WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 50 |

Касаясь данной стороны проблемы,поставленной Дюркгеймом, стоит сослаться на высказывание Р.Арона, которыйотмечал, что учение Дюркгейма порой воскрешает в памяти вторую половинунаучного пути Конта, когда он в «Системе позитивной политики» старался создатьрелигию человечества. По Р. Арону, данная интерпретация верна лишь отчасти, ибоу Дюркгейма социальная форма, влияние которой он считал необходимым усилить, нетолько позволяет индивиду свободно проявлять себя, но и обязывает каждогоиспользовать свой здравый смысл и утвердить свою автономию. Дюркгейм, какотмечает он далее, хочет стабилизировать общество, высшим принципом которогоявляется уважение личности и независимости человека. В центре замысла ДюркгеймаР.Арон усматривает стремление доказать, что рациональная, индивидуалистическаяи либеральная мысль есть пока предел исторической эволюции. Эта школа мысли,соответствующая структуре современных обществ, должна быть признана, ноодновременно она рискует вызвать распад общества и явление аномалии, если небудут упрочены коллективные нормы, необходимые для всякогоконсенсуса.23

Работы и идеи Дюркгейма оказали громадноевлияние на мировую, особенно французскую социологию.24 Социологи, сгруппировавшиеся вокругоснованного им в 1898 г. журнала «Анналы социологии», развивали высказанныеДюрКгеймом положения и после смерти своего учителя.

Так, Ж. Дави продолжил работы Дюркгейма,касающиеся происхождения права, а М. Мосс (1872—1950) тенденцию на сближениесоциологии с этнографией, опубликовав ряд теоретических работ о соотношениисоциологии и антропологии, а также провел исследование об эскимосском обществе,близкое по духу к дюркгеймовскому анализу австралийского тотемизма. Л.Леви-Брюль (1857—1939),исходя из дюркгеймовского понятия «коллективных представлений», создал своютеорию «первобытного мышления». М. Хальбвакс (1877—1945) конкретизировалдюрк-геймовскую теорию самоубийств, а также применил его идеи к изучениюжизненного уровня рабочего класса. В целом, концепцию Э. Дюркгейма можнорассматривать как определенный финал развития методологии и теорииклассического позитивизма в социологии.

Глава четвертая

АНТИПОЗИТИВИЗМ В СОЦИОЛОГИИ И ФОРМИРОВАНИЕНЕМЕЦКОЙ СОЦИОЛОГИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ

1. К истокам немецкой социологии.Ф.Тённис

На рубеже двух веков позиция классическогопозитивизма испытывает значительные теоретико-методологические трудности вобъяснении общественной жизни. Все более настойчивыми и основательнымистановятся тенденции подвести философское (логико-гносеологическое) основаниепод отрицание принципов натурализмами естественнонаучных методов познаниясоциально-исторической реальности, найти специфические методы познаниясоциогуманитарных наук.

В адрес социологии, как воплощенияпозитивизма в социогуманитарных науках, высказывались серьезные упреки в том,что она теряет подлинный объект исследования; игнорирует специфику социальныхявлений. Как можно было заметить, уже в рамках психологического направленияподчеркивалось, что в области социальных явлений мы имеем дело не смеханической причинностью, свойственной природе, а с закономерностямичеловеческого бытия, имеющими телеологический характер, которые не связаныжестко с безусловной необходимостью. Таким образом, осознавалась иформировалась новая гносеологическая парадигма, которая начинает проводитьрезкую грань между миром природы и миром социокультурного бытия, а обществоначинает рассматриваться не как организм, а как организация духовногопорядка.

Широкое философское обоснование"анитипозитивистская тенденция получила прежде всего в Германии. Эта тенденциявышла за рамки собственно философии и оказала огромное влияние на формированиенемецкой социологической школы и социологиив целом. Вообще, немецкая социология имеласпецифические условия и истоки, которые обуславливали ее особое положение вистории данной науки.

