WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 ||

Пиаже: Очень. Это было захватывающе. А иногда я избегаю их. Я делал это в течение нескольких лет в женевских школах, каждый день. И в Париже, когда я был студентом в лаборатории Бине. Это было в начальной школе. Каждый день я шел, чтобы увидеться с детьми от семи до двенадцати лет.

Брангье: Вы любите детей

Пиаже: Очень.

Брангье: Но они едва ли могут Вас удивлять теперь, когда Вы знаете все, что они собираются сказать.

Пиаже: Нет. Как только Вы начинаете новую серию экспериментов, Вы сталкиваетесь с неожиданностями. Наш метод - продолжающееся интервью. Оно продолжается до тех пор, пока мы не увидим прогресс воочию.

Брангье: Вы следуете за ребенком

Пиаже: Следуем за ним в каждом ответе. Это путь, на котором каждый иногда находит действительно удивительные вещи.

Брангье: Является ли важным порядок вопросов

Пиаже: Очень. Очень важным, потому что если Вы столь неблагоразумны, что задали некоторые вопросы, которые создают условия для остальных, то Вы больше будете ясно понимать происходящее. Вопросы нужно задавать таким способом, чтобы избежать "подталкивания".

Брангье: Так, чтобы ребенок не знал правильных ответов.

Пиаже: Да. И это нелегко. Требуются месяцы обучения.

Брангье: Нужен специальный талант

Пиаже: Нужен большой такт. Вы должны быть способны возбудить ребенка, заинтересовать его и все же ничего не внушать ему. Новички часто не в состоянии заинтересовать ребенка, они заставляют его зевать или начинают давить на него, сообщая ему, какие ответы нужно давать.

Брангье: Я задавался вопросом, поскольку думал о наших прошлых беседах: регресс происходит Я имею в виду, когда появляется новая структура, когда ребенок переходит на более высокую стадию развития, происходит ли там если не уничтожение, то по крайней мере частичное разрушение предшествующих структур

Пиаже: Я не говорил бы разрушение, но нарушение равновесия, которое может вести к временному регрессу. Здесь не приходится сомневаться. Если факт, который является слишком новым, не может быть интегрирован сразу посредством приспособления структуры, возникает временной регресс. Но это истинно не только для ребенка. Возьмите истинную историю Дриша, в биологии, который обнаружил регуляцию в развитии эмбриона на уровне бластулы. Он обнаружил, что, разрезав яйцо пополам, получил два эмбриона и был так изумлен, что не поверил, будто бы это можно было объяснить в соответствии со схемами причинной эмбриологии, и он вернулся к идеям Аристотеля! Он начал говорить об энтелехии и, в конце концов, оставил биологию, чтобы стать профессором философии. По моему скромному мнению, это небольшой регресс. (Он улыбается и объясняет.) В любом случае, обращение к энтелехии - это регресс. Открытие Дриша стало точкой отката для всей причинной эмбриологии, и теория Дриша была отторжена немедленно. Тогда они искали...

Брангье: В любом случае, временный регресс -это цена, которую Вы платите... за новые навыки.

Пиаже: Правильно. Когда восстановление равновесия не происходит быстро, может возникнуть регресс, а позже восстановление.

Брангье: Я думал, что всегда происходит регресс на уровне, на котором должна произойти реорганизация.

Пиаже: Нет. Реорганизация не подразумевает регресс. Реорганизация...

Брангье: Но это обязательно отказ от некоторых вещей.

Пиаже: Нет, не обязательно. В физике иногда, когда теория отклонена в пользу лучшей, в этом случае имеется отказ от чего-то. Но так никогда не бывает в математике. Евклидовская геометрия не стала даже сколько-нибудь "ложной", когда были открыты неевклидовские конфигурации; она была просто интегрирована в большую структуру как специфический случай. Ошибка была в самой вере, что она достаточно общая; но в результате стала специфическим "случаем". Специфическим случаем среди других структур. В этом не было и тени регресса. Никакого отказа. Ни одна теорема Евклида не была опровергнута.

Брангье: Это очень образный прогресс.

Пиаже: Прогресс в математике - это всегда обогащение, принимая во внимание, что прогресс экспериментальных наук часто влечет за собой отказ от ложных гипотез.

Брангье: Тогда есть аспект структур, который я не понимаю. Вы, кажется, говорите, что развитие ребенка, его интеллекта, повторяет или имитирует, я не знаю, какое слово использовать, прогресс человечества вообще. Я прав Вы, кажется, говорите, что ребенок повторяет историю интеллектуального человека.

Пиаже: Мы не должны преувеличивать параллели между историей и индивидуальным развитием, но в широком смысле есть, конечно, общие стадии. В истории Вы должны начинать с материальной техники до возникновения рефлексии и научного объяснения. Из области причинной связи, которую мы сейчас изучаем, возьмите первые объяснения досократиков, первых греческих физиков. Это очень похоже на то, что мы находим у ребенка, когда он начинает понимать, что материя сохраняется, что когда сахар тает, его маленькие частички продолжают существовать в воде, и если бы все эти частицы соединились вновь, то они образовали бы тот же сахар.

