WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 26 |

Понятие Я-либидо легло в основу обобщенной картины либидинальной экономии, которая включила в себя всю область взаимодействий между нагрузками и противонагрузками, приглушив тем самым субъективный смысл понятия "либидо"; Фрейд и сам считал, что теория либидо стала при этом отвлеченной и умозрительной. Быть может, вводя в работе "По ту сторону принципа удовольствия" (Jenseits des Lustprinzips, 1920) понятие Эроса* как основы влечений к жизни, как стремления организмов сохранять целостность живой субстанции и создавать новые единства, Фрейд стремился восстановить в этом биологическом мифе то субъективное, качественное измерение, которое поначалу было присуще понятию (либидо).

МЕТАПСИХОЛОГИЯ

Нем.: Metapsychologie. —Франц.: métapsychologie. —Англ.: metapsychology. — Исп.: metapsicologia. — Итал.: metapsicologia. — Португ.: metapsicologia.

Термин, которым Фрейд обозначает теоретические аспекты осно­ванной им психологии. Метапсихология разрабатывает совокупность концептуальных моделей, более или менее удаленных от опыта, например изобретает идею психического аппарата, подрасчлененного на несколько инстанций, теорию влечений, концепцию процесса вытеснения и т.д.

Метапсихология включает три плана рассмотрения явлений: динамику, топику и экономику.

• Термин "метапсихология" иногда встречается в письмах Фрейда В. Флиссу. Это слово выражает своеобразие фрейдовской попытки построения психологии, ведущей, в отличие от традиционных психологии сознания, "по ту сторону сознания" (la). Нельзя не отметить аналогию между терминами "метапсихология" и "метафизика" — у Фрейда, по-видимому, преднамеренную. Ведь о своем философском призвании он писал: "Я надеюсь, что ты со вниманием отнесешься к некоторым метапсихологическим проб­лемам [...]. В молодости я стремился лишь к философскому поз­нанию, и теперь я могу, переходя от медицины к психологии, приблизиться к этой цели" (1b).

Однако размышления Фрейда об отношениях между метафизикой и метапсихологией выходят за рамки простого сход­ства, поскольку метапсихология, например, определяется как на­учная попытка перестроить "метафизические" конструкции. Фрейд видел в этих конструкциях (подобно суевериям или паранояльному бреду) проекцию на внешний мир того, что на самом деле присуще бессознательному: "... большая часть мифологической картины мира, вплоть до самых современных религий, есть не что иное, как проекция психологии на внешний мир. Неясное осознание (или, иначе, эндопсихическое восприятие) психических факторов и бессозна­тельных процессов отображается [...] в построении сверхчувственной реальности, которую наука призвана преобразовать в психологию бессознательного [...]. Можно было бы попытаться перестроить метафизику в метапсихологию" (2).

Впоследствии Фрейд вновь обратился к термину "ме­тапсихология", стремясь дать ему точное определение: "Я называю метапсихологическим представлением (Darstellung) [...] описание психического процесса в его динамических, топических и эко­номических отношениях" (3,а). Должны ли мы считать ме-тапсихологическими все теоретические исследования, где используются понятия и гипотезы, относящиеся к этим трем регистрам Или, быть может, следует называть метапсихологическими те основополагающие тексты, в которых разраба­тываются или объясняются главные гипотезы психоаналитической психологии — ее "принципы" (Prinzipien), "основные понятия" (Grundbegriffe), теоретические "модели" (Darstellungen, Fiktionen, Vorbilder) У Фрейда есть несколько метапсихологических текстов, которые вехами размечают все его творчество; прежде всего это "Набросок научной психологии" (Entwurf einer Psychologie, 1895), глава VII из "Толкования сновидений" (Die Traumdeutung, 1900), "О двух принципах функционирования психики" (Formulierungen über die zwei Prinzipien des psychisches Geschehens, 1911), "По ту сторону принципа удовольствия" (Jenseits des Lustprinzips, 1920), "Я и Оно" (Das Ich und das Es, 1923), "Очерк психоанализа" (Abriss der Psycho­analyse, 1938). Наконец, в 1915 r. Фрейд задумал и отчасти написал "Подготовительные материалы к метапсихологии" (Zur Vorbereitung einer Metapsychologie), стремясь "...прояснить и углубить теоретические гипотезы, которые можно было бы положить в основу психоаналитической системы" (4, ß).

МЕХАНИЗМЫ ЗАЩИТЫ

Нем.: Abwehimechanismen. — Франц.: mechanismes de defence. —Англ.: mecha­nisms of defence. — Исп.: mécanismes de defensa. — Итал.: meccanismi di difesa. — Португ.: mecanismos de defesa.

