WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 26 |

II. В "По ту сторону приципа удовольствия" (Jenseits des Lust­prinzips, 1920) проблема связывания не только выходит на первый план в размышлениях Фрейда, но и выглядит гораздо сложнее. Фрейд применяет здесь понятие связывания, изучая повторение травмы как прообраза повторения любого неприятного опыта. При этом он вновь обратился к идеям "Наброска": лишь сильно нагру­женная психическая система способна к связыванию потока энергии. На примере травмы как обширного нарушения границ Я можно лучше понять эту способность к связыванию, причем как раз в тот момент, когда она оказывается под угрозой. В результате взаимодействие между принципом удовольствия и первичным про­цессом предстает в неожиданном свете. Обычно связывание высту­пает как воздействие Я на первичный процесс и тем самым как торможение, вызванное вторичным процессом и принципом реаль­ности. В данном случае Фрейд ставит вопрос иначе: не требует ли подчас [само] господство принципа реальности "...овладения воз­буждением, его связывания, причем выполнение этой задачи во всей ее значимости не противопоставлено принципу удовольствия: оно осуществляется независимо от этого принципа и даже почти не требует его учета" (2).

Однако даже если это связывание в итоге осуществляется на благо Я, Фрейд тем не менее признавал и его собственную роль как основы навязчивых повторов, свидетельствующих, в свою очередь, о наличии влечения. Остается открытым вопрос о двух разновиднос­тях связывания: одна, издавна признанная, соотнесена с понятием Я, другая более близка к законам, которые управляют бессознатель­ным желанием и упорядочивают фантазии, или, иначе, к законам первичного процесса: свободная энергия в психоанализе — это не мощная разрядка возбуждений, но обмен энергией, распространя­ющейся по цепям представлений вследствие ассоциативных связей между ними.

III. Наконец, в последней теории влечений связывание ста­новится главным признаком влечений к жизни в противополож­ность влечениям к смерти: "Эрос — это связь; цель его — создавать и сохранять все более крупные единства, тогда как цель влечения к смерти, наоборот, в том, чтобы разрывать связи и тем самым разрушать предметы" (3).

В последнем изложении фрейдовской теории инстанция Я и подвластная ей энергия влечений располагаются на стороне вле­чений к жизни: эта энергия "по-прежнему выполняет главную задачу Эроса — объединение и связывание — и тем самым помо­гает установлению единств или содействует стремлению к единству, характерному для Я (4).

Таким образом, психоаналитическая проблематика связывания может быть развита в трех подсказанных смыслом данного понятия направлениях: это мысль об отношении между несколькими терминами, связанными ассоциативной цепью (Verbindung); это мысль о внутренне цельной совокупности, о форме, определяемой границами, рубежами (ср, англ, слово boundary, корень которого — bind), наконец, мысль о фиксации в определенном месте некоторого количества энергии, теряющего в результате свою способность к свободному перемещению.

СОЗНАНИЕ (В ПСИХОЛОГИЧЕСКОМ СМЫСЛЕ)

A) Нем.: Bewusstheit. — Франц.: conscience (psychologique). —Англ.: the attribute (или the fact) of being conscious. — Исп.: el estar consciente. — Итал.: consapevolezza. — Португ.: о estar consciente.

B) Нем.: Bewusstsein. — Англ.: consciousness. — Исп.: conciencia psicolôgica. — Итал.: coschienza. — Португ.: consciência psicolôgica.

A) В описательном смысле слова: качество актуальности, харак­теризующее наличные восприятия (внешние и внутренние) в общей совокупности психических явлений.

Б) Согласно метапсихологической теории Фрейда, сознание есть функция определенной системы Восприятие-Сознание (Вс-Сз).

С точки зрения топики, система Восприятие-Сознание находится на периферии психического аппарата и принимает информацию одновременно из внешнего и внутреннего мира, а это, в свою очередь, означает, что удовольствие неудовольствие возникает одновре­менно с оживлением мнесических следов. Восприятие-Сознание Фрейд часто считал функцией системы предсознателыюго, или, точнее, Предсознания-Сознания (Псз-Сз).

С точки зрения функциональной, система Восприятие-Сознание противоположна бессознательному и предсознательному как систе­мам мнесических следов: в Восприятии-Сознании следы возбуждений остаются ненадолго.

