическое— влияние извненедопустимо.

В отличие от этого, устремления Турции крегиональному влиянию пусть и несут в себе определенные остатки имперскогочувства отдаленного прошлого (Оттоманская империя достигла апогея своегоразвития в 1590 г., завоевав Кавказ и Азербайджан, хотя в ее состав и невходила Средняя Азия), но у Турции более глубокие корни для родства с тюркскимнаселением данного региона с этнолингвистической точки зрения (см. картуXVIII). Обладай Турция гораздо более ограниченной политической и военной мощью,какая бы то ни было сфера ее исключительного политического влияния оказалась быпросто недостижимой. Наоборот, Турция видит в себе потенциального лидерарасплывчатого сообщества стран, говорящих на тюркских языках, играя для этогона своем привлекательном и относительно современном уровне развития, языковомродстве, собственных экономических возможностях, позволяющих стать наиболеевлиятельной силой в процессе формирования наций, происходящем в данномрегионе.

Тюркская этнолингвистическая зона

Карта XVIII.

Устремления Ирана пока что менееопределенны, но в перспективе они могут оказаться не менее угрожающими амбициямРоссии. Государство Ахеменидов — огромные владения персов — появилось в еще более раннейистории. На вершине своего развития (примерно 500 г. до н.э.) оно охватывалотерритории трех нынешних кавказских государств — Туркменистана, Узбекистана,Таджикистана*

27, — атакже Афганистана, Турции, Ирака, Сирии, Ливана и Израиля. Хотя сегодняшниегеополитические устремления Ирана более узки, чем у Турции, и направленыглавным образом на Азербайджан и Афганистан, тем не менее мусульманскоенаселение региона —даже и в самой России — является объектом религиозных интересов Ирана. Действительновозрождение ислама в Средней Азии стало органической составной частьюустремлений нынешних правителей Ирана.

Противоположный характер интересов России,Турции и Ирана отображен на карте XIX: в случае с Россией ее геополитическийнажим показан двумя стрелками, направленными строго на юг — на Азербайджан и Казахстан; вслучае с Турцией —одной стрелкой, направленной на Среднюю Азию через Азербайджан и Каспийскоеморе; в случае с Ираном — двумя стрелками, направленными на север — на Азербайджан и насеверо-восток — наТуркменистан, Афганистан и Таджикистан. Эти стрелки не просто пересекаются, онимогут и столкнуться друг с другом.

На нынешнем этапе роль Китая болееограниченна, а ее цели менее очевидны. Само собой разумеется, что Китайпредпочитает иметь перед собой на западе несколько относительно независимыхгосударств, а не Российскую империю. Новые государства служат, как минимум,буфером, но в то же время Китай обеспокоен тем обстоятельством, что егособственные тюркские меньшинства в провинции Синьцзян могут увидеть в новыхсреднеазиатских государствах привлекательный для себя пример, и, исходя из этихсоображений, Китай стремится получить от Казахстана гарантии в том, чтоактивность заграничных меньшинств будет подавляться. В конце концов,энергоресурсы рассматриваемого региона должны войти в круг особых интересовПекина, и получение прямого доступа к ним — без какого бы то ни былоконтроля со стороны Москвы — должно стать основной целью Китая. Таким образом, общиегеополитические интересы Китая имеют тенденцию войти в столкновение состремлением России к доминирующей роли и являются дополняющими к устремлениямТурции и Ирана.

Что касается Украины, то для нее основнымипроблемами являются будущий характер СНГ и получение более свободного доступа кэнергоисточникам, что ослабило бы зависимость Украины от России. Поэтомуразвитие более тесных связей с Азербайджаном, Туркменистаном и Узбекистаномприобрело для Киева важное значение, а поддержка более независимо настроенныхгосударств является для Украины дополнением к ее усилиям упрочить собственнуюнезависимость от Москвы. В соответствии с этим Украина поддержала усилияГрузии, направленные на то, чтобы азербайджанская нефть транспортировалась наЗапад по ее территории. Кроме того, Украина вступила в сотрудничество сТурцией, чтобы ослабить влияние России на Черном море, и поддержала ее усилиянаправить потоки нефти из Средней Азии на турецкие терминалы.

