WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 35 | 36 || 38 | 39 |   ...   | 50 |

В то же время любой языковой символ (слово)является частным значением, возникшим в результате частного взаимодействия иимеющим договорную (контрактную) природу. Он считается следствием человеческогостремления к достижению практических результатов в кооперации друг с другом.Дж. Мид описывает процесс развития языка как интимный процесс, уподобляя егосозданию собственного языка двух влюбленных в ходе ежедневного совместногообщения. Такой же тонкий, внутренний процесс создания значений в ходепостоянного взаимодействия и составляет основной путь происхождения и развитиясоциального мира. Мы создаем наш мир, определяя, обозначая его, придавая емусмысл : кусок дерева —всегда кусок дерева, в нашей деятельности он становится столом, стулом,прикладом ружья и т. д. Означая его, мы тем самым задаем роль, которую он будетиграть во взаимодействии — за ним можно есть, читать, работать. Мы развиваем и изменяемзначения, и с ними изменяется наш мир.

Знаки-символы способствуют отделениючеловека от мира физических вещей, помогают ему «сохранять дистанцию» поотношению к предметам, позволяя оперировать ими без прикосновения. Логические,да и просто мыслительные операции — действия с идеальными объектами (значениями, символами) предваряютлюбую практику. Существование языка позволяет нам отстраняться, обдумывать,выбирать. Все это вплотную приводит нас к понятию процесса интерпретации какосновной движущей силы социального развития. До этого мы говорили о «внешнем»общении, в ходе которого мы все вместе создаем наш мир. Интерпретация— это «внутреннее»общение, общение между двумя частями (Дж. Мид называл их «фазами») нашего «Я».Наша сущность, душа, «самость» состоит из «Мое», что означает видение себяглазами других людей и которое возникает на основании способности языковыхсимволов вызывать во мне ту же реакцию, что и в других людях; вторая сторона«Я» — то, как явоспринимаю себя сам —рассматривается Дж. Мидом как источник творчества, оригинальности инепосредственности. «Внутреннее» общение создает канал, через который проходятвсе образцы взаимодействия и все «внешнее» общение. На основании этихпредставлений символические интеракционисты создают оригинальную концепциючеловеческой личности, называемую концепцией «обобщенного другого». Дж. Мид такобъясняет суть этой концепции:

«Ребенок, играющий в игру, должен бытьготов занять место любого другого участника... разные игровые роли участниковдолжны иметь определенные взаимоотношения друг с другом... Если он участвует вигре с мячом, он должен соотносить себя с каждой позицией, связанной с егособственной. Он должен знать, что собирается делать любой другой участник длявыполнения своих игровых задач. Он должен знать и использовать все роли.Конечно, не все они одновременно представлены в сознании...

Роли других игроков, которые участникобобщает в себе, организуются в определенную совокупность, и эта совокупностьконтролирует соотнесение индивида...Каждый из его актов детерминируется егообобщением в себе других, участвующих в игре... и по-другому игра не можетсостояться».4

В игре ребенок учится играть роль«отдельного другого», затем в играх с ровесниками — координировать свои действия сдругими и видеть себя глазами группы. Посредством этого он привыкаетрассматривать себя в более широком контексте, до тех пор, пока не научитсяиграть роль «обобщенного другого», то есть видеть себя глазамиобщества.

Различные течения символическогоинтеракционизма акцентируют свое внимание на различных частях этой теории.Чикагская школа сосредотачивается на самом течении взаимодействия.и процессаинтерпретации, раскрывая пути, которыми изменяются и раскрываются значения;школа университета Айовы, возглавляемая Манфредом Куном, пытается формализоватьисследования и их результаты, разрабатывая измерительные процедуры и шкалыоценок, полагая, что человеческое «Я» стабильно и относительно неизменно. ИдеиДж.Мида при этом используются не как теория (для объяснения того, чтонаблюдается), а как простое описание — что же именнонаблюдается.

