WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 40 | 41 || 43 | 44 |   ...   | 50 |

Структуралистский марксизм создает одну изнаиболее глубоких и содержательных концепций общества — концепцию социальной структуры.Слабые стороны подхода проявляются при переходе на иной уровень социальнойреальности — уровеньде-- ятельности, личности и выбора. Мы видели, что блестящий анализ экономикистановится слабым и неубедительным в отношении идеологии и политики, вскрываяодну из наиболее глубоких альтернатив социологической теории: чтобы объяснитьнеэкономические уровни общественной жизни, нам необходимо либо предоставитьнекоторую автономию личностной сфере, либо возвратиться к экономическидетерминированной модели. Л. Альтюссер и Н. Пулянтцас идут по второму пути,смягчая наиболее критикуемые положения и приходя в результате к интерпретации,которую, в отличие от системного функционализма Т.Парсонса, можно обозначитькак экономический функционализм. Если первый пытается объяснить социальныеинституты в свете «функциональных пререквизитов», удовлетворения имипотребностей всей системы то второй делает это, приписывая им функцииудовлетворения экономических потребностей.,

70-е годы были временем активной критикиструктуралистского подхода, временем поисков путей его развития. Кульминациейстала всесторонняя ревизия марксизма с точки зрения стройности его логическихпостроений, изложенная в двухтомной работе «Капитал» К. Маркса и капитализмсегодня», вышедшей под редакцией Антони Катлера в 1975 г. Следствием чегоявилась попытка «очищения» структуралистского марксизма от присущих емупротиворечий, предпринятая английскими социологами Полом Хирстом и БарриХиндессом.11 Анализируяраоовые, половые и национальные конфликты, они приходят к выводу оневозможности их интерпретации в традиционных для марксизма и альтюссери-анстваэкономических категориях, отрицая саму идею социально-экономической формации. Впоисках иного методологического основания они вновь обращаются кортодоксальному структурализму, видя в нем способ описания сущности «свободнотекущих» идеологических и политических явлений, возвращаясь к теории«общепринятых значений».

«Дамоклов меч» непротиворечивостилогических построений ставит последователей Л. Альтюссера перед несколькимиальтернативами. Соединение принципов субъективности бытия (реальный мир естьсоздание нашего сознания) и объективности теории — она описывает и интерпретируетобъекты реального мира, заставляет их сделать выбор того или другогонаправления. В первом случае это приводит к концепции, получившей названиепостструктурализма, движение к которой заметно уже в работах П. Хирста и Б.Хиндесса; во втором случае мы возвращаемся к позитивизму образца XIXвека.

Альтернатива «относительной автономности» иэкономической детерминированности предопределяет дальнейшее разделение подходана экономизм и теорию «обыденных значений». Наконец, невозможность избежатьтелеологии в объяснениях причинно-следственных отношений социального мира,поскольку следствие (результат) в большинстве случаев в той или иной степенипредставлено в причине (мотиве) в виде желания получить определенноеудовлетворение, становится для наиболее строгих последователей логическойстройности основой отрицания самой идеи причинности и замены ее понятием«условий существования».

Развитие альтюссерианских построений служитхорошей иллюстрацией тому, что критерий логической связности не всегда приемлемв социологическом теоретизировании, его соблюдение оставляет нас безвозможности аналитического разграничения сфер социальной реальности, безпричинно-следственных отношений, без критериев оценивания различныхтеоретических подходов. Фактически у нас остается единственная доступнаятеоретизированию область — область «общепринятых значений», область создания мира и субъектав процессе «означения» или «дискурса».

2. Постструктурализм

«Философские загадки несущественны дляповседневной жизни. Это загадки языка. Инстинктивно мы употребляем языкправильно, но для интеллекта это употребление — загадка...»

(Л. Витгенштейн)

Теория Л. Альтюссера возникла каксвоеобразный ответ на политические запросы европейского коммунистическогодвижения 50-х — 60-хгодов и была связана с попытками приспособления западноевропейских компартий кусловиям парламентаризма. Она пользовалась большой популярностью во французскомобществе, обладавшем влиятельным левым движением и сталкивавшимся в этот периодс острыми социальными конфликтами. В США и Великобритании она получилараспространение только в середине 70-х годов, потеряв при этом большую частьсвоего политического содержания, слабо воздействуя на социологическоесообщество этих стран.