Конкурирующие интересы России, Турции иИрана.

Карта XIX.

Вовлечение Пакистана и Индии представляетсяпока что более отдаленным, но ни одна из этих стран не остается безразличной ктому, что может произойти на “Евразийских Балканах”. Пакистан в первую очередьзаинтересован в том, чтобы геостратегически укрепиться, оказывая политическоевлияние на Афганистан (предотвратив тем самым влияние на Афганистан иТаджикистан со стороны Ирана), и в конце концов извлечь выгоду от строительствакакого-либо трубопровода, связывающего Среднюю Азию с Аравийским морем. Индия,в ответ на устремления Пакистана и, возможно, обеспокоенная перспективойгегемонии Китая в регионе, относится к влиянию Ирана в Афганистане ирасширенному присутствию России на пространстве бывшего СССР болееблагосклонно.

Хотя Соединенные Штаты расположены далеко,их роль со ставкой на сохранение геополитического плюрализма в постсоветскойЕвразии просматривается на общем фоне как постоянно возрастающая по значимостив качестве косвенного действующего лица, явно заинтересованного не только вразработке ресурсов региона, но и в предотвращении того, чтобы только Россиядоминировала на геополитическом пространстве региона. Действуя таким образом,Америка не только преследует масштабные стратегические цели в Евразии, но идемонстрирует свои растущие экономические интересы, а также интересы Европы иДальнего Востока в получении неограниченного доступа к этому до сих порзакрытому району.

Таким образом, на карту в этой головоломкепоставлены геополитическое могущество, доступ к потенциально огромнымбогатствам, достижение национальных и/или религиозных целей и безопасность. Темне менее первоочередным объектом противоборства является получение доступа врегион. До распада Советского Союза доступ в него был монополией Москвы. Всетранспортировки по железной дороге, газо—и нефтепроводам и даже перелетыпо воздуху осуществлялись через центр. Российские геополитики предпочли быоставить все по-прежнему, поскольку они понимают, что тот, кто будетдоминировать в вопросе доступа к данному региону, скорее всего и окажется ввыигрыше в геополитическом и экономическом плане.

Именно эти соображения сделали таким важнымдля будущего бассейна Каспийского моря и Средней Азии вопрос о прокладкетрубопровода. Если основные трубопроводы в регион будут по-прежнему проходитьпо территории России к российским терминалам в Новороссийске на Черном море, тополитические последствия этого дадут о себе знать без какой бы то ни былооткрытой демонстрации силы со стороны России. Регион останется в политическойзависимости, а Москва при этом будет занимать сильные позиции, решая, какделить новые богатства региона. И наоборот, если еще один трубопровод проляжетчерез Каспийское море к Азербайджану и далее к Средиземному морю через Турцию,а другой протянется через Афганистан к Аравийскому морю, то не будет никакогоединовластия в вопросе доступа к региону (см. карту XX).

Каспийско-средиземноморские нефтяныеэкспортные трубопроводы.

Карта XX.

Беспокоит то, что в российской политическойэлите есть люди, которые действуют так, будто они предпочитают, чтобы ресурсырегиона вообще не разрабатывались, если Россия не в состоянии всецелоконтролировать туда доступ. Пусть богатства останутся неразработанными, еслиальтернативой является то, что иностранные инвестиции приведут к болеенепосредственному удовлетворению экономических, а следовательно, и политическихинтересов других государств. Такой частнособственнический подход имеет корни вистории, и требуются время и нажим извне, чтобы он изменился.

Захват Кавказа и Средней Азии царскойРоссией происходил на протяжении примерно трех столетий, а его недавний конецоказался стремительным и внезапным. По мере того как существование Оттоманскойимперии клонилось к закату, Российская империя расширялась на юг, в сторонуПерсии, вдоль берегов Каспийского моря. В 1556 году она поглотила Астраханскоеханство и к 1607 году достигла Персии. В результате войны 1774-1784 годов былзахвачен Крым, затем в 1801 году Грузинское царство, а во второй половине XIXвека Россия подавила племена по обе стороны Кавказского хребта (только чеченцысопротивлялись с поразительным упорством), завершив к 1878 году захватАрмении.

