WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 37 |

Участие родителей в игровой терапии иперестройка их отношений закрепляют полученные результаты. Если же речь идет онеобходимости дальнейшего изменения отношений больного и его неблагоприятносложившихся черт характера, то показана ролевая коррекция поведения. В своейэлементарной форме она состоит из трех игровых этапов, осуществляемых на одномили нескольких сеансах. На первом этапе больному назначаются роли, отображающиенеблагоприятные черты его характера. Дается их краткая характеристика, напримерплаксивый ежик, капризный мишка, боязливый зайчик и т. д. Врач изображаетперсонажей с противоположными, положительными чертами характера, показывая темсамым модель приемлемого поведения. На вторым этапе роли меняются. Больнойпоказывает желательную модель поведения, в то время как врач контрастноотражает особенности его поведения. На третьем этапе они оба воспроизводятадекватную модель игрового взаимодействия.

Описываемая игровая методика применима нетолько к младшим школьникам и старшим дошкольникам, но и к детям2,5—4 лет, у которыхпрактически невозможны другие методики психотерапии. В последнем случае нетребуется вхождения в игровой образ, а используется выраженная в этом возрастетенденция к подражанию, т. е. больший акцент делается на процессе обученияпосредством имитации и внушения.

Ролевую коррекцию поведения можнопроиллюстрировать на примере девочки 5,5 лет с невротическим заиканием. Будучиактивной, энергичной и самостоятельной, она находилась в условиях чрезмернойопеки, излишне строгого, принципиального отношения родителей и полностьюразрешающего отношения двух бабушек. Поэтому она становилась все более упрямойи в то же время эмоционально неустойчивой и капризной. К этому следует добавитьчастые наказания со стороны отца-педагога за проявление упрямства и своеволия удочери. Ее младший брат сосредоточивал на себе все внимание родителей, чтовызывало у нее чувство обиды и обращенные к родителям навязчивые вопросы: «Выменя любите» Эти вопросы указывали на появление сомнений в искренностиродительских чувств и связанное с этим чувство беспокойства. Психическоесостояние девочки улучшилось после того, как родители, по советы врача, сталидома поочередно играть с ней, позволяя выразить в игре фантазии, обиды ираздражения, в том числе и в отношении к ним. На приеме девочка, подготовившисьдома, рассказывала содержание сказки и сама распределяла роли. В дальнейшемтемы для игры выбирали поочередно девочка, родители и врач. Игра начиналась вполиклинике и продолжалась дома. В своих инсценировках больная была храбрымзайцем, который нападал на волка, изображаемого поочередно родителями и врачом,и одерживал над ним победу. Так в символической форме были отреагированынедовольство и обида. При перемене ролей волк был миролюбивым. Дальнейшееулучшение в состоянии больной, включая ее речь, произошло после использованиярегрессивной игровой тактики. Родителям было рекомендовано относиться к дочери,как к маленькому ребенку, подобно годовалому брату сажать ее на колени, качать,петь песни, дать возможность пользоваться рожком, соской и т. д. Девочка свосторгом приняла смягчение отношения родителей, компенсирующее недостатокдушевной отзывчивости и тепла с их стороны. Кроме того, она таким образомуравнивалась в правах с братом, что устраняло ее обиду народителей.

Через некоторое время девочка и ее родителистали лучше осознавать крайности своих отношений, что способствовало ихперестройке и сделало ненужным продолжение регрессивной игровойтактики.

Конфликт между сибсами, начиная с5—6 лет, может бытьустранен не только изменением отношений родителей, но и их проигрываниемсовместно с врачом. Детям рекомендуется запоминать или записывать возникающиемежду ними конфликтные ситуации, с тем чтобы вместе обсудить и проиграть наприеме. При ревности к одному из родителей он изображается поочередно каждым изучастников конфликта, а врач представляет отсутствующего родителя.Сбалансированного отношения между сибсами удается достичь и посредствомпроигрывания сказочных сюжетов, где драматизированы отношения междуперсонажами.

