WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |

1) В "Исследованиях истерии" (см. главу "Психотерапия истерии") Фрейд говорил о том, что овладеть патогенным бессозна­тельным материалом, даже и вполне организованным, можно лишь постепенно. Он сравнивал сознание или сознание- Я с узким ущель­ем, через которое может пройти лишь одно патогенное вос­поминание за раз, так что это воспоминание остается недоступным, покуда психическая проработка (Durcharbeitung) не справится с сопротивлениями. "Одно из воспоминаний, готовых вот-вот выйти на поверхность, продолжает маячить перед больным, покуда не получит доступ в пространство Я (4а). Тесная связь между со­знанием и Я (о которой свидетельствует сам термин — сознание-Я) показана здесь со всей очевидностью, равно как и способность Я выходить за рамки актуального сознания, охватывая обширную область, впоследствии названную у Фрейда "предсознанием".

В "Исследованиях истерии" сопротивления пациента трактуются прежде всего как действия Я, которое "находит удовольствие в защите". Хотя бдительность Я можно на мгновение обмануть какой-нибудь уловкой, "во всех действительно серьезных случаях Я быстро спохватывается, вспоминает о своих целях и продолжает сопротивление" (4b).

Однако в Я между тем внедряется "патогенное ядро" бессозна­тельного, так что граница между тем и другим становится чисто условной. Более того, "сопротивление возникает и в самом процессе этого внедрения" (4с). Здесь у Фрейда, по сути, уже содержится намек на проблему бессознательного сопротивления. Впоследствии Фрейд предложил два выхода из этих затруднений: первый связан с понятием бессознательного Я, а второй — с понятием сопротивления, присущего Оно.

2) Понятие Я постоянно присутствовало уже в ранних работах Фрейда, посвященных невротическому конфликту. Он пытался вычленить различные "способы", "механизмы", "процедуры", "приемы" защиты при различных видах психоневрозов — истерии, неврозе навязчивых состояний, паранойе, галлюцинаторном рас­стройстве и пр. В основе этих разновидностей конфликта лежала несовместимость того или иного представления с Я.

При истерии, например, действия Я направлены на защиту, однако обходным путем. Высказывание "Я защищается" двусмыс­ленно. Его можно понять так: сталкиваясь с неподвластной ему ситуацией конфликта (между различными интересами и желаниями или же между желаниями и запретами), Я защищает себя, избегая конфликта, отстраняясь от него; в этом смысле Я — это область, избежавшая конфликта в результате особых защитных действий. Однако в психических конфликтах, которые наблюдал Фрейд, присутствовало и другое измерение: Я как "господствующая сово­купность представлений" испытывает угрозу со стороны одного-единственного несовместимого с ним представления и вытесняет это представление. Случай Люси Р. — один из первых, где Фрейд выявил понятие конфликта и участие в нем Я, показав и эту понятийную сложность: иначе говоря, Фрейд не ограничился здесь ссылками на такое Я, которое "по слабости духа" не желает ничего знать о тревожащих его "аффективных конфликтах". Курс лечения может успешно продвигаться вперед только если аналитик стремится к прояснению "мнесических символов", т.е. символов тех сцен, где возникло то или иное бессознательное, желание. Это бессознательное желание легко распознать по его несовместимости с тем образом себя, который пациентка во что бы то ни стало стремится сохранить.

Я—это активный участник конфликта, а потому поводом (или, как говорил Фрейд в этот период, сигналом) к защите служит для него чувство неудовольствия, непосредственно связанное с этим чуждым представлением (4d).

И последнее: хотя при истерии защитные действия осуществляет Я, это не значит, что Я наделено сознанием и волей. В "Наброске научной психологии", рисуя картину истерической защиты, Фрейд пытался понять, "... почему процессы, протекающие в Я, могут порождать такие следствия, которые обычно появляются лишь при первичных процессах" (5а). При образовании "мнесического символа" как симптома истерии весь аффект целиком, все его значение смещаются с символизируемого на сам символ, чего обычно не происходит в обычном мыслительном процессе. Я дает толчок первичному процессу лишь при неспособности к обычной защите (отвлечение внимания, избегание и пр.). При воспоминании о сексуальной травме (см.: Последействие; Соблазнение) Я неожиданно оказывается объектом нападения изнутри, и тогда ему остается лишь "допустить развертывание первичного процесса" (5b). Таким образом, отношение "патологической защиты" к Я не определено сколько-нибудь четко: в каком-то смысле Я — полно­правный защитник, однако, поскольку Я способно защищаться лишь путем отстранения от того, что ему угрожает, несовместимое с ним представление оказывается во власти такого процесса, кото­рым Я не управляет.