Еще одно направление символическогоинтеракционизма, называемое обычно «ролевой теорией», рассматривает связь«внутреннего общения» с представлением себя в структуре ролей. В рамках еговыделяются три вида ролей: «подражания», «исполнения» и «выбора». Первыеявляются следствием примеривания на себя позиций и экспектаций, особеннохарактерного для раннего возраста. Вторые есть результат взаимодействиясоциального «Я» и ролевых экспектаций. Третьи являются рассмотрением «себя» спозиции значимого другого (сравни с референтными группами). В рамкахсимволического интеракционизма осуществляются масштабные исследования поведенияв общественных местах, слухов, паники, механизмов поведения толпы и большихмасс людей.5

В последнее время наиболее крупныеразработки в теории интеракционизма связываются с именем ЭрвинаГоффмана(1922— 1982),чьи построения занимают промежуточное положение между чикагской школой и«ролевой» теорией.6 Своюконцепцию он часто называет «драматургическим подходом», что выражается вследующей аналогии: роли — экспектаций, которые другие имеют относительно нашего поведения вопределенных ситуациях, рассматриваются им как пьесы, которые мы разыгрываем;он уделяет большое внимание тому, как мы их исполняем и какими способами мыосуществляем руководство нашим «представлением». Все аспекты жизни — от глубоко личных до общественных— описываются втеатральных терминах: пьеса, сцена, актер, кулисы, менеджер и т. д.«Руководство представлением» осуществляется постоянно, как если бы человек былодновременно продюсером, ангажирующим себя на роль, актером, ее исполняющим, ирежиссером, следящим за исполнением. Мы используем предметное окружение какреквизит и тщательно охраняем места наших «частных кулис», где мы можемрасслабиться после представления..

Э. Гоффман описывает процесс интерпретации,«представления своего «Я» другим», исходя из мидовских построений о «Я» и«Мое», правда, он, так же как и Дж. Мид, нигде не определяет, что же такое этосамое «Я». Оно не имеет сущности, о нем вообще ничего нельзя сказать, крометого, что мы представляем его в различных ситуациях, и это представление естьнаша жизнь. В результате мы имеем столько «Я», сколько различных ситуацийподготавливает наше окружение.

Работы Э. Гоффмана по своей сутидескриптивны, они —классификация техник и стратегий общения. Теоретический уровень его работ, каки работ символических интеракционистов, вообще крайне низок. Они непредпринимают почти никаких попыток создания даже эмпирических обобщений. У нихесть набор основных идей, используемых для описания объектов, и это они считаютвполне достаточным.

Э. Гоффман, по крайней мере, рассматриваетвсе действия в единых понятиях, — иные представители направления не признают и этого. Каждоеописание, элементарное объяснение при-ложимо для них только к конкретнойситуации и не может быть распространено ни на какую другую. Общество,понимаемое как общение, находится в постоянном движении и не может быть потомуабстрагировано.

Уход интеракционистов от обсуждениявопросов общества, его структур, институтов и организаций зачастую облекается в'теоретико-философскую оболочку, проявлясь в создании методологическихдеклараций. Изучение форм и способов межличностного взаимодействияпредставляется им единственно возможным видом социологического исследования, апредложенные инструментально-описательные обобщения — единственным видом теории. Этодовольно стройная система представлений о сущности, роли и функцияхсоциологической науки.

Да, символические интеракционисты необсуждают вопросов государства, власти, конфликтов, изменений и т. д. «Но счего вы взяли, что все это существует в реальности, — говорят они, — ведь все это не более, чемабстрактные предположения, и вы сами признаете, что они имеют цельюупорядочение ваших собственных представлений о действительности, имеющейхаотичный и случайный характер».

Теоретические представления символическогоинтеракционизма должны быть частными и «сенситивными», ' имеющими достаточнуюстепень неопределенности, в противном случае от нашего внимания простоускользнут многие аспекты реальности, которую мы изучаем. Мы совершаем«насилие» над предметом исследования, пытаясь уложить его в «прокрустоволоже» заранее подготовленных, ясных и логически стройныхконцепций.

Пол Рок так описывает отношениеинтеракционистов к теоретическим построениям: «Характер общества настолькотуманен, что научные попытки объяснить его просто абсурдны. И хотя мы можемиспользовать некоторые обобщения для руководства нашим анализом, не следуетполагать, что большие общественные системы могут быть даже намечены. Нетникаких оснований утверждать, что общество и его «структуры» организованны.Если это даже так, то оно может быть постигнуто либо априорными аналитическимиумозаключениями, которые всегда неопределенны, либо синтетическим априорнымпониманием, которое всегда ненаучно...»8

Приведенное высказывание достаточно полноиллюстрирует интеракционистскиё представления и их обоснование. Эмпирицизмданного направления привел к сосредоточению всех сил на разработке методов иинструментария конкретных исследований. Неудивительно, что в вопросахсоциального диагностирования, уровне его точности ему нет равных. Символическийинтеракци-онизм, как уже отмечалось ранее, не разрабатывает теорию общества,считая это бессмысленным, но он и не создает интерпретационную теорию личности(хотя одна из наиболее глубоких концепций индивидуального поведения—этнометодология—возникла на его основе). Егопредставители просто «работают» с повседневной жизнью, частенько забываемойдругими теоретическими школами.

