WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 26 |

Брейеровское разграничение двух типов энергии основывается на установленном в физике различии между двумя типами механической энергии, величина которой в одной отдельно взятой системе остается постоянной. Гельмгольц, как известно, повлиявший на Брейера и Фрейда, противопоставлял живые силы (lebendige Kräfte, понятие Лейбница) скованным силам (Spannkräfte), или, иначе, "силам, которые побуждают точку M к движению, находясь при этом в состоянии покоя" (3). Это противопоставление сходно с подходами других авторов, например с противопостав­лением актуальной и потенциальной (Ранкин) или кинетической и статической (Томсон) энергии: Брейер явно заимствовал и сами эти понятия, и их разграничения у этих физиков.

Брейер стремился прежде всего определить ту форму потенциальной энергии нервной системы, которую он называл "тоническим внутримозговым возбуждением", или "нервным напря­жением", или еще "покоящейся" энергией. Подобно тому, как сосуд содержит в себе определенное количество потенциальной энергии, поскольку в нем есть вода, так и "...вся сеть [нервных волокон] образует единый резервуар нервного напряжения" (4а).

Тоническое возбуждение порождается различными источ­никами: это сами нервные клетки, внешние возбуждения, внут­ренние телесные возбуждения (физиологические потребности) и "психические аффекты". Оно используется или разряжается по­средством различного рода деятельностей — двигательной, мыслительной и пр.

По Брейеру, существует оптимальный уровень этой потенциаль­ной энергии, позволяющий воспринимать внешние возбуждения, строить ассоциации между представлениями, осуществлять свобод­ное распространение энергии по всей нервной системе. Организм стремится сохранить или восстановить именно этот уровень воз­буждений (см.: Принцип постоянства). Однако на самом деле он отдаляется от этого оптимального уровня — либо из-за снижения уровня нервной энергии (и тогда наступает сон, позволяющий вновь ею зарядиться), либо из-за слишком высокого энергетического уровня. В этом случае энергия может распространяться либо обоб­щенно и единообразно (как при состоянии напряженного ожидания), либо неравномерно (как при аффектах, не способных ни к разрядке энергии, ни к ее распределению по всей системе путем ассоциативной обработки*: Брейер называл их "зажатыми аффектами").

Из вышеизложенного ясно:

1) что две формы энергии, различаемые Брейером, — "потенциальная" и "кинетическая" — могут преобразовываться друг в друга;

2) что кинетическая энергия не имеет никаких преимуществ ни с генетической, ни с логической точки зрения и что фрейдовское различение между первичным и вторичным процессами чуждо мысли Брейера;

3) что главным для Брейера было спокойное состояние нервной энергии, поскольку лишь при достижении определенного уровня энергия приобретает способность свободно распространяться: к примеру, Брейер полагал, что во время сна, при понижении уровня потенциальной энергии, ее свободное распространение нарушается (4а);

4) что принцип постоянства понимался Брейером иначе, нежели Фрейдом (см.: Принцип постоянства; Принцип нейронной инерции).

*

Таким образом, представляется, что именно Фрейд ввел — применительно к психической энергии — противопоставление понятий свободной и связанной энергии. Заметим, что в физике эти два понятия были введены Гельмгольцем в рамках второго принципа термодинамики (постепенная потеря энергии); Гельмгольц называл свободной такую энергию, которая "... может свободно преобразовываться в другие виды работы", а связанной энергией — "...такую энергию, которая проявляется только в виде тепла" (5).

Это противопоставление не вполне соответствует антитезе статической (или тонической) и кинетической энергии, ибо в последнем случае принимается во внимание лишь механическая энергия, тогда как противопоставление свободной и связанной энергии предполагает учет различных видов энергии (тепловой, химической и пр.), а также условий, позволяющих (или не позво­ляющих) переход от одного вида энергии к другому. Стоит, однако, отметить, что статическая энергия — это, по Гельмгольцу, свобод­ная энергия, способная преобразовываться в другие виды энергии, а кинетическая энергия (по крайней мере та, что появляется при неупорядоченном молекулярном движении) — это, напротив, свя­занная энергия. Итак, становится очевидно, что, называя связанной энергией энергию покоя или тоническую энергию в брейеровском смысле, а свободной энергией — кинетическую энергию, Фрейд фактически перевернул физическое значение этих понятий: под "свободной" энергией Фрейд подразумевал свободно распространяющуюся (frei beweglich), а вовсе не свободно преобразующуюся энергию.

