WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 50 |

Вместе с тем, исходя из своей основнойзадачи, Вебер оставил изучение столь притягательной для него фигуры буржуа—предпринимателя11 радианализа капитализма в целом как «эпохально-культурного» явления истории. Ондает генезис и глубокий анализ взаимосвязанных религиозных, экономических,политических, и иных структур, образующих особый феномен — западноевропейский капитализм каккультурно-исторической ценности. Для него европейский капитализм—это образ жизни, имеющий своюнравственную ценность, но одновременно и образ мышления, особая логика, корникоторой уходят в европейскую античность.

Именно в культуре, по Веберу, кроются истокисовременного западноевропейского капитализма, рациональность которогообернулась,, говоря его словами, «технико-бюрократическим механическим' каткоми умалением духа».

Уже в «Протестантской этике» Веберкритически оценивал узко экономический подход при интерпретации капитализма(причем, критика велась не только против Маркса, но и Зомбарта и др.).«Историческое и теоретическое познание общего культурного значениякапиталистического развития», определенное Вебером, привело его к тому, что оносновное внимание сосредоточил на религии, прежде всего, христианстве, вкотором видел нравственную основу западноевропейской культуры.

Нередко можно встретить утверждения, чтобудто Вебер, стремясь опровергнуть Маркса, объяснил процесс экономическогоразвития воздействием религии. По сути же мысль Вебера заключается в другом. Онхотел доказать, что поведение людей в различных обществах может быть понятолишь в рамках общего теоретического представления о своем существовании, гдерелигиозное толкование составляет лишь часть видения мира. Отсюда, чтобы понятьповедение людей, различных социальных групп и, в частности, их экономическоеповедение, необходимо обратиться и к религии, хотя религиозное восприятие мираи получило в социологии Вебера самоценное и самодавлеющее значение.

В этом плане, как представляется, вернуюточку- зрения занимают те исследователи творчества Вебера, которые считают, что«Протестантская этика» не содержит прямого подхода к проблеме причинногообъяснения, она имеет дело только с зависимостью между религиозными заповедямии самодисциплиной светского поведения.12 Тезис Вебера по этому поводу гласит:

существует четко выраженная адекватностьдуха капитализма и духа протестантизма. В главных своих чертах этот тезистаков:

духу некоего протестантизма не противоречиттакое отношение к экономической деятельности, которое в свою очередьсоответствует духу капитализма.

К этому следует добавить и то, что пониманиекапитализма как «стремления к наживе», к наибольшей денежной выгоде само посебе ничего общего с капитализмом как таковым не имеет. Это стремление можнонаблюдать практически во все времена и у многих социальных групп. Капитализм,безусловно, тождественен стремлению к наживе в рамках рационально действующегокапиталистического предприятия с его устремленностью к рентабельности. Итаковым он должен быть, ибо предприятие, не ориентированное на прибыль,неминуемо обречено на гибель. Вообще, хозяйственная деятельность ориентированана сопоставление дохода и издержек. Таким образом, можно сказать, что«капитализм» и «капиталистические предприятия» с достаточно рациональным учетомдвижения капитала существовали во всех культурных странах земного шара.

В этом смысле для Вебера в чистоэкономическом аспекте главной проблемой всемирной истории культуры является некапиталистическая деятельность как таковая, а возникновение буржуазногопромышленного капитализма с его рациональной организацией свободного труда вкультурно-историческом аспекте западной цивилизации. Здесь стоит провестинесколько параллелей, касающихся представлений о капитализме у Маркса иВебера^.

Трактовки Маркса и Вебера отличаются ужетем, что последний считал главной характерной чертой современного общества икапитализма бюрократическую рационализацию, которая не может не продолжаться,какой бы ни была форма собственности на средства производства. Вебер, имея ввиду обобществление средств' производства в условиях социализма, не видел вэтом, в отличие от Маркса, никакого коренного преобразования. По его мнению,необходимость рациональной организации для получения наиболее дешевого продуктабудет существовать независимо от революций, определяющих в государстве характерсобственности на средства производства. Вебер (как в свое время Сен-Симон иКонт) не придавал решающего значения противоречиям между рабочими ипредпринимателями и не верил в необходимость классовой борьбы для становлениясовременного общества.

Он в тех же выражениях, что и Маркс, говорило типичной организации современного производства, которого «нигде кроме Западане было и не могло быть», однако, считал лишенным смысла противопоставление«социализм —капитализм». Поскольку бюрократическая рационализация, как основа современногообщества, выживет при любом режиме собственности. Более того, Вебер, исходя изиндивидуалистической системы ценностей, опасался развития обобществленияпроизводства, его социализации, способной ограничить свободу действийиндивида.