К середине 60-х годов коммунистическиепартии западноевропейских стран завершили теоретическое и тактическоеприспособление к ситуации эволюционного развития представительной демократии иоказались неготовыми к перемене ситуации, выразившейся в росте «бунтарского»движения и социальных выступлений молодежи. В результате они потеряли контрольнад развитием событий, утратили авторитет в молодежной и рабочей среде, играянесколько иную роль в жизни европейских стран конца 60-х годов. События 1968 г.показали, что они более стремятся к компромиссу и даже к альянсу справоконсерватив-ными силами (как было, например, в Италии), чем можнопредположить исходя из их идеологии. На уровне теории это привело к болееширокой критике марксизма с различных методологических позиций.

Альтюссерианская попытка отвести критику отмарксизма, декларируя возвращение к «истинному смыслу» работ К.Маркса, былапоставлена под сомнение как «правыми», так и «левыми» теоретиками. Мишель Фуко,один из основателей постструктурализма выразил суть данной критики весьмаобразно и своеобразно. Он писал: «Тот, кто пытается противопоставить «реальнуюбороду» Маркса «фальшивому носу» Сталина, тот напрасно теряетвремя».

Андре Клакманн и группа «новых философов»создали ряд работ, целью которых являлось доказательство того, что любаяпопытка использования марксистских теоретических положений неизбежно ведет кдиктатуре и концентрационным лагерям, а всякая попытка развития этих положенийприводит к созданию очень «авторитарной» и «консервативной» модели, посколькусама теория К. Маркса и Ф. Энгельса в своей сущности античеловечна.

Леворадикальная версия лучше всегопредставлена теоретиками постструктуралистского направления Жаком Деррида иМишелем Фуко, первый из которых больше ориентируется на общефилософскиепроблемы, тогда как второй сосредотачивается на социальной теории.12

Постструктуралистская философия сама посебе имеет гораздо более глубокие корни, чем просто леворадикальная критика Л.Альтюссера. Многие ее положения испытали воздействие идей нигилизма, анархизмаи экзистенциализма. Так, в работах и Ж. Деррида, и М. Фуко, решение темвзаимоотношения знания и власти, относительности знания, «гибели богов» вомногом сходно с решениями немецкого философа Ф. Ницше.

Здесь мы вновь встречаемся с идеей того,что предмет (угол рассмотрения) создает свой объект (описываемую реальность),развиваемой в теорию «общепринятых значений». Из посылки о создаваемостиобъекта вытекает, что значения (понятия), используемые людьми, не могут бытькаким-либо путем произведены из отношений с чем-либо, что находится вне языка.Во внешнем мире нет абсолютно ничего, что могло бы подсказать нам значениепредмета и уж тем более выступить критерием проверки правильности данногозначения. Такая постановка проблемы приводит Ж. Деррида к отрицанию«трансцендентального выражаемого» и созданию концепции «отсутствиязначения».

Структурализм утверждает, что значениеслова основано на его отношении к другим словам в соответствующей синтагме ипарадигме, а не на «сущности» самого слова. Таким образом, значения как бырасполагаются между слов, они более проистекают из отношений слов, чем из словсамих по себе. Значение лежит не в самом слове, а «где-то еще» — рно «отсутствует» в слове.Поскольку значения «отсутствуют» и не определяются чем-либо внешним, товоспринимаемый мир создается «в» и «из» ^ наших значений.

Термин «знак» предполагает наличиекакой-либо выражаемой субстанции, чего-то, лежащего в основании знака и,следовательно, значения, которое он приобретает. В структурализме идеявнутренней структуры все же оставляет знакам это впечатление «основательности».Да, те значения, которые они могут приобретать, зависят от внутреннейструктуры, но, несмотря на это, они остаются выражением реального внешнегомира. Постструктурализм уничтожает «основательность» знака, отказывая ему вкакой бы то ни было связи с внешним миром, отбрасывая все «выражаемое» какнесущественное и несуществующее. Он оставляет нас с одним единственным уровнем,лишенным «глубины» —уровнем значений, взаимодействующих хаотично. Мир представляет собойкалейдоскоп значений, в который субъект должен внести некоторыйпорядок.

