WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 12 |

Сначала «атрибуция жертвы». Этот фольклор направлен на создание негативного образа врага — « татарщина степная, гунны, турчины многолюдные — заедают Русь-матушку…» что-то доступное и образное. Такие творения формируют у людей желание отомстить. Рассказы полны историй о тяжком быте, лишениях принесенных неприятелем на родную землю, о творящихся бедах и несправедливостях. У славян подобная литература нередка. К примеру, баллады в славянском фольклоре, основанные на схожем идейно-тематическом сюжете — Монголо-татарском и турецком нашествиях. У русских — «Девушка взята в плен татарами», белорусов — «Татарский полон», поляков — « Проезжали турки», украинцев — «Полонянка», чехов — «За турка выдана», болгар — «Три рабыни», сербов — «Сестры-рабыни». Другая сюжетная линия исторических баллад повествует о трагических встречах родных, разлученных татарами и турками. То же мы можем встретить в гайдуцких и збойницких песнях, «украинских думах» отражающих борьбу против османских и крымских турок. Во всех проводится одна линия — описываются страдания принесенные захватчиками.

На Кралевой Голе Вдовчика схватили…

В комнате поймали, во дворе связали,

А ночной порою до Левоча гнали…

Матушка кричала: « Вернись мой сыночек!»

« Нет, я не вернуся, ведь на мне оковы.

Виселица, мастер — все уже готово

***

Уже в Люптове звонят

Яношека схватить хотят,

Уже в Люптове отзвонили

Значит, Яношека схватили

***

Плач невольников.

Как у моря черного

После битвы царской

Из громады казацкой

Много войска нагнано…

По два да по три вместе скованы,

По двое кандалов на ноги наложены,

Сырой сыромятниной руки назад связаны…

***

Маруся Богуславка.

На синем море,

На белом камне,

Там стояла темная темница

А в той темнице там страдало пятьсот казаков

Бедных невольников.

Уже они тридцать три года там пребывали,

Солнца праведного и света белого

Никогда не видали…

Атрибуция агрессора.

Это ответ на «атрибуцию жертвы». «Если нас так жестоко и бесчеловечно уничтожают, будем и мы сражаться». В фольклоре появляются призывы к «святому насилию» и просто ругательства в адрес врага. Так, литература вносит свой вклад в создание «стереотипа агрессивности».

Стоян уходит в гайдуки.

Матери он не послушал,

И так Стоян ей ответил:

— Нет, иду мать, иду я

Пойдет со мной много юнаков,

Болгар освободим мы,

Болгар, мама, болгарок,

От тех ли проклятых турок:

Женщин много пленили,

Девушек потурчили….

Прославился Индже-воевода.

… Индже ты, Индже-воевода,

Скорей Индже ты, поднимайся,

Иди ты к своей дружине,

Иди и веди против турок.

Груица и Арапин.

…. У двора ли Черного Арапа.

Эту б курву обманул б Груица,

Обманул бы, зарубил бы курву»

Казак Голота.

«Он ( Голота - авт.) к речке Витве подъезжал,

На колени припадал, семипядную пищаль

С плеча снимал,

Двумя пульками заряжал,

С татарином шутки шутил,

С обоих коней его сбил,

Слова ему говорил:

«… А теперь татарин, ты шутки казацкой

не понимаешь,

Да сразу с коня упадаешь…

Теперь буду добро твое забирать…

б. Корпоративная агрессия.

Корпоративную агрессию сложно отличить от «общесоциальной». Общество, в некотором смысле, тоже корпорация. Но здесь речь идет о более узком круге лиц, обозначаемом как ингруппа. Ингруппа — « избранная группа, в которой все члены имеют сильное чувство идентичности с группой, ощущение элитности …. и имеют тенденцию действовать таким образом, чтобы исключать других (аутгруппу)».36 Ингруппа может подавлять аутгруппу и манипулировать ею. Это и есть проявление корпоративного насилия.

Вот несколько примеров, найденных в литературе:

утверждение изначального неравенства и подчиненности одной группы другой.

Начнем с древности. В связи с разделением общества на классы возникла высшая и низшая мифология. Первая включала в себя предания о богах и героях, которых изображали предками высших сословий. Широкое распространение эта практика получила в Египте, Греции и Риме. Низшим мифотворчеством были представления о природе и живущей в ней духах. В высших мифах проводилась одна мысль. Люди обязаны Богам, а значит и их потомкам.

В аккадских поэмах «О все видавшем» и «Когда вверху…» повторяется один мотив. Люди обязаны трудиться во благо Богов: ведь до сотворения мира работать приходилось им.

«Воистину я сотворю человеков.