Значительные расхождения между Вебером иМарксом мы находим в понимании характера социальной структуры и условийсоциальной стратификации общества.13

3. Политическая социология М.Вебера

Теория рационализации Веберанепосредственным образом связана с его трактовкой «социального действия»,которая в свою очередь выходит на концепцию господства, являющейся основойполитической социологии Вебера.

Наглядно все это «работает» в учении Веберао типа легитимного (legitimus — законный) господства, то есть такого господства, которое признаносо стороны управляемых индивидов. Как писал Вебер, господство означает шансвстретить повиновение определенному приказу. Более того, господствопредполагает взаимное ожидание того, кто приказывает, что его приказу будутповиноваться, и тех, кто повинуется, — что приказ будет иметь тотхарактер, какой ими, повинующимися, ожидается, то есть признается. Всоответствии со своей методологией Вебер дает анализ легитимных типовгосподства, причем, начинает этот анализ с рассмотрения возможных (типических)«мотивов уступчивости». Таких мотивов Вебер находит три в соответствии с нимиразличает три чистых типа господства.

Первый тип господства Вебер называетлегальным. Здесь в качестве «мотива уступчивости» имеет место соображение-интереса, то есть целерациональное действие. К такому типу, по его мнению,относятся современные ему европейские государства: Англия, Франция и др., атакже США. В таком государстве подчиняются не личности, а установленнымзаконам, которым подчиняются не только управляемые, но и управляющие. Аппаратуправления («штаб управления» по Веберу) состоит из специально образованныхчиновников, к которым предъявляется требование действовать «невзирая на лица»,то есть по строго формальным и рациональным правилам. Правовое начало— это принцип, лежащийв основе легального господства. Именно этот принцип оказался, согласно Веберу,одной из необходимых предпосылок развития современного капитализма как системыформальной рационализации.

Самым чистым типом легального господстваВебер считает бюрократию. Правда, он тут же подчеркивает, что никакоегосподство не может быть только бюрократическим, поскольку на вершине лестницыстоят либо наследственные монархи, либо избранные народом президенты, либолидеры, избранные парламентской аристократией. Но повседневная, непрерывнаяработа при этом ведется силами специалистов-чиновников, то есть «машинойуправления».

Этот тип господства наиболее соответствует,по Веберу, формально-рациональной структуре экономики. Бюрократическоеуправление означает господство посредством знания и в этом состоит егоспецифически-рациональный характер.

Следует отметить, что описанный Вебером«идеальный тип формально-рационального управления», конечно же не имел и неимеет полного эмпирического осуществления ни в одном из индустриальных обществ.Собственно, Вебер имел в виду «машину управления», машину в буквальном смыслеслова, но «машину человеческую», у которой нет никакого интереса, кроме«интереса дела». Однако, подобно всякой машине, машина управления нуждается впрограмме. Сама же она такой программы не имеет, будучи структуройформально-рациональной. Поэтому программу может ей задать только политическийлидер, ставящий перед собой определенные цели, то есть другими словами,ставящий формальный механизм управления на службу определенным политическимценностям.

Второй тип легитимного господства Веберназывает традиционным. Этот тип обусловлен «нравами», привычкой к определенномуповедению. В этом отношении традиционное господство основано на вере не тольков законность, но даже в священность издревле существующих порядков ивластей.

Чистейшим типом такого господства является,по Веберу, патриархальное господство. Это общества, которые предшествовалисовременному буржуазному обществу. Тип традиционного господства по своейструктуре сходен, по Веберу, со структурой семьи. Именно это обстоятельстводелает особенно прочным и устойчивым этот тип легитимности.

Штаб управления здесь состоит из личнозависимых от господина домашних чиновников, родственников, личных друзей илилично верных ему вассалов. В отличие от рассмотренного выше типа господстваименно личная Верность служит здесь основанием для назначения на должность, атакже для продвижения по иерархической лестнице. Для традиционного господствахарактерно отсутствие формального права и соответственно отсутствие требованиядействовать «невзирая на лица»; характер отношений в любой сфере сугуболичный.

Различие между рациональным способомуправления (и рациональным типом государства) и способом управления втрадиционном обществе Вебер показывает путем сравнения современного западногочиновника с китайским мандарином.