С точки зрения экономический, система Восприятие-Сознание отличается тем, что располагает свободно перемещающейся энергией и может нагружать ею тот или иной элемент (механизм внимания).

Сознание играет важную роль в динамике конфликтов (созна­тельное избегание неприятного, более тонкое регулирование принципа удовольствия) и в динамике лечения (границы и функции осознания); однако в ходе защитного конфликта не может считаться одним из en» полюсов (а).

• Хотя психоаналитическая теория и отказалась от определения психики через сознание, из этого не следует, что сознание стало в ней несущественным феноменом. Фрейд высмеивал такие попытки принизить сознание, иногда делавшиеся в психологии: "Крайняя тенденция, представленная, например, американским бихе­виоризмом, исходит из возможности построить психологию, пре­небрегши этим фундаментальным фактом!" (la).

Фрейд считал сознание фактом индивидуального опыта, доступ­ным непосредственной интуиции, и не пытался дать ему какое-то другое определение. Речь идет об "уникальном факте, не поддаю­щемся никакому объяснению и описанию [...]. Однако, когда говорят о сознании, каждый по собственному опыту знает, о чем идет речь" (1b).

В этом утверждении два смысла: сознание дает нам лишь неполную картину наших психических процессов, большей частью бессознательных; однако нам вовсе не безразлично, сознательно или бессознательно то или иное явление, — нам нужна теория, которая бы определяла место и роль сознания.

Уже в первой метапсихологической теории Фрейда содержатся два важных утверждения: с одной стороны, Фрейд уподобляет сознание восприятию и видит его сущность в способности воспринимать чувственные качества. С другой стороны, он доверяет эту функцию Восприятия-Сознания отдельной системе (системе ш или W), независимой от других психических механизмов и управ­ляемой чисто количественными принципами: " Сознание дает нам то, что мы называем качествами, т.е. разнообразные ощущения различия, причем само различие этих ощущений определяется отношениями с внешним миром. Внутри этой области различия нахо­дятся ряды сходных явлений, но в ней нет качеств в собственном смысле слова" (2а).

Первое из этих утверждений сохраняет свою силу для всего творчества Фрейда: "Сознание — это субъективный аспект той части физических процессов в нервной системе, которая связана с восприятием..." (2b). Согласно этому утверждению, именно восприятие, точнее — восприятие внешнего мира, играет главную роль в сознании: " Доступ к сознанию связан прежде всего с восприятием внешнего мира нашими органами чувств" (1с). В теории испытания реальности* важно отметить синонимичность выражений: признак качества, признак восприятия и признак реальности (2с). Поначалу "между восприятием и внешней реаль­ностью существовало равенство " (Id). Сознание психических явлений.неотделимо от восприятия качеств: сознание есть не что иное, как "... чувственный орган восприятия психических качеств" (За). Со­знание воспринимает состояния напряжения, связанные с вле­чениями, и состояния разрядки возбуждения, выступающие в виде качеств удовольствия — неудовольствия. Однако наиболее сложно осознание того, что Фрейд называл "мыслительными процессами", понимая под этим как оживление воспоминаний, так и рассуж­дение, а в более общем смысле слова — любой процесс, предпола­гающий игру "представлений"*. На протяжении всего своего творчества Фрейд придерживался теории, утверждающей зависимость осознания мыслительных процессов от их ассоциаций со "словесными остатками" (Wortreste) (см.: Представление пред­метное и представление словесное). Поскольку ввод в действие этих остатков предполагает новое восприятие, вспоминаемые слова, по крайней мере поначалу, произносятся вновь (2d) и сознание уко­реняется в той точке, из которой энергетическая сверхнагрузка* может распространяться во все стороны: "Для того чтобы обладать качественной определенностью, мыслительные процессы у челове­ка должны быть связаны со словесными воспоминаниями, качест­венные остатки которых достаточны для привлечения сознательного внимания, в результате чего мысль получает новую нагрузку, спо­собную к перемещениям" (Зb).

