WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 50 |

Рациональность, в веберовском понимании, этоформальная, функциональная реальность, то есть свободная от всяких ценностныхмоментов. Это и есть легальное господство. Но именно потому, что формальнаярациональность в себе самой своей цели не несет и всегда определяется черезчто-то другое, легальное господство не имеет достаточно сильной легитимности идолжно быть подкреплено чем-то другим — традицией или харизмой. Наполитическом языке это будет "звучать таким образом: парламентская демократия,признаваемая классическим либерализмом единственно правомерно законодательным(легитимирующим) органом, не имеет в себе достаточной легитимирующей силы вглазах масс. А потому она должна быть дополнена или наследованным монархом (чьиправа ограничены порламентом) или плебисцитарным путем избранным политическимлидером. Как видим, в первом случае легитимность легального господстваусиливается с помощью апелляции к традиции, во втором — с помощью апелляции кхаризме.

В последний период своей деятельности Веберпришел к выводу 9 необходимости дополнить парламентскую легальность именноплебисцитарной легитимностью. В качестве политического лидера должен, по егомнению, выступать политический деятель, избираемый не парламентом, анепосредственно всем народом. Это дает лидеру право обращаться в наиболееответственные моменты непосредственно к народу через головупарламента.

Здесь следует отметить одно обстоятельство,чтобы не впасть в крайность при рассмотрении политических взглядов Вебера. Онникогда не подвергал сомнению необходимость парламента, который ограничивал бывласть плебисцитарно избранного лидера и осуществлял как по отношению к нему,так и по отношению к аппарату управления функции контроля. Именно наличие трехвзаимно дополняющих моментов: первое — аппарата управления («машины») какрационального средства осуществления власти политического лидера; второе— харизматическоголидера как формулирующего и проводящего политическую программу («ценности»);третье — парламента какинстанции критически-контрольной по отношению к аппарату, но отчасти и кпрезиденту, является необходимым условием существования западного общества.Следует в этой связи иметь в виду и то, что одним из мотивов, заставившихнемецкого социолога особо подчеркнуть значение плебисцита, было стремлениеограничить все возрастающую силу аппарата буржуазно-демократических партий,силу «партийной олигархии».15

Возвращаясь непосредственно к идее Вебера обусилении легитимности легального господства, можно сказать: именно формальныйхарактер легального господства, не имеющий сам в себе никаких ценностей итребующий в качестве своего дополнения политического лидера, который был бы всостоянии сформулировать определенные цели, привело его к признаниюплебисцитарной демократии. Плебисцитарная демократия как форма политическойсистемы, по мнению Вебера, наиболее соответствовала ситуации, которая сложиласьв современном ему западноевропейском обществе.

Только плебисцит, по его убеждению, можетсообщить политическому лидеру ту силу легитимности, которая позволит емупроводить определенным образом ориентированную политику, а также поставитьгосударственно-бюрократическую машину на службу определенным ценностям.Понятно, что для этого политический лидер должен быть харизматически одарен,ибо в противном случае он не может получить одобрения плебисцита.

В таком подходе была, конечно, определеннаядвусмысленность. Вспомним, что харизма, по Веберу, не допускает никакогосодержательного истолкования. Харизматическим лидером для него является всякий,кто способен воздействовать на массу с большой эмоциональной силой, независимоот того. какие религиозные или политические идеи _он несет. Такая установкабыла особенно двусмысленна на фоне прихода в Германии в 1933 г. к властиГитлера, то есть спустя тринадцать лет после смерти Вебера. В данном случаеодни рассматривают Вебера как человека, который теоретически предсказывалпоявление тоталитарных режимов в Европе и предостерегал относительно возможныхпоследствий, другие склонны обвинять его в том, что он косвенно, теоретическиспособствовал возникновению этих режимов.

Действительно, Вебер дал серьезное основаниедля подобных высказываний, поскольку его политическая позиция, также как и еготеория господства, представляла собой существенный отход от позицийклассического либерализма. Этот свой отход Вебер наметил прежде всего прирассмотрении проблем политической экономии. Политическая экономия, по егомнению, не может ориентироваться ни на этические, ни напроизводственно-технические, ни на идеалы счастья — она может и должна ориентироватьсяна идеалы национальные. Ее целью должно быть экономическое укрепление ипроцветание нации. Нация выступает у Вебера как важнейшая политическаяценность. Правда, его национализм носил отнюдь не консервативный характер. Онне считал возможным жертвовать политическими свободами отдельного индивида. Егоидеалом было сочетание политической свободы и национального могущества.Собственно, соединение политического либерализма с националистическими мотивамивообще характерно для Германии. Вебер здесь не исключение.