Если социологическая мысль в Англии,Франции, США в основном была связана с позитивистской методологией, то немецкаясоциология сохраняла тесную связь с принципами познания, наработанными вгуманитарных науках. В ней были значительны гносеологические традиции немецкойклассической философии. Кроме того, социология долгое время не преподаваласьвообще, а проблематика, которая к тому времени стала осознаваться каксоциологическая, шла под рубрикой либо «национальной экономии», либо«философии».. Вильгельм Дильтей (1833—1911) даже посвятил специальныйтруд (осознанный, правда, впоследствии как альтернатива позитивистскойсоциологии) доказательству невозможности существования социологии как науки. ПоДильтею, естественные науки прослеживают, каким образом ход естественныхсобытий воздействует на положение человека, тогда как социогуманитарные науки— суть науки о духе,изучающие свободную деятельность человека, преследующего определенные цели.Физические вещи, изучаемые естествознанием, известны нам лишь опосредованно,как явления. Напротив, данные науки о духе берутся из внутреннего опыта, изнепосредственного наблюдения человека над самим собой и над другими людьми иотношениями между ними. Следовательно, первичным элементом наук о духеявляется, по Дильтею, непосредственное внутреннее переживание, в которомпредставление, чувство и воля слиты воедино и в котором человек непосредственноосознает свое существование в мире. Это непосредственное переживание по своейприроде сугубо индивидуально. Поэтому Дильтей считал принципиально невозможными неправомерным существование социологии, претендующей на роль обобщающей наукиоб историческом развитии. В качестве своей задачи Дильтей ставил сохранениесвоеобразия духовного мира. Человек, по Дильтею, как историческое существо неможет быть понят через его включение во всеобщую' взаимосвязь мира какприроды.

Основной вопрос Дильтея — вопрос о понятии «жизнь».Спрашивать о понятии жизни значит спрашивать о понимании жизни. Причем, преждевсего необходимо сделать жизнь доступной ее изначальному пониманию, чтобы затемпостигать ее понятийно, рассудочно. Свою задачу Дильтей пытается решить тем,что подводит жизнь под рубрику психологии — науки о душе, о переживании. УДильтея переживания —это такая действительность, которая существует не в мире, но доступна рефлексииво внутреннем наблюдении, в сознании самого себя. Сознание характеризует всюобласть переживаний. И в этом плане психология как наука есть наука овзаимосвязи переживаний, о сознании.

В понимании психологии Дильтейотмежевывается от набирающей в то время силу позитивистской естественнонаучнойтрактовки психологии. Его психология описательна, а не объяснительна, онарасчленяет, а не конструирует.1 Естественнонаучная психология переносила на психологию методыфизики и пыталась понять закономерности, подвергая измерению регулярноповторяющееся.2 Такаяпсихология, как считал Дильтей, не имеет шансов стать фундаментальной наукойдля наук о духе.

В противоположность таким тенденциям онстремился в первую очередь видеть душевную взаимосвязь, душевную жизнь, даннуюв своей ценности, а именно с тремя основополагающими определениями: 1) онаразвивается; 2) она свободна; 3) она определена приобретенной взаимосвязью, тоесть она исторична

Душевная жизнь определяется им какцеленаправленная взаимосвязь. Причем, подобное определение доказывается преждевсего индивидуальной жизнью. Постольку, поскольку жизнь есть жизнь с другими,то надлежит создать структуры жизни с другими.

Как же изначально дается жизньдругого

Как вопрос теоретико-познавательный, онвстает как вопрос о познании чужого сознания. Дильтей, как считаютисследователи его творчества, не вдавался в него, ибо для Дильтея жизньпервично всегда уже есть жизнь с другими, всегда уже есть знание о со-живущихдругих и, что структурная взаимосвязь жизни приобретается, то есть что онаопределяется через ее историка.3

Конечный интерес Дильтея заключался висторическом бытии, которое он связывал с главным средством гуманитарногопознания «пониманием», противостоящим естественно-причинному объяснению. Отсюдаосновной тезис Дильтея — «мы объясняем природу, но мы понимаем духовную жизнь».4

Положения Дильтея о специфике историческойреальности были переведены (и в значительной степени формализованы) налогико-гносеологический язык, - связанный по большей части не с обоснованиемспецифики самого исторического бытия, а познания истории и ееизложения.

Это было сделано главными представителямибаденской школы неокантианства В. Виндельбандом (1848—1915) и Г. Риккертом(1863-1936).

Определяя философию как «учение обобщезначимых ценностях», они рассматривали историю как процесс осознания ивоплощения ценностей и видели в философии поэтому основную задачу в выработкеспецифического метода исторических наук. В отличии от Дильтея они различалинауки не по предмету («науки о природе» и «науки о духе»), а по методу ихисследования. Они различали «номотетические» (nomos — гр. порядок, закон) науки, которыерассматривают действительность с точки зрения всеобщего, выражаемогопосредством естественнонаучных законов, с одной стороны, а с другой— «идеографические»(образные) науки, описывающие единичное в его эмпирической неповторимости.Согласно новой установке общие законы несоизмеримы с единичным конкретнымсуществованием. В нем всегда присутствует нечто невыразимое в общих понятиях иосознаваемое человеком как «индивидуальная свобода», поэтому оба метода немогут быть сведены к единому основанию.