Захват Средней Азии заключался не столько втом, чтобы взять верх над соперничающей империей, сколько в том, чтобы покоритьвесьма изолированные и полупервобытные феодальные ханства и эмираты, способныеоказать лишь спорадическое и локальное сопротивление. Узбекистан и Казахстанбыли захвачены после нескольких военных экспедиций, проведенных в период с 1801по 1881 год, Туркменистан же покорили и присоединили в результате кампании,длившейся с 1873 по 1886 год. Тем не менее к 1850 году захват основной частиСредней Азии был завершен, хотя эпизодические локальные вспышки сопротивленияимели место даже в советскую эпоху.

Распад Советского Союза породилпоразительный исторический обратный ход вещей. Всего за несколько недельазиатская составляющая территории России неожиданно сократилась примерно на20%, а численность населения азиатской части, подвластной России, упала с 75млн. до примерно 30 млн. человек. Кроме того, еще 18 млн. человек, постояннопроживающих на Кавказе, также оказались отрезанными от России. Такой поворотсобытий означал еще более болезненное осознание политической элитой Россиитого, что экономический потенциал этих районов становится объектом интересовиностранных государств с их финансовыми возможностями для инвестиций,разработок и использования ресурсов, которые до совсем недавнего времени былидоступны только России.

И все же Россия стоит перед дилеммой: онаслишком слаба политически, чтобы полностью закрыть регион для внешних сил, ислишком бедна, чтобы разрабатывать данные области исключительно собственнымисилами. Более того, здравомыслящие российские лидеры осознают, что происходящийв настоящее время в новых государствах демографический процесс означает, что ихнеудача в вопросе поддержания экономического роста в конце концов приведет квзрывоопасной ситуации на всем протяжении южных границ России. Афганистан иЧечня могут найти свое повторение вдоль всей границы от Черного моря доМонголии, особенно если учесть возрождение национализма и исламизма срединекогда порабощенных народов.

Отсюда следует, что Россия должна каким-тообразом приспособиться к постимперской реальности, если она стремится сдержатьтурецкое и иранское присутствие, воспрепятствовать тяготению новых государств ксвоим основным соперникам, не допустить возникновения какого бы то ни былодействительно независимого сотрудничества в Средней Азии и ограничитьгеополитическое влияние Америки на столицы новых суверенных государств. Такимобразом, вопрос больше не сводится к возрождению империи — что было бы слишком накладно ивызвало бы ожесточенное сопротивление, — наоборот, он предполагаетсоздание новой системы взаимоотношений, которая бы сдерживала новые государстваи позволила России сохранить доминирующие геополитические и экономическиепозиции.

В качестве средства решения этой задачивыбор пал на СНГ, хотя в некоторых случаях использование Россией вооруженныхсил и умелое применение политики “разделяй и властвуй” также послужилиинтересам Кремля. Москва использовала свою систему рычагов, чтобы добиться отновых государств максимального соответствия ее представлениям о растущейинтеграции “содружества”, и приложила усилия для создания управляемой из центрасистемы контроля за внешними границами СНГ, чтобы упрочить интеграцию в военнойобласти в рамках общей внешней политики и еще больше расширить существующую(первоначально советскую) сеть трубопроводов во избежание прокладки каких-либоновых, идущих в обход России. Стратегические анализы России явносвидетельствуют о том, что Москва рассматривает данный район как свое особоегеополитическое пространство, хотя оно уже не является составной частью ееимперии.

Ключом к разгадке геополитическихустремлений России является та настойчивость, с которой Кремль стремилсясохранить военное присутствие на территории новых государств. Ловко разыгравкарту с сепаратистским движением в Абхазии, Москва получила права на созданиебаз в Грузии, узаконила свое военное присутствие на землях Армении, играя на еенеобходимости искать поддержки в войне с Азербайджаном, и оказала политическоеи финансовое давление на Казахстан, чтобы добиться его согласия на создание тамроссийских баз; кроме того, гражданская война в Таджикистане позволилаобеспечить постоянное присутствие войск бывшей Советской Армии на еготерритории.

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 33 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.