WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 26 |

Необходимо сохранить различие между поглощением и интро­екцией, подразумеваемое в приведенном отрывке. В психоанализе прообраз всякого разграничения между внутренним и внешним — это граница тела; именно с этой телесной оболочкой явным образом связан процесс инкорпорации. Понятие интроекции имеет более широкий смысл: речь идет не только о том, что находится внутри тела, но и о том, что находится внутри психического аппарата, инстанции и пр. Именно в этом смысле можно говорить об интро­екции Я, об Идеал-Я пр.

Интроекция была впервые обнаружена Фрейдом при изучении меланхолии (3), а затем приобрела более общий смысл (4). Это понятие приводит к обновлению фрейдовской теории (само)отождествления*.

Сохраняя след своего телесного прообраза, интроекция выра­жается в фантазировании по поводу объектов, как частичных, так и цельных. Кроме того, это понятие играет важную роль у таких авторов, как Абрахам и особенно М.Кляйн, которые стремились описать фантазматические переходы между "хорошими" и "плохими" объектами (интроекция, проекция, новая интроекция). Эти авторы имели в виду прежде всего интроецированные объекты; представляется, что это понятие и в самом деле следует употреблять лишь в тех случаях, когда речь идет об объектах или их качествах. В строгом смысле слова нельзя говорить, как иногда случалось Фрейду, об "интроекции агрессивности" (3); в подобных случаях более уместно выражение "обращение на себя"*.

КОНФЛИКТ ПСИХИЧЕСКИЙ

Нем.: psychischer Konflikt. — Франц.: conflit psychique. —Англ.: psychical conf­lict. — Исп.: conflicto psiquico. — Итал.: conflitto psichico. — Португ.: conflito psiquico.

Психоаналитический конфликт это противоположность противоречивых требований внутри субъекта. Конфликт может быть явным (например, конфликт между желанием и нравственным тре­бованием или между двумя противоречивыми требованиями) или же скрытым. В последнем случае конфликт искаженно выражается в явном конфликте, прежде всего в симптомах, нарушениях поведения, в трудностях характера и пр. Психоанализ считает конфликт основой человеческого существа, причем в различных смыслах: это конфликт между желаниями и защитой, конфликт между различными систе­мами или инстанциями, наконец, Эдипов конфликт, при котором происходит не только взаимное столкновение желаний, но также и их столкновение с запретом.

• Психоанализ с самого начала столкнулся с психическим конфликтом, который стал главным понятием теории неврозов. В "Исследованиях истерии" (Studien über Hysterie, 1895) ярко показа­но, что приближение в ходе лечения к патогенным воспоминаниям каждый раз усиливает сопротивление (см.: Сопротивление) пациента, или, иначе, его внутреннюю защиту от "неприемлемых" (unverträglich) представлений. Начиная с 1895—1896 гг. эти защитные механизмы выступают как главная причина возникно­вения истерии (см.: Истерия защиты), а также других "психоневро­зов" (так называемых "психоневрозов защиты"). Невротический симптом оказывается результатом компромисса* между двумя груп­пами представлений, действующими как противонаправленные силы, обе —весомые и давящие: "... описываемый здесь процесс — конфликт, вытеснение, замещение, приводящее к компромиссу, — вновь возникает в психоневротических симптомах" (1). В еще более широком смысле этот процесс проявляется в снах, ошибочных действиях, маскирующих воспоминаниях и пр.

Хотя конфликт как безусловная основа психоаналитического опыта вполне доступен клиническому описанию, построить его метапсихологическую теорию очень нелегко. На протяжении всего творчества Фрейда проблема предельного обоснования конфликта решалась по-разному. Прежде всего конфликт можно изучать на двух различных уровнях: на уровне топики* — это конфликт между системами и инстанциями, а на уровне экономики и динамики — конфликт между влечениями. Для Фрейда важнее второй тип объяснения, хотя сорасчленение этих двух уровней установить в общем не просто, поскольку та или иная психическая инстанция, принимающая участие в конфликте, не обязательно соответствует особому типу влечений.

