WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 41 | 42 || 44 | 45 |   ...   | 50 |

В трех предыдущих главах рассматривалисьдва подхода к социальной реальности, две методологии социологическоготеоретизирования, два взгляда на социальную структуру. Оба они отражаютдействительные стороны общественного феномена. Авторы, избирающие тот или инойподходы, стремясь создать логически стройную концепцию, вынуждены исследоватьобе эти стороны —социальное действие (поведение) и социальную сист&му (некоторуюнадиндивидуальную реальностью—в каком-либо приоритетном соотношении, что приводит их кзначительной редукции другой стороны. Различие перспектив рассмотренияпредопределяет два взаимосвязанных, но не сводимых друг к Другу взгляда насоциальную структуру и процесс институционализации. С точки зрения теоретиков,берущих за основу индивидуальное действие, поведение, деятельность, обществопредставляет собой институ-ционализированное действие, его структуры— это застывшие образцыповедения, уже в силу своей устойчивости способные оказывать обратноевоздействие на индивида. Действие в этом случае приобретает характер выборамежду институционализиро-ванными возможностями. Для исследователей, исходящихиз понимания общества как особого вида реальности, объективно существующего,имеющего свои собственные «законы», доступные объяснению только «изнутри»,понятие социальной структуры становится выражением этих внутренних законов(связей между социальными фактами, которые могут быть объяснены только другимисоциальными фактами). Структура в данном случае предстает прежде всего каксовокупность императивных правил, организующих действие индивидов, только онаявляется единственной реальностью, оправдывающей, объясняющей и детерминирующейсами элементы, что делает проблематичной человеческую «свободу выбора». Люди вэтом случае оказываются не более чем «игрушкой» в игре структурных связей,«марионеткой», приводимой в движение невидимыми структурными «нитями» и, как ивсякая марионетка, не осознающими наличия этих «нитей».

Юрген Хабермас (1929 г. р.) сегодняявляется одним из наиболее ярких и интересных теоретиков, пытающихся преодолетьодносторонность подходов к рассмотрению общественной жизни. Масштаб иразнообразие тем в его работах огромны. В своих книгах он рассматривает ипроблемы теории познания, и концепции эстетики, и проблемы развития современныхразвитых^ обществ. Он критически переосмысливает и синтезирует идеи многихмыслителей. Круг источников его синтеза чрезвычайно широк. Это и марксизм, какв классической его форме, так и неомарксизм Франкфуртской школы; это и теориярационализации М. Вебера; и' когнитивная психология Ж. Пиаже; ифеноменологическая традиция Э. Гуссерля, А. Щюца и Т. Лукмана; и психоанализ 3.Фрейда; и теория социальных систем Т. Парсонса; и идеи интеракционизма Дж. Г.Мида; и концепция солидарности Э.Дюрк-гейма. Его работы иногда похожи научебники по соответствующим разделам знания, настолько глубоко и подробностремится он развернуть перед читателем панораму мнений по той или инойпроблеме. Такой подход не является данью философской традиции. Он также меньшевсего направлен на демонстрацию собственной эрудиции автора. Ю. Хабермас преждевсего стремиться найти точки соприкосновения, которые могли бы стать основойдальнейшего синтеза или дать направление для последующих дискуссий. Поэтому иширокий круг тем, и огромное количество источников не приводят к эклектизмувоззрений, а свидетельствуют о глубине и серьезности аналитических намеренийавтора.

Идеей, объединяющей большинство работ Ю.Хабермаса, является идея социальной эволюции, которая дает и исходный импульсдля синтеза различных теоретических построений, и, одновременно, конечнуюперспективу оформления собственной оригинальной концепции, обозначаемой Ю-Хабермасом как теория коммуникативного действия. Противоречия социологическоготеоретизирования переносятся в его работах из чисто логического в эволюционныйплан. Предлагаемый им синтез становится не синтезом логических категорий (ниодну из которых Ю. Хабермас не оставляет без реконцептуализации), арассмотрением пути их возникновения, развития, идеологизации, развенчаниекоторой приводит человека к большему пониманию социального мира, окружающегоего, и своего места в нем.