Различные типы операций, характерные для психологической защиты. Основные механизмы различаются по типу возникающего душевного расстройства, по зависимости от той или иной генетичес­кой стадии, по степени обработки защитного конфликта и пр.

Принято считать, что защитными действиями руководит Я, однако, с теоретической точки зрения, неясно, всегда ли включение защитных механизмов требует опоры на сформировавшееся Я.

• Поначалу понятие механизма обозначало у Фрейда особые сцеп­ления психических явлений, способные стать объектом наблюдения и научного исследования — ср. подзаголовок "Предварительного сообщения" (Vorläufige Mitteilung, 1893) Брейера и Фрейда — "О психическом механизме истерических явлений" (Über den psychi­schen Mechanismus hysterischer Phänomene).

В период, связанный с разработкой понятия защиты как основы истерических явлений (см.: Истерия защиты), Фрейд пытался одновременно уточнить роль защиты в других психоневротических расстройствах: "...различные невротические расстройства обуслов­лены действиями Я, его стремлением освободиться от [своей] несовместимости [с тем или иным представлением]" (1).

В "Дальнейших замечаниях о психоневрозах защиты" (Weitere Bemerkungen über die Abwehr-Neuropsychosen, 1896) Фрейд разг­раничивает механизмы истерической конверсии, навязчивого заме­щения, параноидной проекции.

Понятие "механизм" периодически возникает на протяжении всего творчества Фрейда. Например, в метапсихологических сочинениях 1915 г. понятие "защитного механизма" употребляется в двух различных смыслах: оно обозначает либо всю совокупность защитных процессов, свойственных тому или иному неврозу (2), либо использование той или иной "судьбы влечения" (например, вытеснения, обращения на себя, обращения в свою противополож­ность (3)) с целью защиты.

В "Торможении, симптоме, страхе" (Hemmung, Symptom und Angst, 1926) "возрождение старого понятия защиты" (4а) обосновы­вается у Фрейда ссылкой на необходимость более широкого понятия, включающего в себя наряду с вытеснением и другие "методы защиты". При этом подчеркивается возможность установ­ления "тесной внутренней связи между отдельными формами защиты и определенными видами расстройств" и высказывается предположение о том, что "..психический аппарат —еще до четкого разграничения между Я и Оно, до образования Сверх-Я — уже использует методы защиты, отличные от тех, что свойственны более высоким стадиям организации" (4Ь).

Хотя сам Фрейд, по-видимому, недооценивал наличие подобных мыслей в своих ранних сочинениях, несомненно, что после 1926 г. изучение защитных механизмов стало важной темой психо­аналитического исследования, особенно в работах Анны Фрейд. На конкретных примерах она показала разнообразие, сложность, пре­делы применения защитных механизмов, подчеркивая, что для защиты могут использоваться весьма различные виды действий (фантазирование, интеллектуальная деятельность), что защита может направляться не только против влечений, но и против всего того, что вызывает тревогу (эмоции, некоторые особые ситуации, требования Сверх-Я и пр.). Не претендуя на исчерпывающий и систематический подход, Анна Фрейд перечисляет следующие защитные механизмы: вытеснение*, регрессия*, реактивное обра­зование*, изоляция*, отмена некогда бывшего*, проекция*, интро-екция*, обращение на себя*, обращение в свою противо­положность*, сублимация*.

Существуют и другие приемы защиты. В этой связи Анна Фрейд называла также отрицание посредством фантазирования, идеализацию*, идентификацию с агрессором* и пр. М. Кляйн описывала в качестве простейших видов защиты расщепление объекта*, проективное (само)отождествление*, отказ от психичес­кой реальности, претензию на всевластие над объектами и пр.

*

Более широкое употребление понятия защитного механизма порождает ряд проблем. Можно ли назвать операциональным понятие, которое объединяет столь различные действия, как, ска­жем, рационализация*, основанная на сложных интеллектуальных механизмах, и обращение на себя* в качестве "судьбы" влечения, которое называют одним и тем же словом, и собственно навязчивое поведение (например, отмена некогда бывшего), и поиск средств "отработки", допускающий некоторые виды сублимации (см.: Механизмы отработки)

Говоря о "механизмах защиты Я", многие авторы обращают внимание на важные различия: "Наряду с такими приемами, как изоляция, отмена некогда бывшего, мы находим здесь и процессы, связанные с влечениями, такие, как регрессия, обращение в свою противоположность, обращение на себя" (5а). Но тогда необходимо показать, что один и тот же процесс развертывается на разных уровнях: например, интроекция, которая поначалу выступает как особое отношение влечения к своему объекту, находит свой телес­ный прообраз в инкорпорации и может вторично использоваться Я в процессе защиты (ср. маниакальная защита).