В качестве предмета познанияидеографического метода Рик-керт, в частности, выделяет культуру как общуюсферу опыта, где единичные явления соотнесены с ценностями. Согласно Рик-керту,именно ценности определяют величину индивидуальных различий. Разрабатываяконцепцию ценностей, он выделил шесть основных категорий ценностей: истину,красоту, безличную святость, нравственность, счастье и личную святость. Риккертподчеркивает «надсубъективный» характер ценностей, которые задаютфундаментальные изменения бытия, познания и человеческой деятельности. ПоРиккерту, в процессе познания предмет выступает как«трансцендентальное5долженствование» и принимает вид «трансцендентальных правил и норм, требующихпризнания».

Согласно Риккерту, ценность проявляет себя вмире как объективный «смысл». В отличие от ценности, смысл связан с реальнымпсихическим актом —«суждением», хотя с ним и не совпадает. Лишь оценка, в которой смыслпроявляется, представляет собой реальный психический акт, смысл же сам по себевыходит за пределыпсихического бытия, указывая на ценность. Тем самым он как бы играет рольпосредника между бытием и ценностями и составляет отдельное «царствосмысла».6

На этой логико-методологической основе вомногом строился научный фундамент немецкой социологии. Вместе с тем следуетотметить, что сам Риккерт отказал социологии, которую он понимал как «чистоестественнонаучное трактование человеческой социальной духовной жизни» в правесчитаться исторической наукой. И как ни парадоксально, именно его философскийученик М.Вебер выдвинул программу развития социологии как«универсально-исторической» науки. Именно как результат методологическогосамоопределения в русле риккертовской постановки вопроса о логическомобосновании наук, занимающихся изучением «человека в истории», явилосьвозникновение «универсально-понимающей» социологии М. Вебера.

Если проследить далее эту линиюсоциологического направления, то нельзя не отметить, что понимающая социологияМ. Вебера с ее методологически отработанными понятиями сыграла значительнуюроль в развитии американской социологии, которая получила известное завершениеу Т. Парсонса. Вообще, через веберовскую понимающую социологию, постановкаРиккертом вопроса о специфике методологии исторических наук продолжала ипродолжает оказывать влияние на развитие социологической мысли.

Пересмотр сформулированных раннимпозитивизмом теоретических и методологических предпосылок происходил по самымразличным направлениям. Подчеркивая переориентацию социологического видениямира, нельзя не отметить, что эта переориентация во многом была вызвана каккризисом самого естественнонаучного мышления, так и значительными изменениямисамой социо-культурной ситуации в Европе того времени.

Одним из основоположников социологии вГермании являлся Ф. Теннис (1855—1936). Он пытался построить социологию как аналитическуюдисциплину, которая, по его замыслу, должна способствовать исследованиюнаиболее общих черт социального процесса, различных форм социальногосуществования, а также вырабатывать систему общих понятий и типов, необходимыхдля описания и понимания конкретных явлений. Этой цели, по терминологииТенниса, служила «чистая», или общая (теоретическая), социология. Свои идеиТеннис обосновал в известной работе «Общность и общество» (1887 г.). Всесоциальные явления он рассматривает как волевые отношения, а саму волю делит надва типа: органическую (инстинктивную) волю и рассудочную волю, предполагающуювозможность выбора и сознательно поставленную цель поведения. В зависимости отхарактера воли он разграничивает два типа общественных отношений: интимные,межиндивидуальные отношения соответствуют общности, а все внешнее, социальноеотносится к обществу, где действует принцип «каждый за себя» и между людьмисуществует напряженность. В общности господствует инстинкт, чувство,органические отношения, в обществе расчетливый разум, абстракция.

К сожалению, в истории социологии сведения оф. Теннисе этим подчас и ограничиваются, а его самого некоторые исследователиотносят к «классикам второго эшелона».7 Как пишет в этой связи Р. Шпакова, последнее десятилетие всоциологии Германии отмечено стойкой тенденцией активного интереса социологов кидейному наследию Ф. Тенниса. Деятельность Общества его имени неизменнополучает поддержку в научных кругах, растет число публикаций, прямо иликосвенно связанных с теоретическими концепциями Тенниса и его эмпирическимиработами. А тот факт, что ни один из социологических конгрессов последнегодесятилетия не обошелся без специальных докладов о Теннисе, служит вескимподтверждением новой тенденции.8

Вместе с тем, здесь налицо парадокс: с однойстороны, бесспорный ренессанс Тенниса, его идеи сопоставляются и вписываются всовременные процессы, а с другой — он по-прежнему воспринимается как непроясненный фрагмент историисоциологического знания, где его теоретическое наследие сводят к двумкатегориям: «общности» и «общества» (Gemeinschaft und Gessel-schaft).Интересно, что этого вывода не отрицал даже сам ф. Теннис. Так, в своейитоговой книге, названной им как «Введение в социологию» (1931), сводящейвоедино его основные идеи, он писал: «До сих пор в качестве моей социологиипринимают понятия «общность» и «общество». Их я определил как ее основныепонятия, так считаю и сейчас».9

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 50 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.