3. Уже в самом первом своем метапсихологическом описании функционирования психики Фрейд отвел главную роль понятию Я. В "Наброске научной психологии" функция Я заключалась главным образом в торможении. Применительно к "опыту удовлетворения" (см. этот термин) задача Я заключается, по Фрейду, в том, чтобы не допустить резкого возрастания нагрузки мнесического образа, связанного с первым объектом удовлетворения, при котором возникает своего рода "знак реальности", словно речь и вправду идет о реальном объекте. Для того чтобы знак, указывающий на реальность, стал для субъекта не реальностью, а критерием реаль­ности, или, иначе, для того чтобы избежать галлюцинаций и разрядок при отсутствии реального объекта, необходимо затор­мозить первичный процесс, при котором возбуждения распростра­няются неограничено, доходя до уровня образов. Очевидно, однако, что если Яне допускает смешения внутренних процессов с внешней реальностью, это происходит вовсе не потому, что у него есть какой-то особый доступ к реальности или же мерка-эталон для оценки представления. Непосредственный доступ к реальности имеет, по Фрейду, лишь независимая система восприятия (система го), радикально отличная по своим функциям от системы \у, в которую входит, в частности, Я.

Фрейд описывал Я как "организацию" нейронов или (в менее "физиологическом языке" других текстов) как организацию пред­ставлений Я: пролагание пути для ассоциаций внутри данной группы нейронов; постоянство внутренней энергетической на­грузки, связанной с влечениями; разграничение постоянной и переменной частей этой нагрузки. Именно постоянство энер­гетической нагрузки позволяет ^сдерживать первичные процессы, приводящие к галлюцинациям или вызывающие неудовольствие ("первичная защита"). "Нагрузка желания (Wunschbesetzung) вплоть до галлюцинаций или предельный уровень неудовольствия, свиде­тельствующий об исчерпанности средств защиты, — все это мы называем первичными психическими процессами; напротив, процессы, протекающие при умеренной нагрузке Я и придающие первичным процессам спокойные формы, — это вторичные психические процес­сы" (г) (5с).

Итак, Фрейд не отождествлял Я ни с индивидом как таковым, ни с психическим аппаратом в целом: Я — это всего лишь часть психического аппарата. Вместе с тем следует отметить, что Я занимает особенно удобную позицию по отношению к индивиду — его биологическому организму и его психике. С этой двойствен­ностью позиции Я мы сталкиваемся при попытках придать одно­значный смысл понятию внутреннего и внешнего возбуждения. Источником внутреннего возбуждения считали сначала тело, затем психику и наконец — Я как резервуар энергии [Vorratsträger]. Все эти смещения уводят Фрейда в сторону от механистических объяс­нений и подталкивают к трактовке Яках, своего рода воплощенной метафоры организма в целом.

II. В метапсихолотческой главе из 'Толкования сновидений" (изложение "первой" теории психического аппарата, которая в свете посмертно опубликованных работ Фрейда выглядит скорее как вторая метапсихология) излагается совершенно иная концепция психического "аппарата". Здесь последовательно разграничиваются системы Бессознательного, Предсознания и Сознания, тогда как Я вообще отсутствует.

Увлеченный открытием сновидения как "царского пути" бессо­знательного, Фрейд обращает здесь внимание прежде всего на первичные механизмы "работы сновидения*", навязывающие свои законы предсознательному материалу. Переход от одной системы к другой поясняется аналогией с оптикой: он подобен переходу из одной среды в другую с иным коэффициентом преломления. Защитные действия не прекращаются и во сне, однако Фрейд не стремится объединить их все единым понятием Я. При этом те аспекты Я, которые были описаны им в предыдущих работах, можно обнаружить и в новой системе — на различных ее уровнях:

1) Я в своей защитной роли составляет часть цензуры*. Основная функция этой инстанции — запрет, и потому она не является сложным организмом, способным приводить в движение механизмы невротических конфликтов.

2) Сдерживание и торможение как способы воздействия Я на первичный процесс проявляются (в состоянии бодрствования) также и в системе Псз. Однако между идеями "Наброска" и "Толко­вания сновидений" обнаруживается в этом смысле удивительное различие: в 'Толковании сновидений" вторичный процесс развер­тывается на уровне Псз, в "Наброске" он порождается механизмами самого Я.

3) Я, нагруженное либидо, выступает как носитель желания спать и побуждает к формированию сновидений (6) (5).

III. В период между 1900—1915 гг. складывались первые подходы к понятию Я. В общем, исследования Фрейда развертывались в четырех направлениях:

1) в теоретических исследованиях психики Фрейд неизменно обращался к модели, построенной в 1900 г. на примере сновидений, и выводил из нее далеко идущие следствия; при этом он обходился без понятия Я на уровне топики и без понятия влечения Я* при изучении психической энергии (7).