Следует отметить и тот факт, что как быВебер не проводил линию чистой рациональности, в его мышлении и теоретическойконцепции в целом глубоко коренятся определенные ценностные предпосылки, аотсюда и общая двойственность erq позиции. Особенно наглядно ценностноеотношение Вебера сказалось в подходе к самому рационализму, который выступает унего и в качестве этического принципа.

Двойственное отношение наблюдается у Веберане только к принципу рациональности. Как можно было заметить в процессе анализаего теории господства, эта двойственность наблюдается и в отношении к ееантиподу — харизме, атакже и в отношении к традиции. Все это давало значительные основания дляпротиворечивых оценок взглядов Вебера.

4. Религия в социологической концепции М.Вебера

Исследования Вебера в области религииначались с работы «Протестантская этика и дух капитализма» (1904 г.) изавершились большими историко-социологическими экскурсами, посвященными анализумировых религий: индуизма и буддизма, конфуцианства и даосизма, иудаизма и др.В его социологии религии выделяют два этапа, которые различаются не только попредмету, но и в известной степени по направленности исследовательскогоинтереса.

На первом этапе (период работы над«Протестантской этикой») интерес Вебера к религии, в данном случае кпротестантизму, ограничивался главным образом определением той роли, какуюсыграло изменение религиозной этики в становлении капитализма, то есть речьидет о связи между религиозно-этическими принципами и формами экономическойдеятельности. Эта установка во многом была обусловлена полемическойнаправленностью против марксистского понимания религии как продуктаэкономических отношений.

Тема взаимосвязи религии и экономикисохраняет свое значение и в дальнейших работах Вебера. При этом основнымметодом анализа выступает у Вебера метод сравнения, поскольку он отвечает егометоду идеального типологизирования. Основанием для сравнения выступает преждевсего степень рационализации экономической деятельности, допускаемой той илииной религиозной этикой.

Степень рационализации, как показываетВебер, обратно пропорциональна силе влияния магического элемента, которыйприсутствует в каждой религии. Эта пара противоположностей (рациональное— магическое) являетсяодним из главных инструментов его анализа религии.

По мере того, как он осмыслял рольрелигиозного фактора в структуре социальной жизни, его социология религииполучила наря ду с прежней еще одну нагрузку. Вебер в социологии религиипытается выявить компоненту, которая составляет важнейшую характеристикусоциального действия, а именно: субъективно подразумеваемый смысл. Если всоциологии права и государства (политической социологии) он анализируеттипические 'формы «ориентации на другого» («ожидание»), то в социологии религиитипологизирует наиболее существенные формы смыслов, как они выступали вистории. Исследователи творчества Вебера отмечают, что изучение социологиирелигии Вебера дает возможность оценить содержание и значение егометодологической категории «социального действия» как ориентированного на«субъективно подразумеваемый смысл»; и напротив, только имея в виду этуметодологическую категорию, можно адекватно оценивать место и роль социологиирелигии в веберовской социологии вообще.16

В социальном действии практически невозможноотделить друг от друга такие его моменты, как «субъективно подразумеваемыйсмысл» и «ориентацию на другого», ибо они слиты воедино. Собственно, такжетрудно отделить друг от друга религиозно-этические и государственно-правовыеобразования. Они в истории всегда тесно связаны. Но в целях анализа Веберсознательно разводит (расщепляет) эти моменты, чтобы затем, в ходеисследования, связать их сознательно и, стало быть уяснить себе механизм ихсвязи.

Именно поэтому в «Хозяйственной этикемировых религий»'7 Веберзанимается выяснением не только соотношения религиозных и хозяйственных форм иинститутов, но и соотношения религии и форм власти, а также религии иискусства, науки, философии и т. д. Неудивительно, что в этой связи веберовскуюсоциологию религии рассматривают как социологию культуры вообще.

По Веберу, только понимание смысласовершаемых действий, только анализ их в соответствии с мотивами действующихиндивидов открывает возможность социологического анализа религии. Поэтому всоциологии религии особое значение приобретает метод «понимающей»социологии.

Говоря о веберовском исследовании религии,следует отметить, что его подход отличался от подхода таких авторов как Э.Дюрк-гейм, Л. Леви-Брюль, а также от традиции, идущей от Э. Тэйлора и Дж.Фрейзера. И для французской школы, и для английской характерно изучение религиив плане ее генезиса, причем проблему происхождения и сущности религиирассматривали как тождественную проблеме происхождения и сущностиобщества.