В итоге можно утверждать следующее:

1) что пара противоположностей у Брейера (тоническая энергия, кинетическая энергия) взята из теории, которая не учитывает второго начала термодинамики. Напротив, Фрейд использует понятия (свободная энергия, связанная энергия), связанные со вторым началом термодинамики;

2) что хотя Фрейд был хорошо знаком с идеями физикалистов (Гельмгольц, Брюкке), он радикально переосмыслил заимствован­ные им физические понятия, которые в итоге стали сходными с понятиями Брейера;

3) что, несмотря на это очевидное совпадение, концепция Фрейда совершенно отлична от концепции Брейера: свободная энергия бессознательных процессов первична по отношению к связанной энергии. Это фундаментальное различие подходов выра­жается главным образом в неясностях формулировки принципа постоянства.

Мысль о противоположности между двумя видами энер­гетических процессов присутствует в "Наброске научной психологии" (Entwurf einer Psychologie, 1895): в первичных процес­сах функционирования нейронного аппарата энергия направлена к непосредственной и полной разрядке (принцип нейронной инерции); во вторичных процессах энергия связана, т. е. заключена в тех или иных нейронах или нейронных системах и накапливается в них. Условием связывания энергии выступают прежде всего "контактные преграды" между нейронами, в силу которых передача энергии от одного нейрона к другому прекращена или ограничена, и далее — воздействие одной группы нейронов, сохраняющих постоянную энергетическую нагрузку (Я), на другие психические процессы: речь у Фрейда идет о так называемой побочной (энер­гетической) нагрузке (Nebenbesetzung) как основе осуществляемых Я торможений (6а).

Особый случай функционирования "связанной" энергии пред­ставляют собой, по Фрейду, мыслительные процессы, в которых возрастание нагрузки при сосредоточении внимания сочетается с перемещением небольших количеств энергии как условием возмож­ности мысли (6b). Этот энергетический поток достаточно слаб, но именно поэтому энергия распространяется свободно: "Небольшие порции энергии легче перемещаются при ее возрастании, нежели при убывании" (6с).

Противопоставление свободной и связанной энергии вновь возникает в "Толковании сновидений" (Die Traumdeutung, 1900), хотя о различных состояниях нейронов речь тут больше не идет; впоследствии Фрейд неизменно видел в этом противопоставлении экономическое выражение фундаментального различия между первичным* и вторичным* процессами (см.: Связывание).

Я

Нем.: Ich. — Франц.: moi. — Англ.: ego. — Исп.: уо. — Итал.: io. — Португ.: ego

Инстанция, которую Фрейд в своей второй теории психического аппарата отличает от Оно и от Сверх-Я.

С точки зрения топики, Я зависит как от требований Оно, так и от императивов Сверх-Я и запросов реальности. Хотя Я и выступает посредником, защищающим интересы личности в целом, его самос­тоятельность лишь относительна.

С точки зрения динамики, Я представляет собой прежде всего защитный полюс в невротическом конфликте. В ответ на неприятный аффект (сигнал тревоги) Я приводит в действие ряд защитных механизмов.

С точки зрения экономики, Я выступает как связующее звено между различными психическими процессами, однако в защитных действиях эти попытки связать между собою энергии различных влечений носят на себе отпечаток первичного процесса во всей его специфике: они навязчивы, повторны, ирреальны.

Теория психоанализа осмысляет генезис Я с двух точек зрения: либо это приспособительный аппарат, отделившийся от Оно при контакте с внешней реальностью, либо результат (само)отождеств-леиий, приведших к формированию в недрах личности объекта любви, нагруженного энергией Оно.

В первой теории психического аппарата понятие Я выходит за рамки системы Предсознание-Сознание, поскольку защитные действия Я большей частью бессознательны.

С точки зрения исторической, концепция Я это итог разра­ботки понятия, которым Фрейд занимался на протяжении всего своего творчества.