В рамках первой метапсихологической теории конфликт пред­стает, с точки зрения топики, как противопоставление систем бессознательного и Предсознания-Сознания, разделенных цензу­рой*: это противопоставление соотносится с антитезой принципа удовольствия и принципа реальности, при которой принцип реаль­ности стремится к господству над принципом удовольствия. В этот период две главные противоборствующие силы для Фрейда — это сексуальность* и инстанция вытеснения, представляющая, в част­ности, этические и эстетические побуждения личности. Поводом к вытеснению оказываются особые свойства сексуальных представ­лений, их несовместимость с Я*, вызывающая его неудовольствие. Лишь много позже Фрейд стал выяснять, какие влечения лежат в основе вытеснения. В психическом конфликте он обнаруживал дуализм сексуальных влечений* и влечений к самосохранению* (или, иначе, влечений Я). "... С психоаналитической точки зрения, приходится признать, что одни представления вступают в конфликт с другими, более сильными представлениями (мы обобщенно обоз­начаем их понятием Я, которое, стало быть, строится по-разному в зависимости от ситуации) и, следовательно, подвергаются вытес­нению. Откуда берется эта несовместимость между Я и некоторыми группами представлений — ведь она-то и порождает вытеснение [...] Мы обнаружили роль влечений на уровне представлений: оказалось, что каждое влечение стремится к господству и опирается лишь на те представления, которые соответствуют его целям. Эти влечения не всегда друг с другом совместимы и подчас приводят к конфликту интересов. В противоположных представлениях часто выражается конфликт между различными влечениями..." (2). Очевидно, что даже на этом этапе фрейдовской мысли, когда выявляется соответствие между защитными механизмами Я и опре­деленным типом влечений, главное противопоставление Голод-Лю­бовь находит свое выражение в конфликте лишь через ряд посредствующих звеньев, трудно доступных выявлению.

Впоследствии, во второй топике, представлена развернутая мо­дель личности, более близкая к конкретным конфликтам как между различными инстанциями, так и внутри той или иной инстанции (например, в структуре Сверх-Я — это конфликт между отцовским и материнским полюсами идентификации).

Новый фрейдовский дуализм — между влечениями к жизни* и влечениями к смерти* — был мощным противопоставлением, ка­залось бы, способным стать основой теории конфликтов. Однако мы и здесь далеки от подлинного соответствия между уровнем предельных начал (Эроса и влечения к смерти) и конкретной динамикой конфликта (см.: Влечения к смерти). Однако этот новый дуализм вносит изменения в понятие конфликта:

1) все яснее видно, что в основе различных инстанций лежат те или иные влечения (например, Фрейд говорит о садизме Сверх-Я), причем речь может идти не об одном, а о нескольких влечениях;

2) большинство конфликтных противопоставлений, выявлен­ных Фрейдом в клиническом опыте, связано с влечениями к жизни: "...противоположность между влечениями к самосохранению и вле­чениями к сохранению рода, а также противоположность любви и вражды — обе включены внутрь Эроса" (За);

3) что касается влечения к смерти, то оно подчас трактуется Фрейдом не столько как одна из конфликтующих сил, сколько как сам его принцип конфликта — это вражда (neikos), противопостав­ленная уже у Эмпедокла — любви (filia).

Именно на этом пути Фрейд уточняет "тенденцию к конфликту" — это переменно действующий фактор, наличие кото­рого превращает присущую человеку бисексуальность в конфликт непримиримых требований, а отсутствие — позволяет установить равновесие между гомосексуальными и гетеросексуальными тен­денциями.

Сходным образом можно истолковать понятие соединения вле­чений у Фрейда. Оно обозначает не только различные пропорции при соединении сексуальности с агрессивностью, поскольку вле­чение к смерти и само по себе может привести к разъединению (см.: Соединение — Разъединение влечений).

*

При общем взгляде на развитие представлений о конфликте у Фрейда нас поражает, с одной стороны, постоянное стремление Фрейда свести конфликт в конечном счете к неразрешимому дуализму двух противонаправленных мифических начал; с другой стороны, то, что одним из полюсов конфликта всегда оказывается сексуальность*, а другой полюс может меняться ( "Я", "влечения Я", "влечения к смерти"). Начиная с самых ранних своих работ (см. Со­блазнение) вплоть до "Очерка психоанализа" (Abriss der Psychoana­lyse, 1938) Фрейд настаивал на внутренней связи между сексуальностью и конфликтом. Конечно, можно придумать абст­рактную теоретическую модель этой взаимосвязи, применимую к "любому требованию влечений", однако "наблюдение неизменно свидетельствует о том, что патогенные возбуждения проистекают из частичных сексуальных влечений" (Зb). Каково итоговое теоретическое обоснование ведущей роли сексуальности в конфликте Эта проблема не получила у Фрейда своего разрешения, хотя на различных этапах творчества он указывал на те или иные черты человеческой сексуальности, свидетельствующие о том, что "слабое место организации Я — это его отношение к сексуальной функции" (Зс).