Эволюционно-методологическая направленностьсинтеза Ю. Хабермаса тесно связана с его взглядами на роль и предназначениесоциологической теории. Вслед за представителями Франкфуртской школы— М.Хоркхаймером и Т.Адорно (учеником которого был Ю. Хабермас) он считает, что необходимостьсоциальной теории состоит в необходимости критики современного общественногоустройства, в форме критики его идеологии. Он утверждает, что эта критика(прежде всего критика знания) возможна только в рамках социальной теории, и чтосама социальная теория может быть построена только в виде последовательнойкритики знания. Критический анализ основ социального знания, начало котороговосходит еще к концепциям Г. Гегеля и К. Маркса, способен, по мнениюЮ.Хабермаса, дать социальным субъектам представление о действительном характереобщественного устройства, или, по меньшей мере, показать истоки формированияидеологических искажений, осознание которых будет способствовать преодолениюпротиворечий социальной жизни. Взгляды Ю. Хабермаса на социальную теориюсближаются не только с концепцией критики идеологии К. Маркса, но и сконцепцией психоанализа 3. Фрейда. Психоанализ, как совместное проникновениепациента и врача в глубины подсознания первого, должное показать истокиформирования психических патологий, относительно которых пациент не способенрефлексировать в обыденной ситуации, является средством преодоления искаженийличности, возникших под влиянием внешних условий. Для Ю. Хабермаса социальнаятеория также является средством преодоления коммуникационных искажений,возникающих под влиянием идеологии. Снятие этих искажений осуществляетсяпосредством рефлексии относительно формирования социального знания исоциального устройства.

1. Структуры «жизненного мира» и социальноедействие

Исходным и центральным пунктомсоциологической концепции Ю. Хабермаса является категория «жизненного мира»'(Leben-swelt), восходящая к феноменологической традиции. «Жизненный мир»определяется Ю. Хабермасом как нетематизированный горизонт значений, которыйсоставляет основание жизненного опыта индивида. Внешние воздействия соотносятсяс этим основанием, противопоставляются ему, сравниваются по отношению кнему.

Этот горизонт значений, как считает Ю.Хабермас (в отличие от Э. Гуссерля), не конституируется и не унифицируетсяинтенцио-нальной активностью трансцендентального эго, но скорее состоит изпредшествующего эго запаса знания, сосредоточенного в культуре и, прежде всего,в языке. Ю. Хабермас разделяет идею К. Гумбольдта и Л. Витгенштейна о том, чтоструктуральные ограничения и возможности языка определяют масштаб понимания;трансцендентальное звено между языком и «жизненным миром» защищает последний отлюбой попытки стать объектом сознания и также позволяет отделять «жизненныймир» от «формального мира».

Целью теории коммуникативного действияявляется описание развертывания «жизненного мира» в эволюционной перспективе.Социальная эволюция, по Ю. Хабермасу, состоит в развитии когнитивныхспособностей человека. Сравнивая мифический и современный способ пониманиямира, он приходит к выводу о том, что различие между ними основано нафундаментальном различии понятийных систем, в которых они интерпретируют мир.Основываясь на работах К. Леви-Стросса и Ш. Годелье, Ю. Хабермас характеризуетмифический способ понимания мира как неразрывное единство, в котором каждыйпункт опыта метафорически или метонимически ассоциируе.тся с любым другимпунктом. Это ассоциирование производится посредством бинарных ' отношенийсходства и различия. Мифическое понимание мира, по словам Ш. Годелье,цитируемого Ю. Хабермасом, создает «гигантский лабиринт зеркал в которомпротивостоящие образы мира и человека непрерывно отражаются друг в друге, иотношения природы и культуры непрерывно разделяются и объединяются, будто впризме».1

Ассоциативная природа мифического пониманиямира диаметрально противоположна аналитическому разделению объективного,субъективного и социального миров, основополагающему для современного разума.Ю. Хабермас показывает, что недостаточность различения сфер отнесения«жизненного мира» и отсутствие рефлексии характерно не только для мифическойстадии развития так называемых «примитивных народов», но существует и в«развитых» странах, особенно у детей и подростков.

Противопоставление «закрытого»(мифического) и «открытого» (современного) взглядов на мир дает Ю. Хабермасувозможность утверждать, что второе понимание мира является более рациональным.Доказывая возросшую рациональность современного миропонимания, он показываетлогическое превосходство познавательного потенциала современного человека надмифическим и религиозно-метафизическим познанием. Таким образом, социальныйпрогресс видится Ю. Хабермасом прежде всего как развитие познавательныхспособностей индивида. Стержнем эволюционного процесса становится веберовскаяконцепция рационализации. Ю. Хабермас, однако, утверждает, что в современныхусловиях эта концепция может быть адаптирована только критически. Построениеконцепции социальной эволюции требует ре-концептуализацию понятий «разума» и«рациональности». Переосмысление данных понятий должно проходить на трехвзаимосвязанных и взаимозависимых, но логически отличных уровнях, на каждом изкоторых оно решает определенную задачу. На метатеоретическом уровне этопредполагает установление связи между действием и разумом, исходя изисторической перспективы развития рациональности. Установление этой связивыражается на методологическом уровне в том, что понимание значимогосоциального действия возможно только на основе рациональной критики знания.Наконец, на эмпирическом уровне теория рациональности должна составитькритическую основу для идентификации прогрессивных и регрессивных чертсовременного общества. Рациональное действие для Ю. Хабермаса не являетсяисключительно инструментальным (в смысле философии прагматизма). Определяя его,он пытается избежать ложного, на его взгляд, отождествления целеполагания ирациональности. Для него рациональным является всякое действие, относительнокоторого его участник может выдвинуть рационально оправданные суждения.Действие может быть целенаправленным и обладать очень высоким адаптивнымпотенциалом, но оно не будет рациональным (в хабермасовском смысле) до тех пор,пока оно не будет осознано в рамках суждений о целях и средствах этогодействия, основанных на верифицируемых причинно-следственных регулярностях. Идо Ю. Хабермаса рациональное действие часто имплицитно понималось какповедение, управляемое знанием. Он просто обнажает эту имплицитную посылку,заостряя и радикализуя ее.

