WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 31 | 32 || 34 | 35 |   ...   | 50 |

По этой причине даже сторонники этогоподхода иногда предпочитают говорить о нем не как о теории, а как о способеанализа, наиболее пригодном для решения социологических проблем, хотя и неспособном разрешить все их. Характеризуя одного из наиболее значительныхпредставителей данной парадигмы, Р. Мертона, Т. Парсонс писал: «Он особенно нелюбил приклеивать к своему подходу наименование «изм» и утверждал, что простоеописательное определение «функциональный анализ» более пригодно».2

Однако, несмотря на это, структурныйфункционализм воспринимается его сторонниками и особенно противниками какдостаточно единая теоретическая парадигма с устоявшимися традициями инаправлениями анализа. Мы рассмотрим концепции двух представителей этойпарадигмы: Р. К. Мертона и Л. А. Ко-зера. Первый из них много сделал длястановления структурно-функционального подхода, доказывая его научную иметодологическую состоятельность, второй попытался показать в рамках этогоподхода возможность решения проблемы конфликта.

Роберт Кинг Мертон (1910 г. р.) являетсяодним из наиболее ярких представителей структурно-функционального направления всовременной социологии. Его широкая эрудиция, глубокое знание работ классиковсоциологического знания и собственный незаурядный талант исследователя помоглиему отстаивать парадигму функционального анализа в условиях жесточайшейкритики, обрушившейся на функционализм в 60—70-е годы. Он считал и продолжаетсчитать, что функционализм является ключевой формой теоретических суждений обобществе, предполагающих егообъективный характер. И в этом смысле функционализм является основным, если неединственным, способом мышления, пригодным для науки социологии каксамостоятельной дисциплины.

На концепцию Р. Мертона оказализначительное влияние работы • М. Вебера, У. Томаса, Э. Дюркгейма и Т. Парсонса, ученикомкоторого он был. Анализируя их взгляды, он пришел к выводу, что представлениеоб обществе как объективном, структурированном феномене и его влиянии наповедение индивидов ведет к значительному расширению социологического знания,не решая, конечно, всех проблем. Это представление генерирует проблематику,которую «я нахожу интересной и способ мышления о проблемах, который я нахожуболее эффективным, чем все остальные, которые я знаю», — писал Р.Мертон.3

Из такого предпочтения вытекает тема,являющаяся лейтмотивом большинства его работ — тема социальной структуры и еевлияния на социальное действие. Уже в своей докторской диссертации4 (1936 г.), написанной под несомненнымвоздействием «Протестантской этики» М. Вебера, он сосредотачивает свое вниманиена взаимосвязи роста протестантских общин и развития научного знания в АнглииXVII века, подчеркивая те способы, которыми институционализированные структуры(религиозные организации) влияют на изменение деятельности и мировосприятиялюдей. Под тем же углом зрения рассматривается им и бюрократия, как «идеальныйтип» (в веберовском понимании) социальной организации.5 Отмечая, вслед за М.Вебером, наиболеесущественные черты бюрократической организации, утверждая, что она естьформальная, рационально организованная социальная структура, включающая в себячетко определенные образцы действия, идеально соответствующие целяморганизации, он переходит к анализу личности как продукта этой структурнойорганизации. Он считает, что бюрократическая структура требует формирования уиндивида определенных личностных черт или, по меньшей мере, беспрекословногоследования структурным требованиям. Императивность этих требований приводит кподчинению регулятивам без осознания целей, ради которых эти регулятивыустановлены. И хотя они могут ; способствовать эффективному функционированиюорганизации, они также могут негативно влиять на это функционирование, порождаясверхконформизм, приводящий к конфликтам между бюрократом и клиентом, радиHHTepecqa которого он и действует. Р.Мертон эмпирически исследует влияниесоциальной организации на личность, чтобы затем перейти к теоретическомупостулированию.

Из эмпирической направленности работ Р.Мертона вытекает его своеобразный взгляд на социологическую теорию. Как видноиз предыдущего изложения, его анализ бюрократической организации мало чемотличается от теоретических построений Т.Парсонса: и там и здесь социальнаяорганизация —интегрированная совокупность ролей (нормативных правил и ожиданий), подчиненнаяцелям, которые могут и не осознаваться; формирование образцов действиярационально; структура воздействует на личность, определяя ее черты и т. д. НоР. Мертон и не претендует на оригинальность. Он просто утверждает, что анализТ. Парсонса слишком абстрактен, не слишком детализован, а потому не применим висследовании социальных реальностей. Заложенные в нем колоссальные возможностине работают из-за чересчур большого отвлечения от эмпирических феноменов ичересчур громоздкой системы отношений между понятиями, лишенной гибкости, а,следовательно, вынужденной «подстраивать» под себя существующие факты. Поэтомусвоей задачей Р. Мертон видит создание «теории среднего уровня», котораяявлялась бы своеобразным «соединительным мостом» между эмпирическимиобобщениями и абстрактными схемами вроде парсонианской.

