WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 37 | 38 || 40 | 41 |   ...   | 50 |

Общая теория действия, начиная с синтезапредшествующих теорий, создает описательную модель индивидуального действия,служащую отправной точкой для создания концепции общества, рассматриваемого каксистема. Мы видели переход Т. Парсонса от взаимодействия и личного выбора канализу способов, которыми социальные системы (совокупность «образцовповедения») ограничивают и детерминируют этот выбор. Общество становитсяинституционализированным действием, «застывшими» человеческими поступками.Иными словами, социальная структура не отделима и не отличима от действия, чтоприводит к приписыванию обществу личностных качеств: необходимостиудовлетворения потребностей, целесообразности и наличию цели у общества кактакового (телеологии). Анализ Т. Парсонса и его последователей приобретаетнастолько абстрактно-описательный характер, что переход к реальности становитсяпрактически невозможным.

Синтетическая направленность парсонианскоготеоретизирования предполагает наличие двух перспектив рассмотрения процессаинституционализации. Главной проблемой по прежнему остается проблемавозникновения и функционирования социальных структур, однако подходы к решениюэтой проблемы могут быть различными. Объективистская точка зрения, исходит изпримата социальной структуры, которая существует как объективная реальность,чье функционирование должно быть объяснено из нее самой. При таком рассмотренииосновное внимание уделяется функциям структуры, способам, посредством которыхона воздействует на индивида. Структурный функционализм Р. Мертона, конфликтнаятеория, теория обмена являются примерами такого подхода.

Структурный функционализм не стремитсясоздать теорию общества и действия, а скорее выступает методом социологии,исходящим из посылок «социологизма». Введение понятий функции. дисфункции,явной и латентной функции призвано, на взгляд его представителей, обеспечитьболее адекватное понимание «социального факта».

Теория конфликта обращается к системномууровню. Пытаясь преодолеть описательность парсоновского теоретизирования, онаконцептуализирует конфликт, как источник общественного развития. Причиной,объясняющей различные стороны реальности, в данном случае выступаютпротиворечия, «конфликтные устремления», «ролевые оппозиции». Большееприближение к действительности взамен сверхупорядочивания ее в абстрактныепонятия, делает теорию конфликта менее «академичной», менее логически стройнойи терминологически строгой.

Теория обмена указывает на недостаточностьобъяснения социальной структуры и поведения людей в структурном функционализме,подменяющем объяснение социальной жизни ее описанием. Для исправления этогонедостатка привлекаются концепции бихевиористической психологии. Результатоказывается противоположным исходным намерениям, место социальной структурызанимают психологические структуры поведения.

Однако, общая теория действия предполагаетналичие еще одной перспективы рассмотрения социальной структуры — субъективистской. Представителиэтой точки зрения сосредотачивают свое внимание на том, что структура создаетсяи воссоздается во взаимодействии людей. Стало быть, задача социолога состоит вобъяснении того, как и почему возникают социальные структуры. Акцент делаетсяна непосредственном взаимодействии, коммуникации, общении индивидов. При этомсоциальная структура начинает выступать более или менее «лишней»категорией.

Символический интеракционизм рассматриваетпротекание социальной жизни как множество неповторимых и уникальных личностныхконтактов, в основе которых лежит выбор средств (значений), осуществляемыйпосредством соотнесения предшествующего опыта, каждый раз — индивидуально. Этнометодологиясосредотачивает свое внимание прежде всего на внутренних мотивах человеческоговыбора, описывая и концептуализируя способы, посредством которых создается нашепредставление о социальной' действительности. Оба подхода не рассматриваютобщество как особый вид реальности; для них оно — просто совокупность личностей и ихвзаимодействий. И хотя они признают возможность существования феноменасоциальной системы, он остается для них в лучшем случае лишь «созданиемвпечатления общественного порядка»*

Структурализм является подходом, имеющимкардинально противоположный взгляд на социальный мир и социальную структуру.Основной чертой понятия «система» является положение о том, что совокупностьэлементов несводима к их простой сумме, система обладает определенным «нечто»,придающим ей системный характер. Этим «нечто» может выступать структура— совокупность связеймежду элементами. Если теории действия в некотором смысле игнорируют эти связи,то в «структурализме» и сходных с ним теориях им придается первостепенноезначение. Структура выступает силой, организующей и детерминирующей элементы,играющей самостоятельную роль. Взгляд на общество, как на явление независимое иотличное от личности и действия, детерминированное внутренней структурой,определяющей «поверхностные» явления, приводит к выводу о том, что самаличность и ее поведение детерминировано внутренней структурой языка и мышления.«Структурализм», зародившись как метод в общем языкознании, становится,опираясь на теорию К.Маркса, концепцией «социальной формации», возвращаясь кличности, языку и' мышлению в постструктурализме.