Пусть богам послужат, чтоб

те отдохнули…» (Энума Элиш)

Естественно, элита общества, пользуясь «правом родства» принимала все то, на что претендовали Боги.

В других вариантах, первенству одних групп над другими находилось теологическое объяснение. Так, «…русский фольклор воспринял апокрифический сюжет об Адаме, сотворенном из космических первоэлементов. В духовном стихе о «Голубиной книге» из частей тела Адама — первочеловека возникают все сословия: от головы — цари, от « мощей» — князья и бояре, от колена — крестьяне…».37

Нечто похожее можно прочитать в Манава Дхармашастре — «законах Ману». Божественный Ману, также творил из частей своего тела: « Для благосостояния миров он создал из своих уст, рук, бедер и ног брахмана, кшатрия, вайшия и шудру». Первым и высшим сословием было духовенство, далее воины (цари), а затем уже торговцы и рабы. Тем не менее, воины были могущественны. Они могли завладеть всей полнотой власти, отобрав ее у брахманов. Для того, чтобы этого не произошло, жрецы создали легенды, в которых говорилось, как кшатрии уже пытались бунтовать, и что из этого вышло. Известна легенда о Нахуше — древнеиндийском царе. Однажды он ударил брахмана Агастью, после чего был проклят и сброшен на землю на десять тысяч лет в облике змея. Помимо этого, миф о Парашураме — шестой аватаре Вишну. Дословно Парашурама переводиться как Рама с топором. «…его миссия на земле состояла в избавлении брахманов от тирании кшатриев».38 Он « трижды по семь раз отчищал землю от кшатриев, наполнив их кровью пять озер».( Мхб. 3 117, 9). После истребления всех кшатриев Парашурама передал землю во владение брахманам. Эти легенды пресекали претензии кшатриев и держали их в страхе подчинения перед жрецами.

иные корпоративные манипуляции.

Многие религиозные корпорации используют тему ада в целях эффективного управления людьми. Ад, преисподняя, locus infernus, хель, пекло — все это разные названия одного места. Там вечное страдание и муки для неправедных. И только один шанс избежать этого — жить праведно. Как это Духовная элита всегда знала ответ. Образ ада лишь укреплял решимость подчиняться духовенству. Недаром в текстах была так важна детализация физических мучений, рассчитанная на «устрашение массового воображения»39. Человек испытывая страх и отвращение к будущей боли, старался изменить себя нужным образом. Наиболее эффективными с точки зрения манипуляции следует признать произведения создающие чувственно-детализированные картины адских мук: кипящие в котлах грешники, клеветники, подвешенные за язык, « женщины, вытравливающие плод…».40 Эти картины в изобилии можно встретить в « Апокалипсисе Петра» (нач. 2 в.), «Апокалипсисе Павла», «Апокалипсисе Анастасии» (11-12 вв.), «Видениях Тнугдала», у Данте и во многих других произведениях. Сходные сюжеты есть в славянской литературе:

« И грешником место уготовано —

Прелютые муки, разноличныя….

А блудницы пойдут во вечный

огонь,

А татие пойдут в великий страх…

А чародеи отъидут в тяжкий

смрад,

И ясти их будут змеи лютыя;

Сребролюбцам место — неусыпный

червь….

А пьяницы в смолу горячую;…

И всякому будет по делом его»41

Более изощренно ад изображен в буддийском сказании о странствии царя Ними по преисподней.

Узрел царь Ними адскую реку

Вайтарани, откуда нет спасенья,

Что щелочи полна, кипит, дымится

и извергает гибельное пламя...

Там с палицами, копьями, мечами

кромешники по берегам стояли.

Кололи, резали, секли, рубили

они попавших в адские пределы.

А грешники от муки нестерпимой

в Вайтарани искали облегченья,

Бросались вниз, в колючую осоку

с торчащими кинжалами-шипами,

И, напоровшись на шипы, висели

тысячелетия. Потом срывались ниже.

И падали, не в силах удержаться

на лес железных кольев раскаленных.

Века они пеклись на этих кольях,

насаженные, словно дичь на вертел.

Дымились колья, и тела дымились.

А ниже — новая и горше мука:

Растут там листья лотосов железных;

края у них отточены, как бритвы.

На них сползали мученики с кольев,

им острые края кромсали тело.

Когда же в щелочь грешники ныряли,

то дым валил от изъязвленной плоти.

Внизу река утыкана мечами.

"Быть может, под водой немного легче" –

Так думали они и вглубь ныряли,

но там мечи им рассекали члены.

Не в силах грешники терпеть такие муки,

и стон в аду не умолкает.