Эта связь между сознанием и восприятием побуждает Фрейда соединить их, чаще всего в рамках одной системы, которую в "Наброске научной психологии" (Entwurf einer Psychologie, 1885) он называл системой щ, а начиная с метапсихологических работ 1915 г. стал называть системой Восприятие-Сознание (Вс — Сз). Выде­ление одной системы среди других систем, в которых записаны мнесические следы* (Псз и Сз), логически выводится из идеи, ранее развитой Брейером в 'Теоретических размышлениях" (Theoretisches, 1895): "Один и тот же орган не может выполнять взаимопротиворечивые функции", а именно быстро восстанавливать пре­дыдущее состояние (statu ante), для того чтобы можно было воспринимать новые впечатления, и накапливать впечатления, для того чтобы можно было воспроизводить их (4). Позже Фрейд дополнит эту мысль формулой, направленной на объяснение "не-умопостигаемости" появления сознания: "... оно возникает в системе восприятия на месте устойчивых следов" (5а).

Определить топику* сознания нелегко: хотя в "Наброске" Фрейд помещал ее на "верхних этажах системы", однако вскоре тесная связь сознания с восприятием заставила Фрейда сдвинуть ее на границу между внешним миром и мнесическими системами: "Психический аппарат восприятия включает в себя два уровня: внешний, или слой защиты от избытка внешних возбуждений, и внутренний — поверхность, принимающую возбуждения или систему Вс—Сз" (5b) (см.: Защитный слой от возбуждений). Это пограничное положение задает будущее место Я; в "Я и Оно" (Das Ich und das Es, 1923) Фрейд трактовал систему Вс — Сз как "ядро" (6а): "Я это часть Оно, измененная прямым воздействием внеш­него мира при посредстве Вс — Сз, а в некотором смысле — продолжение процесса поверхностной дифференциации" (6b) (см.: Я*).

С точки зрения экономической, сознание непрестанно ставило перед Фрейдом проблему. В самом деле, сознание — это явление, порожденное восприятием чувственных качеств, но ведь и количес­твенные феномены — напряжения и расслабления — могут быть осознаны лишь в виде тех или иных качеств. С другой стороны, однако, такая неразрывно связанная с сознанием функция, как внимание (большее или меньшее сосредоточение) или же процесс осознания (Bewusstwerden), столь важный в психоаналитическом лечении, требуют истолкования в понятиях экономики. Фрейд высказал предположение, что энергия внимания, которая может стать, к примеру, "сверхнагрузкой" восприятия,— это энергия, порождаемая Я («Набросок») или же системой Вс («Толкование сновидений») и направляемая определенными качественными признаками сознания: " Биологический механизм внимания дейст­вует и применительно к Я: как только реальность знаком обна­руживает себя, так нагрузка присутствующего в данный момент восприятия должна превратиться в сверхнагрузку" (2е).

Сосредоточив внимание на мыслительных процессах, можно управлять ими более тонко, нежели это способен делать принцип удовольствия в одиночку: "Мы видим, что восприятие посредством органов чувств — это результат сосредоточения нагрузки внимания на тех путях, по которым распространяется получаемое извне чувственное возбуждение: качественное возбуждение системы восприятия действует как регулятор разгрузки подвижных количеств психической энергии. Ту же самую функцию мы можем приписать и высшему органу чувств — сознанию. Восприятие новых качеств заставляет его направлять подвижные количества энергии, единицы нагрузки в других направлениях, должным образом их распределяя" (Зс) (см.: Энергия свободная — энергия связанная; Сверхнагрузка).

Наконец, с точки зрения динамики*, отметим некоторое изме­нение во взглядах Фрейда по вопросу о роли сознания в защитных Процессах и о действенности лечения. Не пытаясь проследить здесь все эти изменения, укажем лишь на некоторые из них:

1) в раннем психоанализе вытеснение, например, рассматрива­лось как намеренное отвержение на уровне, близком к вниманию: "Расщепление сознания в случае приобретенной истерии — это [...] намеренное действие, нередко осуществляемое актом свободной воли..." (7).

Как известно, возрастание интереса к бессознательным аспек­там защиты и сопротивлениям привело Фрейда к переосмыслению понятия Я vi построению второй теории психического аппарата. У 2) Важным этапом этих изменений были метапсихологические сочинения (1915), в которых Фрейд утверждал: "...осознанность, единственный признак психических процессов, данный нам прямо и непосредственно, ни в коей мере не способен стать критерием различения между системами" (8а). Все это не означает отказа Фрейда от мысли, что сознание есть признак системы, ее обо­собившийся "орган": дело в том, что доступа в сознание еще недостаточно для определения места того или иного содержания в системах предсознательного или бессознательного: "Стремясь к метапсихологическому пониманию психики, мы не должны приписывать особого значения симптому "осознанности" (8b, ß).

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 26 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.