2. Феноменологическая социология иэтнометодология

«Этнометодологи не создают причинныхобъяснений, наблюдаемых регулярных, образцовых, повторяющихся действийпосредством анализа точки зрения действующего лица. Они сосредотачивают своевнимание на том, как члены общества решают задачу описания и объяснения порядкав мире, в котором они живут.»

(Д. Циммерман и Л. Цидср)

В основе этих направлений социологическойтеории лежит европейская школа феноменологической философии, что, естественно,придает им некоторые общие черты. Оба течения появились в конце 60-х годов вСША, и в течение 70-х годов этнометодология была чем-то вроде культа. Правда,возможность развития философского направления в социологическую школу и тогда,и сейчас вызывала большие сомнения, но действенность логических связей междуними для нас менее интересна, чем самый дух исследования, его пафос, несомненновосходящий к европейской философской традиции.

Основателем феноменологической философиибыл Эдмунд Гуссерль (1859—1938), главные труды которого появились в конце XIX — начале XX вв.9 Развивая радикальные концепции, онставил своей задачей создание философии, которая обращалась бы к корням нашегознания и опыта, считая, что научное знание все более отрывается отповседневности —источника наших познаний, и что феноменология способна восстановить эту связь.Полвека спустя социологи использовали тот же самый аргумент, направив егопротив устоявшейся социальной теории, в частности, против структурногофункционализма, утверждая его оторванность от социального опыта и социальнойжизни.

Одной из главных черт феноменологическогоподхода в философии явилось введение понятия «феноменологической редукции»(иногда называемого «выведением за скобки» или в более специальной литературе— «epoche»), смыслкоторого состоит в имплицитном предположении о том, что мир вокруг нас естьтворение нашего сознания. Конечно, внешний мир существует объективно, но длянас он начинает иметь значение только через осознание его. Мир, который мывоспринимаем, становится миром внутри нас. Задачей каждого ученого, а тем болеесоциолога, является не столько постижение реального (внешнего) мира, сколькоисследование путей и способов, которыми мы структурируем этот мир в нашемсознании. Феноменологическая редукция оказывается инструментом, позволяющим намсделать это.

Феноменологическая социология иэтнометодология используют эти философские построения и обобщения, делая ихисходной точкой анализа общества. Несмотря на это, они вписываются в кругпроблем, являющихся предметом нашего внимания, что позволяет рассматривать ихкак виды теорий личности и действия. К тому же в социологической формефеноменология потеряла многие свои интересные аспекты, став теорией познания,сознательных проявлений, тогда как сам Э. Гуссерль концентрировал свое вниманиена более широком спектре проблем: эмоциях, воображении, галлюцинациях и т.д.

Альфред Щюц (1899—1959), один из учеников Э.Гуссерля, после прихода фашистов к власти в Европе эмигрировал в США, гдесделал карьеру банкира и преподавателя. Испытав сильное влияние идейамериканской прагматической философии и символического интеракционизма, онпопытался объединить их с феноменологическим пониманием своего учителя в своемосновополагающем труде «Феноменология социального мира».10

А. Щюц считал, что, используя методфеноменологической редукции, мы приходим к' «потоку опыта», который являетсяосновным путем проявления «феномена» — объекта нашего осознания— через чувственноевосприятие. Наше восприятие объекта, основанное на пяти чувствах, может толькосказать нам, что он есть, -определить его цвет, звук, форму и т. д. Однако этотобъект ничто для нас, он лишь существует рядом с нами.

«Обозначивая» объект, именуя его, придаваяему значение, мы входим с ним в определенное отношение, поскольку он начинаетбыть выражением каких-то наших черт и признаков, становится значимым объектом,вписываясь в мир, создаваемый нашим сознанием. Этот переход от чувственногоопыта (незначимых объектов) к логическому упорядочению и определению (значимымобъектам), который производится вначале в сознании отдельного индивида, а затем— во взаимодействиимежду индивидами, и является стержнем феноменологическойсоциологии.

Если другие теоретические подходы кчеловеческому действию (деятельности) рассматривают его прежде всего какотношение к внешним объектам и другим людям, то здесь действие — это, в первую очередь, воздействиесознания на чувственный опыт с целью получения знания, это внутренний процессосознания, индивидуального или коллективного. Правда, перенесение деятельностивовнутрь, в наше сознание, затрудняет построение теории общества, но затопозволяет построить теорию личности и индивидуального поведения.

Pages:     | 1 |   ...   | 35 | 36 || 38 | 39 |   ...   | 50 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.