2) В трактовке отношений между Я и реальностью новых теоретических решений не предлагалось, однако менялись акценты в старых. Главными точками опоры по-прежнему оставались опыт удовлетворения и первичная галлюцинация:

а) подчеркивалось значение "жизненного опыта": "Именно по­стоянные неудачи и разочарования приводят к отказу от каких-либо попыток галлюцинаторного удовлетворения. С этого момента зада­чей психического аппарата становится представление реального положения дел во внешнем мире и попытки его изменения" (8а);

б) выявление двух главных принципов функционирования психики внесло в деление на первичный и вторичный процессы нечто новое. Принцип реальности* предстает как закон, извне навязывающий свои требования психическому аппарату, постепен­но их осваивающему;

в) Фрейд отводил особую роль принципу реальности и его требованиям, представленным в виде влечений к самосохранению*. Эти влечения способны быстрее отстраниться от принципа удо­вольствия и начать прислушиваться к реальности, создавая тем самым энергетический субстрат Я -реальности, задача которой в том, чтобы "...стремиться к полезному и защищаться от вредного" (8Ь). При таком подходе доступ Я к реальности не вызывает проблем. Изменяется способ отказа Я от галлюцинаторного удовлетворения желания: Я испытывает реальность с помощью влечений к само­сохранению и затем стремится навязать нормы реальности сексу­альным влечениям (обсуждение этого вопроса см. в статьях: Испытание реальности; Я-удовольствие, Я-реальность);

г) Я вступает в тесные отношения с системой Предсознание-Сознание и особенно с системой восприятия и движения.

3) При описании защитного конфликта (особенно в клинике невроза навязчивости) Я утверждает себя как инстанция, противо­положная желанию. Неприятный аффект становится знаком этого противопоставления, с самого начала принимающего форму борьбы между двумя силами, на которых в равной мере лежит печать влечения. На примере Человека с крысами, или, иначе, инфантильного невроза в его законченном виде, Фрейд обнаружил "эротическое и протест против него, желание (пока еще не на­вязчивое) и страх перед ним (уже навязчивый), неприятный аффект и побуждение к защитным действиям" (9). Именно стремление придать Я (наравне с сексуальностью) опору в виде влечений привело Фрейда к описанию конфликта как противоборства сексу­альных влечений и влечений Я*.

В рамках того же подхода Фрейд поставил вопрос о развитии влечений Я, не менее важном, чем либидинальная динамика; Фрейд высказал предположение, что при неврозе навязчивости первое преобладает над вторым (10).

4) В этот период сложилось новое понимание Я, которое высту­пало как объект любви, особенно в случае гомосексуальности и психозов. К 1914—1915 гг. такое понимание, свидетельствовавшее о подлинном повороте в мысли Фрейда, в целом ряде текстов вышло на первый план.

IV. В этот переходный период (1914—1915) были разработаны взаимосвязанные понятия —нарциссизма*, (само)отождеств-ления* с его ролью в возникновении Я и, наконец, "идеальных" компонентов Я.

1) Введение понятия нарциссизма оказало свое воздействие на определение Я:

а) Я не существует изначально и не складывается в результате постепенной дифференциации психики: для возникновения Я тре­буется "дополнительное психическое действие"(11а);

б) по сравнению с анархическим и раздробленным функционированием сексуальности при автоэротизме* Я выступает как единство;

в) сексуальность может выбрать Я в качестве объекта любви так же, как и любой внешний объект. Выбор объекта предполагает, по Фрейду, такую последовательность: автоэротизм, нарциссизм, го­мосексуальный выбор объекта, гетеросексуальный выбор объекта;

г) определение Я как объекта исключает его отождествление с внутренним миром субъекта в целом. Именно поэтому в столкно­вении с Юнгом Фрейд последовательно разграничивал интро-версию* либидо в фантазиях и возврат либидо в J7(llb);

д) с экономической точки зрения "Я должно рассматриваться как обширный резервуар либидо, устремляющегося оттуда к объек­там: оно всегда готово вновь принять в себя либидо, когда оно отхлынет от объектов" (12). Этот образ резервуара означает, что Я — это не просто место, через которое проходят энергетические на­грузки, но и место их хранения, а также сама форма энергетического заряда. Отсюда — фрейдовское сравнение Я с организмом, "прос­тейшим живым существом" (Protoplasmatierchen) (11с);

е) и последнее замечание: "нарциссический выбор объекта"* любви по сходству с собственным Я Фрейд считает типическим. Однако за рамками конкретных типов объектного выбора (ср. случаи мужской гомосексуальности) обращение к Я. субъекта и необходимость найти ему место заставляет Фрейда переосмыслить целиком все понятие выбора объекта, в том числе выбор объекта по примыканию*.

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.