Углубленное рассмотрение проблемы психического конфликта неизбежно привело психоанализ к ядру субъективных конфликтов — Эдипову комплексу*. В нем конфликт, еще не успевший стать защитным, уже записан на досубъектном уровне как диалектическая и изначальная связь желания и запрета.

Эдипов комплекс как неоспоримый и фундаментальный факт, формирующий все внутрипсихическое поле ребенка, лежит в основе различных проявлений защитного конфликта (например, отно­шения Я к Сверх-Я). Более того, если считать Эдипов комплекс структурой, в которой субъект призван найти свое место, то конфликт в нем присутствует изначально, еще до всякой игры влечений и защит, в которой строится защитный конфликт, свой­ственный каждому индивиду.

ЛИБИДО

Энергия, которую Фрейд считает подосновой всех преобразований сексуального влечения в том, что касается его объекта (смещение энергетических нагрузок), его цели (например, сублимация) и источника сексуального возбуждения (разнообразие эрогенных зон).

У Юнга понятие "либидо" используется в расширенном смысле и означает "психическую энергию" как таковую, присутствующую во всем, что "устремляется к чему-либо"(лат. impetus).

• Слово "либидо" означает по-латыни "желание". Фрейд утверждает, что заимствовал его у А.Молля (Untersuchungen über die Libido sexualis, vol.I, 1898). Оно многократно встречается в письмах и рукописях, посланных Флиссу, — впервые в Рукописи Е, написан­ной, по-видимому, в июне 1894 г.

Дать удовлетворительное определение либидо нелегко не только потому, что теория либидо развивалась параллельно с различными этапами теории влечений, но и потому, что само это понятие далеко не однозначно (а). Во всяком случае, Фрейд всегда подчеркивал две особенности влечений:

1) с точки зрения качественной, либидо, вопреки желанию Юнга, нельзя свести к психической энергии как таковой. Если эта энергия и может быть "десексуализирована", особенно при нарциссических нагрузках, то это лишь вторичный процесс, свя­занный с отказом от собственно сексуальной цели.

Кроме того, либидо у Фрейда — это вовсе не все поле влечений целиком. Поначалу оно противопоставлялось влечениям к самосох­ранению*. Но когда в конечном счете вся область влечений пред­стала у Фрейда как либидинальная по своей природе, тогда противопоставление сместилось, превратившись в противопостав­ление между влечениями либидо и влечениями к смерти. Юнговский монизм был чужд Фрейду, постоянно подчеркивавшему сексуальный характер влечения.

2) Либидо упрочивается как понятие количественное: оно "...поз­воляет измерять процессы и преобразования сексуального возбуж­дения" (la). "Его возникновение, его возрастание и убывание, распределение и перемещение позволяют нам объяснять психосек­суальные явления" (1b).

Обе эти характеристики подчеркиваются в нижеследующем определении Фрейда: "Слово "либидо" взято из теории аффектов. Оно обозначает количественную (хотя в данный момент и недо­ступную измерению) сторону энергии влечений, связанных с тем, что понимается под словом "любовь"" (2).

Поскольку сексуальное влечение расположено на границе между телесным и психическим, либидо есть не что иное, как его психический аспект, или, иначе, "динамическое проявление сексу­ального влечения в душевной жизни" (3). В первых сочинениях Фрейда о неврозе страха* (1896) понятие "либидо" обозначало энергию, отличную от соматического сексуального возбуждения: нехватка психического либидо приводит к возрастанию напряжения на соматическом уровне и непосредственно, без всякой психичес­кой обработки, порождает симптомы. При "отсутствии некоторых психических условий" (4) внутреннее сексуальное возбуждение выходит из-под контроля; возникающее при этом напряжение не может плодотворно использоваться психикой и между психическим и соматическим возникает разрыв, порождающий состояние тре­воги.

В первом издании "Трех очерков.по теории сексуальности" (Drei Abhandlungen zur Sexualtheorie, 1905) либидо, которое относится к любви так же, как голод к пищевому инстинкту, предстает как нечто подобное сексуальному желанию, нацеленному на удовлетворение, и позволяет проследить различные его превращения: правда, при этом речь идет лишь об объектном либидо, которое сосредоточива­ется, фиксируется на объектах или же оставляет их, переходя с одного объекта на другой.

Поскольку сексуальное влечение осуществляет давление, Фрейд определяет либидо как энергию этого влечения. Именно этот количественный аспект преобладает и в более поздней "теории либидо" с ее опорой на понятия нарциссизма и Я-либидо.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 26 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.