Прежде чем перейти к дальнейшему изложению,условимся о значениях терминов «структура», «система» и «общество», до этогочасто употреблявшихся нами как синонимы. Теперь мы будем использовать термин«система» в отношении структурно-функциональной идеи социальной организации—институционали-зированных образцов взаимодействия; «общество» — в отношении стороны социальнойреальности, отличающейся от действия и деятельности и нуждающейся в собственномтеоретическом подходе; «структура» — в отношении к глубинным, внутренне-неявным моделям мира,выделяемым структуралистами.

«Структурализм» является способомтеоретизирования и научным методом, влиятельным во множестве дисциплин:философии, социальной теории, лингвистике, литературной критике, культурологии,психоанализе, теории идей, философии науки, антропологии и других. Зародившисьво Франции, где интеллектуалы вообще играют более важную роль в общественнойжизни, чем, например, в США и Англии, он стал особенно популярен в 60-е— 70-е годы,перекинувшись в остальные европейские страны и на американский континент, найдяподдержку в среде молодых ученых. Американские и особенно британскиеуниверситеты традиционно с подозрением относятся к идеям, происходящим издругих стран. Структурализм в этом смысле не стал исключением. Как и в случае сэтнометодологией, дело дошло до увольнении, и многие структуралистскиеработы несут на себе отпечаток этих «битв».

Основу подхода составило множество самыхразных направлений научной мысли: английская антропология Б. Малиновского и А.Р. Рэдклиффа-Брауна, французская социология Э. Дюрк-гейма и О. Конта— их идеи«социального», существующего вне и над индивидами, «социальных фактов»,состоящих в «коллективном представительстве»; немецкая философия в лицеИ.Канта, понимающая человеческое бытие как использование рациональныхспособностей по упорядочиванию мира; французское языкознание ф. де Соссюра ирусский формализм.

Лидерами большинства направлений приложенияструктуралистского метода до сих пор остаются французскиеисследователи:

Клод Леви-Стросс (1908 г. р.)-антропология, Луи Альтюссер (1918—1990) —социальная теория и философия, Ролан Барт (1915—1980) —литературная критика икультурология, Жак Лакан (1901—1981) —психоанализ, Мишель Фуко (1926—1984) —история идей, Жак Деррида (1930 г. р.) — философия.

В структурализме прежде всего необходиморазличать научный метод и совокупность недоказуемых положений, принимаемых наверу, составляющих философское основание и объяснение метода — «метафизических предположений».Они не всегда логично вытекают из метода, но многие структуралисты считают ихнаиболее важной и «жизненной» частью подхода.

Основополагающим философским конструктомструктурализма является идея о наблюдаемом мире как продукте наших мыслей.Провозглашая своей задачей показать внутреннюю структуру или логику обыденныхпонятий, он тем самым провозглашает стремление показать пути, которыми мы (нашиидеи) упорядочивают мир, окружающий нас. Так,.когда К. Леви-Стросс, например,исследует внутреннюю структуру систем родства в племенном обществе, онисследует структуру терминологии родства, понятия, которые эти обществаиспользуют, говоря о родственных отношениях. Конечно, можно утверждать, чтолюди с различными «идеями» живут в некоторой степени в разных мирах. Но лишь «внекоторой степени». Мир обуславливает существование этих идей, становясь точкойих сближения и сопоставления. Он как бы противится чересчур большомурасхождению идеальных представлений. Структурализм в своих крайних формахотрицает это «сопротивление»: для К. Леви-Стросса родство и термины, в которыхоно выражается, это одно и тоже. *

Последовательное проведение данногоположения приводит к отходу от одного из правил теоретизирования — «гипотезы должны быть проверяемы»,ведь если наша теория производит собственный мир, нет никакой возможностипроверить ее, сопоставляя с объектом. Мы находим в ней только то, что сами же изаложили. Поэтому любой подход, рассматривающий некоторые формы такой проверкикак необходимые, объявляется в структурализме «эм-пирицистским», вызываянегативное отношение.

Сосредотачивая свое внимание на внутренней,«подводной» структуре «общепринятых значений», они считают, что эта структураотражает глубинные отношения и законы мира, поскольку, если разум — часть Вселенной, то, следовательномысли, которые он продуцирует, обладают той же логикой, что и мир.

Рассматривая мир как творение субъекта,структурализм ставит под сомнение «авторство» людей по отношению к своиммыслям, действиям, деятельности, считая последние лишь акциденциями' логики«обыденных понятий». Отрицая личностные стремления, выбор («свободу воли»), онтяготеет к крайнему детерминизму, «структурной предопределенности».