Приведем еще ряд примеров ролевой коррекцииповедения. В первом случае речь шла о мальчике 3 лет с невротическим заиканием,возникшим в результате перенапряжения возможностей развития (раннее интенсивноеобучение) и блокирования эмоционального самовыражения (гиперопека в сочетании сизлишне строгим и морализующим отношением родителей и двух бабушек).Потребность в эмоциональной разрядке у стеничного по природе мальчика быланастолько велика, что временами он сам непроизвольно создавал поводы для плача,после чего заметно успокаивался, т. е. плач являлся средством разрядки эмоций.Мальчик осознавал затруднения в речи и переживал их. После корригирующих беседс родителями было проведено несколько игровых сеансов. На первом сеансе врачбыл слоненком, который, минуя все препятствия, пробирался в Африку к докторуАйболиту, изображаемому больным, как и врачом, соответствующей игрушкой.Представ перед Айболитом, слоненок, заикаясь, сказал, что ему мешает говоритьзаноза во рту и если она будет удалена, то он сможет говорить легко и чисто(косвенное внушение со стороны врача). Айболит согласился с этим и удалилзанозу — маленькуюпалочку, которую слоненок (врач) держал во рту. Слоненок поблагодарил доктораи, сказав (с внушающим акцентам), что теперь ему ничто не мешает говорить,продемонстрировал свою чистую речь, постоянно восклицая, какой сильный докторАйболит, он все может. Айболит воспринял все это очень эмоционально и стал,радостно жестикулируя, кричать вместе со слоненком, что ему теперь ничто немешает говорить, слова идут сами, легко и свободно. После приема мальчикторжественно выбросил «занозу» в мусорное ведро. Его речь значительноулучшилась, но, как это часто бывает при невротическом заикании, он стал болеевозбудимым, капризным, упрямым и агрессивным, поскольку заикание какпсихомоторная форма разрядки в какой-то мере предотвращало эти реакции. Посовету врача родители не стали противиться шумным играм мальчика, в которых онхотя и перевозбуждался, но активно выражал свои чувства и настроение. Послеуменьшения возбудимости заострилось беспокойство, т. е. обнажился базальныйуровень невротического реагирования. На очередном сеансе врач вместе с больнымползал по игровой комнате, имитируя опасность и ее активное преодоление сгромогласными утверждениями: «Нам не страшен серый волк, прогоним все плохое».После игры мальчик стал заметно спокойнее. В последующих игровых сеансах он,как и раньше, выступал в роли всемогущего доктора Айболита, который успешнолечил всякие болезни у зверят, представляемых врачом. Звери постоянноподчеркивали чистую речь «доктора» и его уверенность, как пример для них(суггестивное закрепление достигнутых результатов у мальчика). В приведенномслучае мы видим успешное сочетание игры с косвенным внушением врача иперестройкой отношений родителей.

Во втором случае мы наблюдали девочку 4 летс невротическими тиками, возникшими несколько месяцев назад на юге во времялетнего отдыха. Девочка с трудом перенесла перемену обстановки и не ела так,как хотели родители, несмотря на насильное кормление с их стороны. Еще на югеона стала капризной и раздражительной, на что родители отреагировали резкимусилением строгости и наказаниями. В ответ на это девочка стала плаксивой, ивскоре у нее появились разнообразные чередующиеся тики. Основным было «зевание»— непроизвольноеоткрывание рта, которое напоминало гримасу отвращения. Так девочкабессознательно выражала протест против насильного кормления. По мере нарастаниятиков у нее уменьшилась эмоциональная напряженность. Это говорит о том, чтотики как психомоторная форма разрядки выполняют в некотором роде защитнуюфункцию для организма. Одновременно они указывают на конституциональнуюдефицитарность психомоторной сферы (у отца девочки глазной тик). На первомприеме больная с трудом входила в контакт с врачом, оставаясь эмоциональнонапряженной и скованной. Она предпочитала разрушать сделанные ею же постройки,эмоционально бурно реагируя при этом. На втором приеме заявила, что хочетнакормить всех зверюшек, но, в отличие от матери, при осуществлении этого былатерпеливой, никого не уговаривала и не принуждала. Полностью вошла в контакт сврачом. На третьем приеме попросила мать выйти из кабинета и стала играть сврачом «в гости». Пригласив его к себе, стала угощать, но без уговоров идавления. Затем она стала звонить врачу по игрушечному телефону. При этом врачвыступал от имени ежика (просунув руку в тряпичную куклу), а девочка— от имени различныхзверюшек, которых она, как и врач, поочередно держала в руках. Ежикусообщалось, что зверюшки все делают быстро, едят без уговоров, слушаютсяродителей и не дергаются. Ежик все это внимательно выслушивал, радовался вместес девочкой и хвалил ее, сообщая новость всем сидящим рядом куклам. Мотивомтаких заверений были положительный эмоциональный контакт с врачом и егоавторитет в глазах девочки. Она дорожила этим и старалась понравиться врачу,оправдывая его ожидания в отношении изменения своего поведения. В следующий разк игре была подключена мать, которую дочь, поменявшись с ней ролями, кормилабез уговоров и, главное, хвалила ее. Вместе с перестройкой отношений родителейсостояние девочки постепенно пришло в норму.