Вебер не ставил в качестве центральноговопрос о происхождении религии, а поэтому и не рассматривал вопрос о ее сущности. Его интересовало преждевсего изучение наличных (существующих) структурных форм, состав и тип религии.Неудивительно, что Вебер свои работы посвящает главным образом изучению техформ религиозности, которые характерны для высокоразвитых обществ. Кпримитивным религиям он обращается лишь мимоходом, не делая их специальнымпредметом рассмотрения.

В центре внимания Вебера великие мировыерелигии, сменившие на протяжении первого тысячелетия до нашей эры прежние формырелигиозной жизни. Буддизм, иудаизм, зороастризм, христианство, ислам— все это мировыерелигии, предполагающие сравнительно высокий уровень социальной дифференциации,а следовательно —значительное интеллектуальное развитие, появление личности, наделенной яснымлогическим самосознанием. Естественно утонченно-интеллектуальному типу мировыхрелигий, — гдеослабляется групповое начало и выделяется индивидуальное, где возрастаетзначение догматических и этических моментов, по сравнению с образными иритуальными, —необходим был новый методологический инструментарий.

Именно здесь индивидуалистическаяметодология Вебера является тем ключом, который позволяет наиболее адекватноотразить характер интеллектуальных процессов в мировых религиях. Веберовскаяметодология, требующая анализа мотивов действующих индивидов, находит себесоответствующий предмет исследования.

Вебер путем эмпирического наблюдения исравнения фиксирует, где и при каких социальных условиях, среди какихсоциальных слоев и групп преобладает в религии ритуально-культовый момент, агде аскетически-деятельный (имеется в виду не культовое действия, а мирскаядеятельность), где —мистико-созерцательный, а где — интеллектуально-догматический. Это дает Веберу возможностьустановить индивидуальный облик различных религий.

Так, согласно Веберу, магические элементынаиболее характерны для религии земледельческих народов и, в рамкахвысокоразвитых культур, для крестьянского сословия. Вера в судьбу, роксоставляет характерную принадлежность религии народов-завоевателей и военногосословия. Религия городских сословий, в частности ремесленников, как показываетВебер, носит рационалистический характер, поскольку они в меньшей мере, чемземледельцы, зависят от внешних, природных условий, а в большей степени— от ритмическиправильного, рационально организованного трудового процесса. Однако в видутого, что мировые религии, как правило, возникают и распространяются не толькосреди одного сословия, то в них присутствует, причем в весьма своеобразныхсочетаниях, ряд моментов.

Очень показателен по отношению кмировоззрению и методологии Вебера его анализ конфуцианства. Хотя'конфуцианство в строгом смысле слова нельзя назвать религией, ибо в немотсутствует ряд моментов, существенных для религиозной установки, например,вера в загробную жизнь. Вместе с тем по своему социальному значению и той роли,которую оно сыграло внутри китайской культуры, его, согласно Веберу, можноотнести к мировым религиям.

Конфуцианство, считает он, предельнорационалистично, ему чужд интерес к потустороннему миру, имеющий место, скажем,в буддизме или христианстве или — из еще более древних образований — в древнеегипетской религии. '<

Важнейшие блага с точки зрения конфуцианскойэтики, это долголетие, богатство, то есть благополучная земная жизнь. Поэтомуни мотивы, связанные с верой в загробную жизнь, ни мотивы искупления, спасенияне характерны для конфуцианства. Хотя в Китае и существовала мессианскаянадежда на потустороннего спасителя — императора — она все же не принимала форму тойверы в «утопию», которая характерна для иудаизма и христианства.

Государственный культ был подчеркнутотрезвым и простым: жертва, ритуальная молитва, музыка и ритмический танец.Здесь не было никакого экстаза, аскетизма и вообще иррационального начала,вносящего дух беспокойства и беспорядка в строго рациональную этику. Здесь небыло и индивидуальной молитвы в западном смысле слова. Отсутствовало ииндивидуально-личностное отношение между человеком и богом. Конфуцьанство былотолько этикой — этикойвнутримирской.

Строй, порядок и гармония — вот основные принципы этой этики,равноприменимые как к государственному состоянию, так и к состоянию душичеловека. Как отмечал Вебер, «разум конфуцианства был рационализмом порядка иэтому были подчинены задачи воспитания и образования». Спецификой конфуцианскойэтики являлось то, что, несмотря на рационализм, она не была враждебна магии.Правда, этические добродетели признавались выше магических чар изаклинаний.

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 50 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.