Нельзя упустить из виду и другое важнейшее теоретическое разграничение — то, что выделяет вытеснение среди всех других видов защиты. Фрейд неустанно подчеркивал эту особенность и Даже утверждал, что вытеснение есть лишь разновидность защиты (6). И дело здесь, по мнению Анны Фрейд, не в том, что вытесение — это, по сути, постоянная противонагрузка, "наиболее эф­фективный и одновременно наиболее опасный механизм защиты", но в том, что именно вытеснение создает бессознательное как таковое (см.:Вытеснение).

Было бы неверно, положив в основу теории понятие защиты Я, противопоставить ему требования чистого влечения, прин­ципиально чуждого всякой диалектике: "Если бы не давление Я или представляемых им внешних сил с их требованиями, судьба всех влечений сводилась бы лишь к одному — к удовлетворению" (5b).

При таком подходе влечение оказалось бы всецело положитель­ной силой, лишенной каких-либо следов запрета. Но разве механизмы первичного процесса — смещение, сгущение и пр., — предполагающие упорядоченную игру влечений, не противоречат такому пониманию

НАГРУЗКА

Нем.: Besetzung. — Франц.: investissement. —Англ.: cathexis. — Исп.: catga. — Итал.: carica или investimento. — Португ.: carga или investimento.

Экономическое понятие: приложение некоторой психической энергии к представлению или группе представлений, к части тела, к предмету и пр.

• На французский язык принято переводить Besetzung как "inves­tissement" (иногда — "occupation"). По этому поводу необходимо отметить следующее. Немецкий глагол besetzen имеет много зна­чений, среди которых — занятие места или в военном смысле — оккупация города, страны (франц. occuper). По-французски слово investissement означает, с одной стороны, в языке военного дела, факт окружения, оцепления (а вовсе не занятия) места, а в финан­совом языке — вложение капитала в предприятие (именно этот последний смысл теперь преобладает в обыденном языковом соз­нании). Таким образом, немецкий и французский термины не вполне соответствуют друг другу: французский термин побуждает к сопоставлению "экономики" во фрейдовском смысле с тем, о чем идет речь в собственно экономической науке.

Термин Besetzung употреблялся Фрейдом постоянно, хотя его значение и роль менялись на различных этапах фрейдовской мысли.

Он появился в 1895 г. в "Исследованиях истерии" [Studien über Hysterie] и в "Наброске научной психологии" [Entwurf einer Psycho­logie], однако такие близкие ему понятия, как "сумма возбуждения", "аффективная ценность ", употреблялись и раньше (1893,1894). Так, в предисловии к работе Бернгейма "Внушение и его терапевтическое применение" (Die Suggestion und ihre Heilwirkung, 1888—1889) Фрейд говорил о перемещении очагов возбудимости в нервной системе (Verschiebungen von Erregbarkeit im Nervensystem). Эта гипотеза имеет одновременно и клинические, и теоретические истоки.

С клинической точки зрения, лечение неврозов, особенно истерии, привело Фрейда к мысли о фундаментальном различии между "представлениями" и "квантом аффекта"* как нагрузкой этих представлений. Именно поэтому воспоминание о важном событии в истории пациента может восприниматься безразлично, а неприятный или даже мучительный опыт может связываться с вполне нейтральным событием, а вовсе не с тем, которое изначально породило неудовольствие (смещение, "ложная связь"). В "Очерках об истерии" Фрейд описывал процесс лечения как процесс восста­новления связи между различными представлениями, а тем самым и восстановления отношения между воспоминанием о событии-травме и аффектом — процесс, в результате которого происходит аффективная разрядка (отреагирование). Вместе с тем исчезновение соматических симптомов при истерии совпадает с выявлением вытесненного аффективного опыта, и потому можно предположить, что возникновение симптома связано с превращением психической энергии в "энергию иннервации".

Все эти факты, в особенности связанные с конверсией*, осно­ваны на принципе сохранения нервной энергии, способной принимать различные формы. Эта концепция последовательно проводится в "Наброске научной психологии", где функ­ционирование нервного аппарата представлено через энер­гетические изменения внутри нейронной системы. В этом тексте слово Besetzimg обозначает как действие, связанное с нагрузкой или зарядом нейрона (или системы нейронов), так и его результат, т. е. величину этой энергетической нагрузки, в особенности — покоя­щейся энергии (1).

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 26 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.