Построение такой «теории среднего уровня»,согласно Р. Мер-тону, может быть осуществлено на основе последовательнойкритики наиболее широких, неоправданных обобщений предшествующегофункционализма и введением новых понятий, служащих целям организации иинтерпретации эмпирического материала, но не являющихся «эмпирическимиобобщениями», то есть не производимыми индуктивно из имеющихся фактов. В задачукритики также входит прояснение основных понятий, поскольку «слишком часто одинтермин используется для выражения различных явлений, также как и одинаковыеявления выражаются разными терминами».6

Первым положением, подпадающим под критикуР. Мертона, является положение о функциональном единстве. Он считает, чтоглавным условием существования предшествующего функционализма былопредположение о том, что все части социальной системы взаимодействуют друг сдругом достаточно гармонично. функциональный анализ постулировал внутреннююсвязность частей системы, при которой действие каждой части функционально длявсех остальных и не ведет к противоречиям и конфликтам между частями. Однако,такое полное функциональное единство, возможное в теории, по мнению Р.Мертона,противоречит реальности. То, что функционально для одной части системы— дис-функционально длядругой, и наоборот. Кроме того, принцип функционального единства предполагаетполную интегрированность общества, основанную на потребности адаптации его квнешней среде, что, естественно, тоже недостижимо в реальности. Критикуя этотпринцип, Р. Мертон предлагает ввести понятие «дисфункции», которое должноотражать негативные последствия воздействия одной части системы на другую, атакже демонстрировать степень интегрированности той или иной социальнойсистемы.

Второе неоправданное обобщение, выделяемоеР. Мертоном, прямо вытекает из первого. Он называет его положением об«универсальном функционализме». Поскольку взаимодействие частей социальнойсистемы «непроблематично», то все стандартизированные социальные и культурныеформы имеют позитивные функции, то есть все институционализированные образцыдействия и поведения —в силу того, что они институционализированы — служат единству и интеграцииобщества, и, поэтому, следование этим образцам необходимо для поддержанияобщественного единства. Отсюда, всякая существующая норма правильна и разумна инадо подчиняться ей, а не менять ее. Уже первое введенное Р.Мертон понятие— понятие «дисфункции»— отрицает возможностьтакой универсальной функциональности. Рассматривая второе прложение, онприходит к выводу о том, что, поскольку каждый образец может быть одновременнои функциональным и дисфункциональным, то лучше говорить о необходимости тогоили иного институционализированного социального отношения в терминах балансафункциональных и дисфункциональных следствий, чем настаивать на егоисключительной функциональности. Таким образом, все действительные нормы у Р.Мертона функциональны не потому, что они существуют (институционализиро-ванны),а потому, что их функциональные следствия перевешивают дисфункциональные.

Третье неоправданное положениефункционализма, выделяемое Р. Мертоном, состоит в подчеркивании «совершеннойважности» определенных функций и, соответственно, материальных объектов, идей иверований, их выражающих. Абсолютная необходимость определенных функций ведет ктому, что отсутствие их выполнения ставит под сомнение само существованиеобщества как целого или любой другой социальной системы. Из этого положения,согласно Р. Мертону, вытекает понятие «функциональных пререквизитов»,становящееся самодостаточным и довлеющим, например, в социологическом анализеТ. Парсонса. Второй стороной этого предположения является подчеркиваниеважности и жизненной необходимости определенных культурных и социальных форм,выражающий эти функции. Р. Мертон не отрицает возможности существованияподобных функций и выражающих их объектов. Он утверждает, что такие функциимогут быть различными для разных обществ и социальных систем. Поэтомунеобходимо эмпирически проверять и обосновывать введение каждой из такихфункций, а не экстраполировать некоторые из них на все социальные системы и всеисторическое развитие. Для обобщения такой постановки проблемы «функциональнонеобходимых условий» он предлагает ввести понятие «функциональныхальтернатив».

