WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 42 | 43 || 45 | 46 |   ...   | 50 |

4. Универсалистскую, на которой детиспособны критически рефлексировать относительно предшествующего опыта иоценивать существующее положение в свете гипотетическихальтернатив.

Ю. Хабермас считает, что социальнаяэволюция, понимаемая как развитие познавательных способностей человека в егоотношении к миру в своих сущностных чертах повторяет стадии развития мышления,описанные Ж. Пиаже. Выделяемые Ю. Ха-бермасом пять стадий социальной эволюции:мифопоэтическая, космологическая, религиозная, метафизическая и современная— есть способымиропонимания отражающие процесс децентрализации на филогенетическом уровне.Каждая последующая стадия характеризуется большей способностью к различению,формируя соответствующие структуры для воспроизведения этого различения. Крометого каждая стадия более рациональна, чем предыдущие. Увеличениерациональности, связано с тем, что подобно тому как «каждый ребенок, переходяот одной (когнитивной или моральной) стадии к другой может быть принужденсредствами майевтики3 кобъяснению того, почему его способ объяснения положения вещей сейчас даетбольше возможностей для решения проблем, чем предыдущий», 4 так и каждая новая стадия социальнойэволюции дает новые средства для решения социальных проблем, включая ивозможность объяснения того, почему эти средства лучше, чем предыдущие. Ю.Хабермас считает, что подобная модель эволюции не является просто абстрактнойсхемой, а предлагает «структурно референтные точки социальной критики,объясняющие, почему современные общества неспособны разрешить своихэкономических и административных проблем».

Эволюция «жизненного мира» приводит к тому,что изначально неразрывное единство опыта дифференцируется, в нем постепенновыделяются структуры, управляющие отнесением опыта к трем относительнонезависимым сферам: объективному, социальному и субъективному мирам.Лингвистические выражения эксплицитно соотносимые с моментами опыта— факты, нормы,интенции и т. д. —конституируют мир в котором совершается социальное действие. Вне имплицитнополагаемого соглашения об этом мире социальное действие становится невозможным.Описания устанавливают действительность отношений датируемых, локализуемыхвещей в объективном мире. Предписания утверждают справедливость обязательств инорм, составляющих социальный мир. Экспрессивные выражения указывают наискренность намерений, страстей и чувств — диспозиций субъективного мираговорящего субъекта. И, наконец, оценки определяют социальную приемли-мостьсубъективных ценностных предпочтений. Теперь для критического оцениваниярациональности описательных, предписа-тельных, экспрессивных и ценностныхвыражений мы должны обращаться к точкам их отнесения в трех различныхмирах.

Таким образом, эволюция «жизненного мира»приводит к выделению трех относительно независимых миров отнесения. Эти мирыотличны от самого «жизненного мира». Они есть сферы референцииэксплицитно6 приписываемые«жизненному миру», тогда как сам он составляет основание «предпонимания».Установки «жизненного мира», установки объективирования, оценивания, выражения— оформляются всоответствующие интенции в каждом из миров. Эти интенции отражают скорееформальные способы схематизации реальности, а не области реальности кактаковые. Объективный мир, состоящий из фактов, имеет не большее отношение кмиру природы, чем социальный мир — к миру культуры. Одно и то же явление реальности, может бытьподвергнуто различному рассмотрению в соответствии с избираемой схемойреференции. Так, личности и нормы могут считаться и наблюдаемыми фактами,принимаемыми во внимание в расчете стратегии поведения, и значимыми ценностями,внушающими уважение.

Миры референции, возникающие в процесседецентрализации «жизненного, мира» отличаются друг от друга не толькоустановками восприятия реальности, но и критериями рациональности. В каждом измиров рациональность принимает особую форму и имеет особый статус.-