Рациональность, описываемая прагматизмом,считает Ю. Хабермас —это лишь частный случай. Пока мы считаем, что действие происходит в «вакууме»,его рациональность есть эффективность удовлетворения частных потребностей(именно это часто и понимается как единственно возможная рациональность).Однако, индивиды не действуют в «пустоте», они являются социальными агентами,принимающими в расчет действия других людей. Их действия рациональны настолько,насколько они способны разрешить потенциальные конфликты посредствомаргументации. Таким образом, избегая прагматического отождествлениярациональности с инструментальной адаптацией, Ю. Хабермас восстанавливаетфеноменологическое положение о том, что окружение, к которому мыприспосабливаемся, —это мир разделяемого, и до этого предела общего и объективного, опыта,выраженного языковыми средствами. Другими словами, он не отрицает того, чторациональное действие управляется знанием, он просто подчеркивает, что знаниеявляется лингвистическим феноменом, поскольку, цитируя М. Поллнера,«предчувствуемое единодушие опыта... предполагает сообщество других, считающих,что они наблюдают тот же мир... мотивированных говорить «правдиво» о своемопыте, и говорящих в соответствии с признаваемыми, разделяемыми схемамивыражения».2 Так,рациональное действие управляется не только фактуальными суждениями,соответствие которых" истине может быть аргументировано, оно также управляетсянормативными, экспрессивными и ценностными-суждениями, аргументированностькоторых не может быть понята в рамках инструментальнойрациональности.

В аргументации, выдвигаемой индивидом, дляобоснования рациональности своего действия, Ю. Хабермас в соответствии саристотелевской традицией выделяет три уровня: логический, риторический идиалектический. На логическом уровне аргумент должен соответствовать требованиювнутренней и внешней кон-систентности значений понятий, употребляемыхговорящими. Как риторический процесс аргументация должна удовлетворять условиямпроцедурной справедливости. Эталонным случаем риторического процесса для Ю.Хабермаса выступает «идеальная речевая ситуация» — ситуация, когда рациональномотивированные попытки достижения соглашения защищены от внутреннего и внешнегоподавления и каждый имеет одинаковую возможность изложить свои доводы ивозражения. Как диалектическая процедура, аргументация характеризуется как«особая форма взаимодействия», при которой требования валидности могутгипотетически критиковаться как независимые от давления повседневногоопыта.

Таким образом, рациональность есть средствооправдания действия. Действие рационально настолько, насколько оно может бытьоправдано 'на всех трех уровнях аргументации.

Переосмысливая и переформулируя концепциюрациональности, Ю. Хабермас набрасывает общие контуры социальной эволюции.Основываясь на работах французского психолога Ж. Пиаже, создателя структурнойпсихологии, он по-новому рассматривает взаимоотношения разума и действия вэволюционной перспективе. Ж. Пиаже сосредотачивал свое внимание на техструктурах мышления и действия с помощью которых дети поэтапно учатсяприспосабливаться к объективному миру вещей и социальному миру норм,взаимоотношений и людей. Согласно его теории основное направление когнитивногои морального развития связано с децентрализацией понимания реальности отэгоцентрического понимания мира, до возможности воспринять этот мир с инойточки зрения. В процессе децентрализации Ж. Пиаже выделял четырестадии:

1. Симбиотическую, на которой ребенок неспособен различать самого себя как материального субъекта от предметногоокружения и от лиц, окружающих его и составляющих его первичную референцию(родителей).

2. Эгоцентрическую, на которой детидифференцируют себя от внешнего окружения, но не делают различия междуфизической и социальной реальностью и продолжают воспринимать и оцениватьситуации исходя только из своей собственной, эгоистической точкизрения.

3. Социоцентрическую, когда дети начинаютвыделять конкретные операции и различать воспринимаемые и поддающиесяманипуляции объекты от понимаемых субъектов и действий. К семи годам они обычноспособны различать субъективные фантазии и импульсы от объективного восприятияи социальных обязательств.

Pages:     | 1 |   ...   | 41 | 42 || 44 | 45 |   ...   | 50 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.