Основания структуралистского метода былизаложены французским лингвистом Фердинандом де Соссюром (1857—1913) в «Курсе общей лингвистики»,прочитанном им в Женеве в начале ХХв. Все последующие разработки связаны скругом понятий, введенных и определенных им. По своей общенаучной методологиион был близок к Э. Дюркгейму: мы не можем понять изучаемое явление, описываяего внешние стороны —его «историю». По Э. Дюркгейму, мы можем исследовать общество, толькорассматривая его через взаимоотношения его частей; по Ф. Соссюру, для пониманияязыка мы должны рассмотреть взаимоотношения элементов, егосоставляющих.

Функция языка состоит в созданиивозможностей человеческой коммуникации, следовательно, нам необходимо выяснитьте способы, которыми различные его элементы воздействуют на коммуникацию черезотношения друг с другом. Исходным пунктом нашего пути должно стать разделениепонятий «речь» и «язык». Индивидуальный речевой акт уникален и, соответственно,не может быть объектом науки; «язык» постоянен, всеобщ, используется всеми, ктона нем говорит. Каждый язык состоит из конечного множества звуков и правил ихкомбинирования. Речь —дополнительное неопределенное множество, создаваемое использованием звуков иправил. Язык, таким образом, является структурой, или логикой, лежащей в основеречи.

Элементом этой структуры выступает знак— единство«выражаемого» и «выражающего», по отдельности бессмысленных. Американскийфилософ Ч. Пирс, один из немногих неевропейских сторонников структурализма,выделяет три типа знаков (его типология имеет определенное сходство спостроениями П. Флоренского и А. Лосева):

1. «Икона»—отношение «выражающего» и«выражаемого», основано на сходстве.

2. «Индекс» — отношение имеетпричинно-следственный характер.

3. «Символ» — отношение есть следствиесоциального договора это «абстрактное» отношение, где связь между частямилишена черты необходимости.

Знаки — основные элементы языка— относятся к третьемутипу. «Выражаемое» всегда является понятием, а не объектом, «выражающее» можетиметь любой вид, но отношение их не необходимо, — в том смысле, что нет никакойсвязи между тем, почему именно это понятие облекается именно в такую форму.Разделение «объекта» и «понятия» оправданно постольку, поскольку речь идет оязыке, где слова действительно не «вырастают» из предметов и отличаются отвещей, которые они обозначают, но экстраполяция этого тезиса на социальнуюсферу приводит к логически неоправданному выводу о том, что объекты создаютсянашим сознанием.

Каждый знак является не просто объектомотдельного индивидуального соглашения: все они согласованы между собой какнекая структура. Поэтому значение каждого знака основано на его отношении кдругим знакам. Так, слова, имеющие одинаковый набор звуков, могут иметь разныезначения в силу разного расположения этих звуков относительно друг друга.Нахождение значимых элементов языка достигается методом «варьированияпеременных», которые затем организуются на основе противопоставления— «двоичная оппозиция».Вводится тезис об «имманентной способности» человеческого разума упорядочиватьмир посредством таких оппозиций — «бинарная логика». Это одно из первых правил, детерминирующихотношения между знаками и, следовательно, между значениями, которые могут бытьиз этих знаков получены.

Отношения знаков анализируются в двухизмерениях — синтагмы ипарадигмы. Синтагматический (горизонтальный) аспект языка — это последовательная совокупностьсимволов, регулируемая правилами, определяющими возможность или невозможностьпомещения знака в данное место цепи. Парадигматический (вертикальный) аспектпредставляет собой совокупность символов, объединенных каким-либо критерием(сходство звучания, значения и т. д) так, что каждый из них может заниматьместо другого в синтагматической цепи.

Еще одним способом анализа языка, да илюбых культурных продуктов, является концепция коннотации — иерархии символов: соотношения«выражающего» и «выражаемого» в разных вариациях, приводящего к понятиям мифа иметаязыка. Если какой-либо символ входит в состав другого символа в качестве«выражающей» стороны, то он рассматривается как внешнее выражение мифа,внутренней «выражаемой» стороны сложного символа. И, наоборот, если символобразует «выражаемую» сторону иного символа, то «выражающая» часть последнегобудет рассматриваться как одно из понятий языка более высокого уровняабстракции — метаязыка.Этот аспект структуралистского метода имеет интересные параллели в русскойфилософии (см., например, работу А. Ф. Лосева «Диалектика Мифа»).

Pages:     | 1 |   ...   | 37 | 38 || 40 | 41 |   ...   | 50 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.