Концепция эволюции «жизненного мира»,устанавливающая связь между знанием и действием на метатеоретическом уровне,приводит Ю. Хабермаса к созданию собственной теории социального действия. Как имногие его предшественники, он полагает, что социальное действие имеетцеленаправленный характер. Однако, как утверждает Ю. Хабермас, цели, надостижение которых оно ориентировано, далеко не произвольны. Они теснокорре-лируются с интенциями миров отнесения, отражающими установки «жизненногомира». Например, установка объектификации, оформляющаяся в «фактические»интенции объективного мира, референции, приводит к появлению эгоистическихцелей. Взаимосвязанность целей и видов рациональности с мирами референции«жизненного мира», концептуализируется в виде идеальных типов социальногодействия. Понятие «идеального типа» берется Ю. Ха-бермасом из социологическойконцепции М.Вебера, к которой восходит и сама типология социального действия.Ю. Хабермас не скрывает источника своей концептуализации, наоборот, онподчеркивает, что его «идеальные типы» — это критически переосмысленныетипы действия М.Вебера. Необходимость переосмысления увязана с эволюцией«жизненного мира», рационализировавшей социальное действие и приведшей к:изменению его типологии. В современных условиях, считает Ю. Хабермас, можновыделить четыре идеальных типа социального действия:

1. Стратегическое действие. Действиеуправляемое эгоистическими целями, при достижении которых принимается вовнимание влияние поведения хотя бы одного иного индивида. Оно рационально в тоймере, в какой субъект действия выбирает наиболее эффективное средство«получения желаемого». Исходя из этой модели рациональности участникистратегического действия относятся к другим действующим лицам как кобъективированным средствам или препятствиям на пути к цели.

2. Нормативное действие — это социальное действие, цельюучастников которого является достижение взаимовыгодных экс-пектаций,осуществляемое посредством подчинения своего поведения разделяемым ценностям инормам. Преследование эгоистических целей преодолевается социальнымиобязанностями или канонами. Участники нормативного действия должны рассчитыватьобъективные последствия личностных действий в плане их соответствия нормативнымустановкам. Нормативное действие рационально настолько, насколько оносоответствует социально принятым стандартам поведения. Эталон нормативногодействия — такаясоциальная ситуация, в которой наличные стандарты поведения развивают общиеинтересы у участвующих.

3. Драматургическое действие. Цельюдраматургического действия является «представление самого себя» или созданиепубличного имиджа. Введение Ю.Хабермасом этого типа во многом инициированоразработками «драматургического подхода» Э. Гоффманом. Однако, у Ю..Хабермасапонятие «ролевой игры» обозначает не приспособление к социально установленнымформам поведения, а свободное, но избирательное самовыражение чьей-либоиндивидуальности. Выделение данного типа служит для демонстрации того, что дажесамое простое социальное действие всегда окрашено индивидуальностью егосубъекта. «Драматургический» элемент социального действия имлицитно аналогиченстратегическому типу действия, от которого он отличается лишь целевойнаправленностью. Рациональность и. того и другого типа одинакова по форме, норазлична по критерию оценивания. Эффективность стратегического действияоценивается количеством затрат, тогда как- эффективность драматургическогодействия определяется его «искренностью». В «театре жизни» полагается, какусловие взаимного доверия, что роли, исполняемые актерами-соответствуют ихдействительным чертам характера. Поэтому, чтобы представление было рациональнымв нестратегическом смысле, оно должно быть «искренним», выражаемые им намерениядолжны быть аутентичными.

4. Коммуникативное действие. Целью данноготипа социального действия является свободное соглашение участников длядостижения совместных результатов в определенной ситуации. Отношения участниковпредыдущих типов действия могут включать в себя координацию их усилий, однакосама координация не является выраженной целью. Лица, действующие стратегически,могут заставлять других способствовать достижению их цели, используя силу,власть, деньги и другие манипуляции. Нормативное и драматургическое действияотличаются от стратегического тем, что предполагают наличие некоторогомолчаливого соглашения относительно взаимных экспектаций. Поэтому лица,действующие драматургически или нормативно, могут использовать эти соглашения(например, язык) для координации действий, не выражая намерений достичьсогласия относительно проблемных вопросов. Это позволяет Ю. Хабермасу иногдарассматривать нормативное и драматургическое действие как подтипыкоммуникативного. Однако, строго говоря, коммуникативное действие включает всебя эксплицитно выраженное усилие, направленное на достижение взаимопониманияотносительно всех критериев рациональности, выдвигаемых мирами референции и,следовательно, противостоит остальным более ограниченным и менее рефлексивнымтипам действия. Поскольку «стабильность и согласие являются исключением вежедневной практике», коммуникативное действие остается перманентнойвозможностью.7

Создавая собственную концептуализациюсоциального действия Ю. Хабермас сосредотачивает свое внимание на том, какразличные цели, выражающие структуры «жизненного мира» способствуют координациидействий участников социальной ситуации. Если цель действия личностна по своейприроде (эгоистична), то координация усилий включает лишь расчет использованиядругих лиц насильственными или ненасильственными средствами (стратегическоедействие). Если целью действия является приспособление своего поведения ксоциальным нормам или выражение собственной индивидуальности, то координациядействий зависит от согласия относительно норм и конвенциональных ролей(нормативное и драматургическое действия). Наконец, если целью действиявыступает достижение соглашения по проблемным вопросам, то координация действийучастников зависит от принятия или неприятия предложений об участии в данномсовместном действии (коммуникативное действие).