• У Фрейда существуют две топики, две теории психического аппарата: первая включает бессознательное и Предсознание-Сознание, а вторая — три инстанции: Оно, Я и Сверх-Я. И потому в психоанализе принято считать, что понятие Я приобретает строго психоаналитический смысл только после так называемого поворота 1920 г. Полагают, что это важное переосмысление было вызвано новой практической установкой, направленной скорее на анализ Я и защитных механизмов, нежели на выявление бессознательных содержаний. Обычно считается, что хотя Фрейд говорил о Я (Ich) уже в ранних своих работах, он не придавал этому слову специфического смысла (а), обозначая им личность в целом. Те случаи, когда понятие Я получает более детальную разработку и выполняет особую роль в психическом аппарате ("Набросок науч­ной психологии" [Entwurf einer Psychologie, 1895], например), пред­вещают понятия второй топики. Однако мысль Фрейда не допускает такого упрощенного истолкования. Прежде всего изучение всей совокупности фрейдовских текстов показывает, что приписать двум периодам различные значения Я невозможно: понятие Я в его развитой форме присутствовало у Фрейда с самого начала, даже если его смысл уточнялся в последующих разработках (нарциссизм, (само)отождествление и пр.). Кроме того, поворот начала 20-х годов вовсе не ограничивался определением Я как главной инстанции личности: он, как известно, внес в общую структуру теории много других важных новшеств, которые можно осмыслить лишь в общем контексте всех взаимосвязей. К тому же вряд ли стоит проводить резкую грань между Я как личностью и Я как психической инстанцией, поскольку вся проблематика Я основана, по сути, на взаимодействии обоих этих смыслов. Эта проблема в неявной форме возникла уже в самых ранних работах Фрейда и оставалась на повестке дня после 1920 г. Все попытки устранить терминологичес­кую двусмысленность оказывались тщетными, что свидетельство­вало о наличии здесь более глубокой и фундаментальной проблемы. Независимо от истории фрейдовской мысли некоторые авторы, стремясь к ясности, проводили различие между Я как инстанцией или подструктурой личности и Я как объектом любви самого индивида (ср. Я в связи с понятием самолюбия у Ларошфуко или Я, нагруженное нарциссическим либидо, у Фрейда). Гартман, например, предлагал устранить двусмысленность, возникающую при употреблении таких терминов, как "нарциссизм" или "нагрузка-Я " (Ich-Besetzung, ego-cathexis): "При использовании термина "нарциссизм" нередко смешиваются две пары противоположностей: первая — это противоположность между самостью (self) или соб­ственной личностью и объектом, а вторая — противоположность между Я и другими подструктурами личности. Объектной нагрузке противостоит, однако, не нагрузка Я (ego-cathexis), но нагрузка самости (self-cathexis), не сосредоточенная ни в Оно, ни в Я, ни в Сверх-Я [...]. Некоторую ясность приносит определение нарциссизма как либидинальной нагрузки — только уже не Я, а самости" (1).

Эта позиция, как нам кажется, предвосхищает (на уровне понятий) ответ на ряд существенных вопросов. Если противопоставить собственно психоаналитическую трактовку Я более традиционным его смыслам, возникает опасность непонимания ее реальной сути у Фрейда. Фрейд не только сохранил традиционные смыслы термина Я, противопоставляя организм —окружению, субъект — объекту, внутреннее — внешнему, но и учел все возникающие при этом двусмысленности, так что ни одно из значений Я (Ich) не осталось в стороне (ß).

I. Фрейд использовал понятие Я уже в самых ранних своих работах; попробуем выявить в текстах 1894—1900 гг. темы и проб­лемы, получившие развитие в его последующем творчестве.

К радикальному переосмыслению традиционного понимания Я Фрейд пришел на основе клинического опыта лечения неврозов. Изучение "изменений и раздвоения личности", "вторичных состо­яний" и т.д. привели психологию (и особенно психопатологию) к утрате понятия единого и устойчивого Я. Пьер Жане сделал и следующий шаг — он обнаружил, что в больном истерией одновре­менно сосуществуют две личности: "...в психике образуются две группы явлений, одна связана с личностью в обычном смысле слова, а другая -— с внутренним расщеплением, в результате которого возникает анормальная личность, непохожая на первую и чуждая ей" (2). Жане считал раздвоение личности следствием "ограничения поля сознания", "слабости психологического синтеза", истеричес­кой "автотомии". "Личность не способна воспринять все явления и вынуждена жертвовать некоторыми из них; возникает своего рода автотомия, при которой оставшиеся в стороне явления существуют как бы независимо от субъекта и без его ведома" (3). Фрейд сумел увидеть в подобных явлениях психический конфликт: некоторые представления вызывают защитную реакцию, поскольку оказыва­ются несовместимыми (unverträglich) с Я.

Между 1895 и 1900 гг. Фрейд говорил о Я довольно часто и по разному поводу. Интересно было бы рассмотреть, как использова­лось это понятие в различных областях — в теории психоанали­тического лечения, модели защитного конфликта, метапсихологии психического аппарата.

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 26 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.