Мандарин, в отличие от управленцабюрократической «маши-'ны», совершенно неподготовленный к делам управлениячеловек. Такой человек не управляет самостоятельно — все дела находятся в рукахканцелярских служащих. Мандарин — это прежде всего гуманитарно образованный человек, хорошийкаллиграф, пишущий стихи, знающий всю литературу Китая за тысячу лет и умеющийее толковать. В то же время он не придает никакого значения политическимобязанностям. Государство с подобными чиновниками, как отмечает Вебер,представляет собой нечто совершенно отличное от западного государства. В этомгосударстве все основывается на религиозно-магической вере в то, чтосовершенства их литературного образования вполне достаточно для того, чтобы вседержать в порядке.

Третьим типом господства является, поВеберу, харизматичес-кое господство. Понятие харизмы (греч. charisma— божественный дар)играет в веберовской политической социологии важную роль. Харизма, всоответствии с этимологическим значением этого слова, есть некаяэкстраординарная способность, некоторое качество индивида, выделяющее его средиостальных. Это качество не столько приобре тенное, сколько дарованное человекуот природы богом, судьбой. К харизматическим качествам Вебер относит магическиеспособности, пророческий дар, выдающуюся силу духа и слова. Харизмой, поВеберу, обладают герои, полководцы, маги, пророки и провидцы выдающиесяполитики, основатели мировых религий и'др. типы (например: Будда, Христос,Магомет, Солон, Ликург, Цезарь и т. д.).

Харизматический тип легитимного господствапредставляет собой прямую противоположность традиционному. Если традиционныйтип господства держится приверженностью к обычному, раз и навсегда заведенному,то харизматический, напротив, опирается на нечто необычное никогда ранее непризнававшееся. Основной базой харизматического господства является аффективныйтип социального действия. Вебер рассматривает харизму как великую революционнуюсилу в традиционном типе общества, способную внести изменения в лишеннуюдинамизма структуру этих обществ. Однако следует отметить, что при всемразличии и даже противоположности традиционного и харизматического типовгосподства между ними есть и нечто общее, а именно: тот и другой опираются наличные отношения между госпо дином и подчиненным. В этом отношении оба этихтипа противостоят формально-рациональному господству какбезличному.

Источником личной преданностихаризматическому государю является не традиция и не признание его формальногоправа, а прежде всего эмоционально окрашенная вера в его харизму и преданностьэтой харизме. Поэтому, как подчеркивал Вебер, харизматический вождь должензаботиться о сохранении своей харизмы и постоянно доказывать ее присутствие.Штаб управления при таком типе господства формируется на основе личнойпреданности вождю. Ясно, что рациональное понятие компетентности, также как исословно-традиционное понятие привилегии, здесь отсутствует. И другой момент.Как от формально-рационального, так и от традиционного типа господствахаризматический отличается тем, что здесь нет установленных (рационально или потрадиции) правил и решения по всем вопросам выносятся иррационально, на основе«откровения», интуиции или личного примера.

Понятно, что харизматический принциплегитимности (в отличие от формально-рационального) авторитарен. По существу,авторитет харизматического лидера базируется на его силе — только не на грубой, физической, ана силе его внутреннего дара.

Вебер, верный своим познавательнымпринципам, рассматривает харизму совершенно безотносительно к содержанию того,что возвещает, за что выступает, что несет с собой харизматический лидер, тоесть он подчеркнуто безразличен к ценностям, вносимым в мир харизматическойличностью.14

Легальное господство, по Веберу, имеет болееслабую легитимирующую силу, чем традиционное и харизматическое. Возникаетзаконный вопрос: на каком основании делается такой вывод Чтобы ответить нанего, следует еще раз обратить внимание на то, что представляет собой легальныйтип господства. Как уже отмечалось, Вебер за основу легального 'господстваберет целе-рациональное действие. В чистом виде легальное господство не имеетценностного фундамента, — не случайно этот тип господства осуществляетсяформально-рационально, где «бюрократическая машина» должна служитьисключительно интересам дела.

Важно отметить и то, что отношениягосподства в «рациональном» государстве рассматриваются -Вебером по аналогии сотношениями в сфере частного предпринимательства. Целерациональное действиеимеет в качестве своей модели действие экономическое. Экономика — это та «клеточка», в которой исуществует легальный тип господства. Именно экономика более всего поддаетсярационализации. Она освобождает рынок от сословных ограничений, от сращивания снравами и обычаями, превращая все качественные характеристики в количественные,то есть расчищает путь для развития сугубо рационального капиталистическогохозяйства.

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 50 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.