Таким образом, рационализированный«жизненный мир» использует лингвистические структуры, провоцирующие формальнуюдифференциацию объективного, социального и субъективного миров референции. Людиотносят себя одновременно ко всем трем мирам. Отсюда, каждое действие на самомделе обладает комплексным характером. Оно есть система референций, состоящая изобъективных фактов, социальных норм и личностного опыта. Каждая ситуациядействия является «срезом» всеобщей возможности «предпонимания», становясьрелевантной непосредственным интересам участников. Действие управляетсязнанием. Однако, это знание может быть различным. Научное знание не является ниединственно возможным, ни единственно правильным или рациональным. Опытучастников социального взаимодействия состоит из практического know-how (сравниразличение практического и теоретического интересов у А. Щюца и Г. Гарфинкеля),а не из научного знания. Последнее возникает на определенном этапе эволюции«жизненного мира» из практического знания, преобразуя опыт в последовательнуюинформацию, пригодную для межличностной и межгенерационнойтрансляции.

Дифференцированные структуры «жизненногомира» (выступающие одновременно и его функциями) изначально комплимен-тарны инаправлены, по мнению Ю. Хабермаса, на производство и воспроизводство культуры(знания), общества (легитимного порядка) и личности (индивидуальнойидентичности). Рационализи-руясь, они разделяются по форме, содержанию ирефлексивности. Разделение объективной и социальной структур референцииосвобождает нормативные институты от метафизически-религиозного взгляда на мир.Затем от них отделяется субъективная структура, что дает индивиду большуюсвободу, включающую в том числе и возможность рефлексировать относительнотрадиции, собственного представительства в межличностных отношениях исамореализации. В тоже время ценностная сфера, критерии истинности и процедурыаргументации отделяются от контекста культуры; формальные принципы процедурнойсправедливости отграничиваются от непосредственного контекста действия;когнитивные структуры, компетенции и установки абстрагируются от личностногоопыта. Наконец, потребность в более рефлексивных подходах к решениюпрактических проблем дает импульс появлению специализированных научныхдисциплин, замене авторитарных институтов демократическими формамидискурсивного формирования политики и универсализации образования.

Рационализация «жизненного мира» имеет нетолько положительные последствия. Дифференциация структур дает рост иллюзиям,искажающим социальное взаимодействие. Обыденный язык наделяется чертами ясногои надежного посредника знания. Коммуникативному взаимодействию приписываетсяисключительная взаимовыгодность. Индивиды объявляются полностью осознающимисвои мотивы. Исходя из этого, Ю.Хабермас приходит к выводу о том, что длявыявления социальных патологий, существующих в виде искаженных коммуникаций,социолог должен в первую очередь исследовать генезис и развитие системэкономического и политического действия, которые, выделяясь из «жизненногомира», начинают управлять им извне.

2. «Система» и «жизненный мир»

Категория «жизненного мира» фиксирует лишьодин аспект социальной действительности. Она служит для концептуализациидействия, сферы непосредственного взаимодействия, практического опыта.Субъективная сторона социума используется для демонстрации того, как социальнаядействительность производится и воспроизводится в ходе целенаправленной,интенциональной, сознательной деятельности субъектов. Однако, социальнаядействительность имеет еще один не менее важный аспект, обозначаемый понятием«система». Различение понятий «система» и «жизненный мир» формально вводится Ю.Хабермасом для разделения сфер социального воспроизводства (материальной исимволической), которые в свою очередь обозначают разные типы интеграции(сравни с построениями Д. Локвуда): системный и^социальный, включенные ваналитически отличные контексты действия (стратегический и коммуникативный).:

Pages:     | 1 |   ...   | 42 | 43 || 45 | 46 |   ...   | 50 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.