Беседа шестая (Май-июнь, 1969):
Знание и аффективность

Брангье: Ваш подход к проблеме человеческого развития, изучению его стадий состоит исключительно в рассмотрении развития интеллекта, не так ли

Пиаже: Да.

Брангье: Вы вообще не имеете дело с уровнем эмоций

Пиаже: Только потому, что я не интересуюсь им. Я не психолог, я эпистемолог. (Он улыбается, как будто разыгрывает меня.)

Брангье: Однако Вы практикуете в экспериментальной психологии

Пиаже: Постольку, поскольку меня интересуют факты.

Брангье: И Вы не находите фактов на аффективном уровне

Пиаже: Эта проблема не интересует меня как научная, потому что это не проблема знания, которая является моей специальностью; к тому же все теории аффективности, существующие на данный момент, кажутся мне временными, дающими время физиологам, которые предоставят нам точные эндокринологические объяснения.

Брангье: То есть факты.

Пиаже: То есть достоверные факты.

Брангье: Но как можно интересоваться исключительно интеллектом ребенка, его развитием, и совершенно не интересоваться его аффективной стороной Разве можно эти стороны разделять

Пиаже: Разумеется, для того, чтобы интеллект функционировал, он должен мотивироваться силой, энергией эмоций. Человек никогда не будет решать проблему, если проблема его не интересует. Импульсом ко всему служит интерес, аффективное побуждение.

Брангье: Любишь одну вещь и ненавидишь другую.

Пиаже: Это, конечно, определяет побуждение. Но возьмите для примера двух мальчиков и их уроки арифметики. Одному мальчику они нравятся, и он вырывается вперед; другой думает, что он не понимает математику, он чувствует себя ниже, и имеет все типичные комплексы людей, которые слабы в математике. Первый мальчик будет обучаться быстрее, второй - медленнее. Но для обоих "два плюс два" - это "четыре". Аффективность не влияет на приобретенную структуру в целом. Если рассматривать проблему создания новых структур, то аффективность, конечно, необходима как мотивация, побуждение, но она не объясняет сами структуры.

Брангье: Это странно, что аффективность не проявляется на уровне структур, и так отделена от них! Индивидуум-то целостен.

Пиаже: Да, но в изучении чувств, когда вы находите структуры, это структуры знания. Например, в чувствах взаимной привязанности имеется элемент понимания и элемент восприятия. Это когнитивные элементы. В поведении вы имеете, и я думаю, что все ученые согласны с этим, структуру поведения и мотивацию, направляющую это поведение. То есть мотивация с одной стороны, а с другой - механизм.

Брангье: И Вы интересуетесь механизмом.

Пиаже: Да, правильно.

Брангье: Но если, как Вы говорите, каждый индивид подчинен структурам, то Вы теряете из виду индивидуальность, уникальные качества каждого человека.

Пиаже: Вы забываете то, что я говорил Вам об аккомодации. Есть большое разнообразие структур. И даже одни и те же структуры, применяемые разными индивидуумами...

Брангье: У каждого есть свой собственный стиль аккомодации...

Пиаже: Конечно. Аккомодация вызывает неисчислимые вариации. Структуры очень общи. Факт состоит в том, что число является одним и тем же для каждого, и ряд целых чисел - один и тот же для всех, но это не мешает математикам, взятым отдельно друг от друга, быть уникальными как индивидуумы. Имеется такое разнообразие структур...

("Конечно..." - думал я про себя - "конечно... Но разве может человек сводиться к аккомодации Даже если этот термин для его автора является несравнимо более богатым, и многогранным, чем может быть понят случайным интервьюером..." Это пуританско-техническое слово "аккомодация" увязло в моем сознании. Оно заставило меня снова говорить с Жаном Пиаже... о самом Жане Пиаже).

Брангье: Вы всегда были неверующим

Пиаже: Да... Но не в юности.

Брангье: У Вас был религиозный кризис

Пиаже: Нет, потому что я рано начал верить в имманентность.

Брангье: Охваченный любовью к знанию.

Пиаже: Знание неотделимо от жизни.

Брангье: Разве Вы не бежите от того, что некоторые называют "вертикальными" чувствами

Пиаже: Нет, потому что верить в субъект означает верить в дух. В этом смысле я все еще верю в имманентность.

Брангье: А разве верить в дух не то же самое, что верить в Бога

Пиаже: Нет. Верящий в дух не нуждается в артикулированной системе метафизики.

Брангье: Но является ли метафизикой религиозный поворот сознания к мистике, тоска по единству Это то, как я понимаю философию. Человек обладает потребностью в единстве.

Пиаже: Но применительно ко мне поиск единства намного более существенен, чем подтверждение единства; потребность и поиск, и идея, что каждый занимается этим...