Процесс создания порядка — это процесс дифференциации хаосазначений, лежащих «между» словами, это процесс «означивания» мира, описанияразличий. Создавая высказывание (дискурс), мы вносим в мир мгновенный порядок,мы определяем взаимоотношения чего-либо с чем-то еще, создаем новые значения. Впостструктурализме «высказывание» рассматривается как событие, и сериясобытий-высказываний создает личность, внося порядок в хаотический потокчувственного опыта. Высказывания не обладают фиксированным значением, ихзначение основано на отношении к другим высказываниям, поэтому порядокпредставляется в виде постоянного движения, скольжения от высказывания квысказыванию. Данное положение сходно с построениями эт-нометодологов, но оногораздо более радикально, в том смысле, что оно отбрасывает любую возможностьпорядка, придавая анархическую окраску работам постструктуралистскихисследователей.

Представление о хаотичности и текучестимира отрицает саму возможность социологического теоретизирования, поэтомупостструктуралисты, занимающиеся социальными науками, вносят в негоопределенные коррективы. Они вынуждены определить для себя определенныеисточники порядка или, по меньшей мере, «точки», в которых значения приобретаютфиксированный характер. Для создателя постструктуралистской социальной теорииМишеля Фуко такими «точками» выступает понятие «власти».

М. Фуко, в отличие от Ж. Деррида, говорит овнешнем, «внедискурсивном» мире, институциональной структуре, которая воплощаетв себе «дискурсы», создающиеся и развивающиеся за ее рамками. Высказыванияфиксируются властными отношениями, имманентно им присущими. Он, вслед за Ф.Ницше, переворачивает обыденное представление об отношениях власти и знания,.доказывая, что последние есть высшая власть, власть определять весь остальноймир. Таким образом, знания перестают выступать способом освобождения человека истановятся способом его порабощения. Рассматривая в своей «Историисексуальности»'3 «викторианскую эпоху», М. Фуко утверждает, что развитие медицины ипсихиатрии поставило сексуальность «под контроль», выразившийся в неприличностирассуждений о сексе, пуританизме и сделавший эту эпоху символомасексуальности.

Итак, дискурсы включают в себя знание(точнее то, что М. Фуко определяет как знание), знание имманентно обладаетвластью. Следовательно, существуют определенные правила, содержащиеся ввысказываниях, определяющие кто и в каком контексте может эти высказываниясоздавать. Имеющий власть (тот, кому правила, лежащие внутри высказываний,позволяют это сделать) может зафиксировать хаотически перемещающиеся значения иопределить остальные субъекты и объекты в собственных понятиях. Мир, по М.Фуко, состоит из мириадов властных отношений, и каждое обладание властьюпорождает противодействие; поэтому мир — это мириады различных конфликтовпо поводу власти.

Социологическая теория, описывающаяреальный мир как создание человеческой речи, может показаться странной, но'многие другие подходы, например этнометодология, делают» в той или инойстепени тоже самое. По стратегии построения теории, постструктурализм болеевсего схож с теорией конфликта:

и здесь и там мы имеем дело с небольшимчислом собственно теоретических предположений о высказываниях (дискурсах),значениях и власти. Они отражают на более высоком уровне абстракции все те жепредставления об изменчивой и калейдоскопической природе социального мира.Следующим шагом выступает описание этого мира, основанное на эмпирическихобобщениях. Не случайно наиболее интересные работы М. Фуко посвященыисследованию отношений знания и власти в развитии различных наук — психиатрии, медицины,криминалистики.

Глава пятая

ТЕОРИЯ КОММУНИКАТИВНОГО ДЕЙСТВИЯ.Ю.ХАБЕРМАС

«Диалектика допускает истинное знание, ноне разрешает показывать пальцем, какое знание в самом делеистинно».

(С. В. Мейен}

«Я испытал оченьсильное влияние геге-левско-марксистской традиции, хотя первоначально я иполучил в университете традиционное, в известной мере специфически немецкоеобразование. Однако затем я приобщился к традиции Франкфуртской школы, а послестал постепенно освобождаться от влияния предпосылок критической теории.Результатом является теория коммуникативного действия, с помощью которой яхотел бы, с одной стороны, по-новому обосновать теорию рационализации обществаМакса.Be-' бера, с другой прояснить основные вопросы этики, теории языка идеятельности, а также и понятие разума и т. п.»

(Ю. Хабермос}

Pages:     | 1 |   ...   | 40 | 41 || 43 | 44 |   ...   | 50 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.