Р. Мертон анализирует еще одну проблему,часто поднимаемую противниками функционализма. Эта проблема состоит в неясностиотношений между «сознательными мотивами», которые руководят социальнымдействием и «объективными следствиями» этого действия. Он еще раз подчеркивает,что структурно-функциональный анализ сосредотачивает свое внимание прежде всегона объективных последствиях действия. Чтобы избежать ошибки своихпредшественников, объявлявших эти последствия результатом сознательныхнамерений участников, он вводит разграничение между «явными» и «скрытыми»функциями. Для него «явные функции — это такие объективные следствия действия, направленные наприспособление или адаптацию системы, которые интенциональ-ны и осознаваемыучастниками; скрытые функции тогда будут такими следствиями, которые ниинтенциональны, ни осознаваемы».

Таким образом, критикуя предшествующийфункциональный анализ, Р. Мертон вносит в него поправки, изменяющие наиболееодиозные и неприемлемые положения функционализма, оставляя, в сущности, егомодель без изменений. Он разделяет основные положения классиков социологии, втом числе и Т. Парсонса, о том, что общество — это особый вид объективнойреальности, что действие индивидов рационально и сознательно мотивировано!Социальные явления рассматриваются им прежде всего как структуры, определяющиеповедение людей, ограничивающие их рациональный выбор. Введенные им понятия:дисфункция, баланс функциональных и дисфункциональных последствий,функциональные альтернативы, явная и скрытая функции служат «снятию»напряжений, возникающих при анализе эмпирических фактов. Вместе с тем, сохраняясущностные черты функционализма, Р. Мертон сохраняет и уязвимость своихпостроений для критики. Основные положения этой критики аналогичны тем, что мывыделяли и по отношению к общей теории социальных систем Т.Парсонса:консерватизм и утопизм взгляда на социальную жизнь; статичность теоретическоймодели, не объясняющей социальные изменения; сверхсоциализированная концепцияличности; понимание свободы человека, как свободы выбора между социальноструктурированными возможностями и т. д.

Может показаться, что подход Р. Мертонавозрождает старые рассуждения в духе Э. Дюркгейма. Однако его дополнения кфункциональному анализу включают возможность понимания того, что социальныеструктуры, будучи дифференцированы, могут вызывать социальные конфликты и чтоони одновременно способствуют как изменениям эелементов структуры, так и еесамой. Р. Мертон делает попытку возродить и оправдать самый старый итрадиционный метод социологических рассуждений. И, возможно, он прав в том, чтокаждый социолог —.отчасти структурный функционалист, если он — социолог.

Дополнения Р. Мертона послужили хорошим«источником жизнеспособности» структурно-функционального способатеоретизирования, Однако, критика функционализма из-за игнорирования им проблемсоциального конфликта оказалась настолько сильной и очевидной, что потребоваладополнительных усилий. Ученым, попытавшимся доказать возможностьструктурно-функционального объяснения конфликта, стал Льюис Альфред Козер (1913г. р.);

Его наиболее известная работа «Функциисоциального конфликта»8 (1956 г.), положившая начало разработкам конфликтной теории (см. п.2 данной главы), как это ни парадоксально, была направлена на то, чтобыпродемонстрировать, что структурный функционализм пригоден для описанияконфликта и социальных изменений.

Обращение Л. Козера к проблеме социальногоконфликта далеко не случайно. Оно связано с его общими воззрениями на роль иместо социологии в жизни людей. Он разделяет исходную посылку многих классиковсоциологического знания о том, что социология как наука возникла из потребностидать реалистичный (научный) проект преобразования общества или показать пути ивозможности такого преобразования. Отстаивая если не революционный, то, покрайней мере, реформистский характер социологического знания, Л. Козеррассматривает порядок и конфликт как два равнозначных социальных процесса. Онутверждает, что конфликт находился в центре внимания классиков социологии,опираясь при этом на разработки Г. Зиммеля. Он подчеркивает, что, как и всесоциальные явления, конфликт не может иметь односторонних последствий: толькопозитивных или только негативных. Конфликт одновременно продуцирует и те, идругие. Предшествующие социологи слишком часто подчеркивали негативные стороныконфликта и забывали о позитивных.

Исходя из этого, Л. Козер ставит своейзадачей установление условий, при которых конфликт позитивен или негативен. Онне стремиться к созданию всеобъемлющей концепции общества и личности/ Его цельгораздо скромнее —продемонстрировать, что конфликт как социальный процесс (одна из формсоциального взаимодействия) может быть инструментом формирования,стан-дартизирования и поддержания социальной структуры; что он способствуетустановлению и сохранению границ между группами; что межгрупповой конфликтспособен реанимировать групповую идентичность, предохраняя группу отассимиляции. Все это он блестяще доказывает на историческом материале в своейработе «Функции социального конфликта».

Pages:     | 1 |   ...   | 31 | 32 || 34 | 35 |   ...   | 50 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.