Брангье: Таково научное исследование

Пиаже: Смотрите, психология, моя область, пытается объяснить целостного человека в его единстве, а не его атомизированное поведение. Каждое исследование детского интеллекта, восприятия вносит вклад в картину целого. Я не вижу, почему это нельзя назвать поиском единства. Только наука движется шаг за шагом со своими методами контроля и проверки получаемых знаний. Она движется чуть медленнее, чем строится система.

Брангье: И это менее захватывающе.

Пиаже: Это менее захватывающе. Вид системы, о котором Вы говорите, достигает единства очень быстро, за несколько лет рефлексии. Но это единство некоторого индивидуума, который верит в свою систему. Если кто-то не верит в нее, то это уже не единство! А наука - это коллективная работа, в которой ученые разных стран добавляют свою частицу к тому, что является единством всемирного психологического исследования, если в качестве примера взять психологию.

Брангье: Вы говорите, что психология рассматривает, или пытается рассматривать человека в целом

Пиаже: Да. Фрейд сказал, что ни один предмет не может стать табу в психологии.

Брангье: Однако если послушать, что Вы говорите об аффективности, например, можно подумать, что психология имеет к ней слабое отношение, оставляя за ней лишь побудительное значение.

Пиаже: Нисколько! Я думаю, что это проблема, которая сегодня лежит за пределами наших возможностей. Через лет пятьдесят мы будем способны говорить о ней более разумно, потому что она очень сложная, у нас нет о ней неврологических данных. Но если использовать Вашу терминологию, научное исследование представляет собой поиск: эта проблема ежедневно подтверждает силу человеческого духа.

Брангье: Хорошо... Мы говорили в течение нескольких минут - слишком долго для Вас - и у меня создалось чувство, что человек, сидящий передо мной, защищен своей профессией, своей работой. Вы не кажетесь открытым миру. Или я не прав

Пиаже: Нет, Вы совершенно правы. Работа позволяет уйти от многих жизненных разочарований.

Брангье: Я надеюсь, что Вы простите мне эти слова, но Вы не кажетесь человеком, переживающим жизненные разочарования.

Пиаже: Может быть, однако я был одним из наиболее критикуемых ученых, и мои ранние работы подвергались резким атакам, особенно в Соединенных Штатах. Энтони, психиатр, написал: "Пиаже слишком самовлюблен, чтобы реагировать на критику, и он мирно идет своим собственным путем".

Брангье: Он был прав

Пиаже: Да. В другой раз группа американских психологов прислала мне сигнальный экземпляр книги, содержащий комментарий, который мне очень понравился - в течение сорока лет я полностью пренебрегал популярными идеями вокруг меня.

Брангье: Которые носились в воздухе.

Пиаже: Теперь, когда меня обнаружили, я оказался не предком, а современником, и даже в авангарде. Конечно, я пренебрегал тенденциями в течение многих лет, поскольку я действительно читал очень немного.

Брангье: Да, с этой точки зрения Вы работаете один. Возможно теперь в меньшей степени

Пиаже: Я всегда нуждался в том, чтобы работать в группе.

Брангье: Я вижу, что Вы носите свою булавку Почетного легиона. Она французская...

Пиаже: Да, это очень полезно.

Брангье: Как это

Пиаже: Для таможни, и даже в ресторанах.

Брангье: Но Вы же не проходите таможенный контроль каждый день!

Пиаже: Прохожу! Граница отсюда всего в десяти минутах езды на велосипеде. Так что фактически я каждый день пересекаю границу... И официальные таможенные лица создают мне меньше неприятностей, когда видят Булавку.

Брангье: Я только задавался вопросом, были ли Вы польщены почестями, которые Вы получили.

Пиаже: О, это всегда прекрасно, но я не могу сказать, что я много думаю о них. Я восхищен самой последней докторантурой, потому что это двадцатая. Я никогда не думал, что их будет двадцать!

Брангье: В следующем октябре

Пиаже: Да.

Брангье: Где

Пиаже: В Чикаго, в Loyola University. Таким образом, у меня будет медаль Московского университета и докторантура от Иезуитов!

Брангье: Что за эклектизм! (Смеется). Теперь Вы пользуетесь почти повсеместным признанием!

Пиаже: Признание, Вы знаете... (Тишина) я рад ему, конечно, но это просто катастрофично, когда я вижу, как меня понимают.

Брангье: Вы чувствуете, что Вас ужасно интерпретируют

Пиаже: В целом, да.

Брангье: Вас огорчает педагогическое применение, или понимание Ваших исследований в целом

Пиаже: Нет, нет. Именно понимание самой теории. Хотя, я думаю, что это обычное дело. Мои непосредственные коллеги понимают ее полностью. Кроме того, каждый ученый думает, что он будет лучше понят позже.

Брангье: Как Вы думаете, в Вашем случае можно говорить о - это слово Вам, конечно, не понравится - страсти к исследованию

Пиаже: О, да. Определенно можно.

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.