К корпоративной агрессии помимо перечисленного, видимо, можно добавить и атрибуцию агрессора. Юлиан Тувим писал злые сатиры на буржуазное общество, нередко оскорбительные:

Подъезжают «ройсы», «бьюики»

«Испаны»,

Позументы, ленты, звезды

И султаны,

Полномочные бульдоги

И терьеры,

И бурбоны, и меха,

И камергеры…

Адмиралы, обиралы,

Принцы крови,

Морды бычьи и коровьи…

Отдельно, хотелось бы сказать о культовой литературе.

Литература религиозных сект.

"... побочные продукты тела, а именно дети... Человек, который... считает побочные продукты тела своими родственниками, а землю, на которой родился, достойной поклонения,... должен считаться подобным ослу"

(Прабхупада. "Бхагавад-Гита как она есть", гл. 2, ком. к тексту 20, гл. 3, ком. к тексту 40)

«Сектантская литература» — это информационные издания, используемые в культовой практике деструктивных религиозных групп. Книги из человеческой кожи, написанные кровью и заключающие в себе мистическое откровение скорее не культовая литература, а признак того, что у Вас хорошее воображение.

На самом деле секты могут использовать вполне безобидную литературу, не имеющую отношения к психологическому насилию. Например, доктрина «центра Юнивер» заключается в параноидальном толковании «известных детских сказок…, таких как "Колобок", "Иван-царевич и серый волк"».42 Секта «Бажовцев» в качестве священных текстов использует сказки Павла Петровича Бажова — «Малахитовая шкатулка». Их называют еще «Евангелием от Урала».

Тем не менее, не стоит забывать, что с помощью данных произведений, помимо прочих средств, лидеры сект осуществляют «деструктивный контроль сознания». Стивен Хассен определил его как систему влияния, созданную для разрушения подлинной личности человека и замены ее новой личностью. С помощью «деструктивного контроля сознания» поведение, мысли и эмоции человека находятся во власти лидеров культа. Разрушение человеческой личности, бесспорно, агрессия, в которой художественные произведения выступают, как рабочий инструмент.

«Культовая литература» имеет несколько уровней, считает Т. Сулейманов. «Законы первого уровня» — это Библия, Коран, Веды — исторически признанные памятники культуры. «Законы второго уровня» — это личные сочинения организаторов сект. Уставы, организационные документы относятся к третьему уровню и т.д. Помимо этого, можно добавить «рабочую литературу», посредством которой происходит более эффективное внедрение культовых идей. (См. индоктринация)

С помощью «сектантской литературы» осуществляется следующее:

Индоктринация, т.е. введение человека в секту, внушение ему культовых идей и установок.

Переиначив известную фразу героя мультфильма «Трое из Простоквашино» скажем: « Чтобы индоктринировать что-нибудь, нужно иметь, то, что можно индоктринировать». То есть, культ должен располагать учением, оформленным в идеологической литературе. Это сочинения, где изложена концепция «духовной организации».

Однако, внедрение установок, изложенных в идеологической литературе, происходит в особой атмосфере психологического давления, ослабления критики со стороны адепта. Создать эту атмосферу призвана провокативная (рабочая) литература. Главная ее цель, снизить сопротивляемость сектанта к внушению. Оговоримся, что идеологические произведения могут выполнять «рабочие» функции.

Вот несколько примеров «рабочей» литературы:

Интеллектуальнxая провокация.

Мантры — духовные стихи. На дню, человек должен повторять их помногу раз. Мантра «Харе Кришна» твердиться по количеству бусин в четках — 108 раз: "Харе Кришна, Харе Кришна, Кришна, Кришна, Харе, Харе, Харе Рама, Харе Рама, Рама, Рама, Харе, Харе". За целый день это должно быть сказано минимум 16 раз по 108, всего — 1728 раз. Мантры можно повторять месяцами и это не предел.

В секте «Радастея» разучивают и читают стихотворения, построенные в определенной тональности:

«Сто распределяется

милостью падших

силы нашедших

для возврата в пенаты

Ангелы свободны

Состоялось!»

Длительность подобной «литературной практики» ведет к угнетению интеллектуальных функций. Что, в свою очередь, усиливает внушаемость.

Провокация уважения.

Это иррациональное наделение лидера положительными (родительскими) чертами за счет регулярно повторяемых восхвалений. В секте « Порфирия Иванова» гимн, в честь основателя, поют практически все «ивановцы»:

Люди Господу верили как Богу,

А Он Сам к нам на Землю пришел.

Смерть как таковую изгонит.

А жизнь во славу введет.

Где люди возьмутся на этом Бугре

Они громко скажут слово.

Это есть наше райское место,

Человеку слава бессмертна.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 12 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.