В третьем случае стеничная и внешне похожаяна отца девочка 6 лет из неполной семьи конфликтовала с гиперсоциализированнойи истеричной матерью, испытывавшей много собственных проблем и живущей в своем,закрытом от дочери, внутреннем мире. Мать пунктуально заставляла дочь учитьстихи, два раза в день чистить зубы, делать зарядку, делала ей бесчисленныезамечания, постоянно одергивая и физически жестоко наказывая при непослушании.В первые годы жизни девочки мать воевала с ней из-за плохого, с ее точкизрения, аппетита и нежелания спать днем. В результате дочь, будучи упрямой инегативной к матери, постоянно «закатывала» истерики и неоднократнообмачивалась в течение дня. На первом сеансе мать и дочь долго не моглиналадить контакт в игре, в то время как при участии в ней врача девочка былаполностью контактной и некапризной. Она выбрала роль зайчика, назначила на рольволка врача и сделала мать лисой, что вполне соответствовало еельстиво-вкрадчивому голосу. Волк и лиса гонялись за зайцем и не могли егопоймать, т. е. дочь хотела, чтобы мать не настигла ее хотя бы в игре. Затемдевочка превратила себя в медведя, а мать в косулю, которую медведь сразу жезагрыз. Так в символической форме она выразила ответную агрессию к матери.Далее дочь стала охотником, а мать снова сделала лисой. Агрессивного волка(врача) охотник сразу подстрелил, лиса же спряталась и, когда охотник селотдохнуть, незаметно подкралась сзади и пыталась схватить ружье, но была сразуже застрелена. Подобным действием девочка как бы устраняла травмирующий образ«не матери», как символ неискренности, обмана и коварства. После этогодраматического эпизода она захотела поиграть с матерью сама. Врач вышел изкабинета. Игра происходила без ссор. Поведение девочки отличалось мягкостью иуступчивостью. В последующие дни мать отметила, что дочь была как никогдаспокойной, без капризов, истерик и упрямства. Прекратилось дневное недержаниемочи, девочка стала более внимательной и критичной к себе. На следующем приемемать впервые опустилась на коврик и стала играть с дочерью «лицом к лицу».Пришедшего врача девочка сделала папой, а себя мамой. Дочерью она обозначилакуклу, сказав про нее, что она не только капризничает, писается, но и какается.Отстранив таким образом от себя все плохое, девочка в роли матери и врач в ролиреабилитированного отца начали воспитывать дочь. «Мать» доминировала в игре,ставила «дочь» в угол, шлепала, читала нравоучения и утверждала, что она ни начто не способна, что она плохая, грязная, никого не любит и т. д. Мать непринимала непосредственного участия в игре, но видела и слышала, как дочь,увлекшись игрой, изображала ее отношение. Наконец, «неисправимую дочь» девочкав роли матери повела в больницу, где их принял доктор — мать девочки. Доктор дал советыпо воспитанию и выписал различные лекарства. В отличие от поведения дома мать вроли доктора давала уже более адекватные советы, в том числе предлагала игратьс дочерью. Затем снова мать и дочь дружно играли вместе без врача. Междуприемами девочка была спокойной. Мать и дочь стали лучше понимать друг друга идорожить этим. На третьем приеме через неделю девочка опять выступала в ролиматери, а мать в роли дочери. В отличие от предыдущей игры в их взаимодействиибыли большая гибкость и спонтанность. У девочки по-прежнему не было случаевнедержания мочи. В последующем она хорошо адаптировалась в школе.

Следует сказать и о мальчике 5 лет изнеполной семьи, имеющем чрезмерно его опекающую авторитарную бабушку иэмоционально-неустойчивую мать с истерическими чертами характера. Матьпрактически не занималась сыном, отдавая все время работе. В то же время онабыла подчеркнуто строгой и принципиальной и не допускала его встреч с отцом.Неудовлетворенная потребность соответствующей по полу идентификацииоборачивалась страхами, капризами, упрямством и одновременно тревожнойзависимостью от матери, протестом против посещения детского сада. При первомвизите мать и ребенок были оставлены в игровой комнате с предложением начатьигру. Возвратившись, врач увидел, что мать вместо игры с ребенком читала емунравоучения. В ее присутствии врач начал игру с мальчиком, косвенно отражаяповедением персонажей его проблемы общения в детском саду. Мать по совету врачанезаметно вышла, чтобы не сковывать игровую инициативу сына. После совместнойигры врач предложил мальчику поиграть в кегли и вышел к матери, чтобыпрокомментировать игру. При втором визите через 10 дней мать отметилаотсутствие плача и капризов при посещении детского сада. Как и в первый раз,она не смогла играть с сыном. Он же по собственной инициативе изобразилразличные проблемные ситуации в детском саду, сказав, что это относится не кнему, а к другому мальчику. По секрету признался врачу, что он солдат, т. е.утвердил себя в соответствующей полу роли. При третьем визите через 10 днейрассказал придуманное им стихотворение: «Небо синее, море сильное, папасильный, мама красивая». На рисунке «семья» включил отца в состав семьи. Вдетский сад ходил с желанием. Прекратились конфликты с ребятами, сталучаствовать в игре, а не стоять, как раньше, в стороне. Дома после просмотрателефильма на военную тему впервые все воспроизвел в лицах. Готовился снетерпением к празднику в детском саду, сам сделал костюм «Чиполлино». По этомуповоду возник конфликт с матерью, которой не понравился выбор сына. Было решенопроигрывать возникающие конфликты с матерью на приеме, после чего они полностьюпрекратились дома, так как мать стала сдерживать себя. На приеме врач и мальчикбез матери воспроизводили сцены различных сражений. Они прятались за стулья,кидая друг в друга «гранаты» и считая число попаданий. Затем проводилсяпоединок на «саблях».

Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 37 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.