WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 26 |

3) Фрейд видел тот же механизм в так называемой "проективной ревности", которую он отличал как от "нормальной" ревности, так и от параноидного бреда ревности (7). Субъект защищается от собственных желаний неверности, вменяя неверность в вину суп­ругу; тем самым он переносит внимание с собственного бессозна­тельного на бессознательное другого человека, подчас достигая глубокого понимания этого человека одновременно с полным непониманием самого себя. И потому иногда невозможно (и всегда * безрезультатно) опровергать проекцию как ошибку восприятия. t; 4) Фрейд неоднократно подчеркивал нормальность проективного механизма. И потому он видел проекцию в предрассудках, мифах, анимизме: "Неясное осознание (так сказать, эндопсихическое восприятие) психических факторов и отношений в бессознательном выражается [...] в построении сверхъестественной реальности, кото­рая должна быть вновь преобразована наукой в психологию бессо­знательного" (8).

5) Наконец, лишь в редких случаях Фрейд говорил о проекции применительно к психоаналитической ситуации. Например, он никогда не называл трансфер в целом проекцией: словом "проекция" он обозначал лишь один момент трансфера — когда субъект приписывает аналитику те слова и мысли, которые, по сути, принад­лежат ему самому (например: "Вы подумаете, что.., но у меня нет такого намерения") (9а).

Из этого перечня видно, что,обнаруживая проекцию в различных областях, Фрейд понимал ее достаточно узко. Проекция всегда выступает как защита, как приписывание другому — человеку или вещи — качеств, чувств, желаний, которые субъект отрицает или просто не замечает в самом себе. На примере анимизма видно, что Фрейд не считал проекцию простым уподоблением другого самому себе. Анимистские верования нередко объясняли неспособностью первобытных людей помыслить природу иначе как по образу чело­века; то же относится и к мифологии: нередко утверждают, что древние "проецировали" на природу человеческие качества и страсти. По Фрейду — в этом и состоит его вклад в решение проблемы —такое уподобление опирается на отказ признать нечто: демоны и духи воплощают не что иное, как дурные человеческие желания.

III. В большинстве случаев, говоря о проекции, Фрейд не рассматривал проблему в целом. В описании случая Шребера он объясняет это так: "... понимание проекции предполагает исследо­вание более общей психологической проблемы, которое нам придется отложить до другого случая, а вместе с нею — изучение образования параноидных симптомов как таковых" (5Ь). Даже если такое исследование и было проведено, оно никогда не было опубликовано. При этом Фрейд неоднократно высказывал свои соображения о метапсихологии проекции. Попробуем обобщить здесь элементы его теории и возникающие в ней проблемы:

1) общую основу механизма проекции мы обнаруживаем во фрейдовской трактовке влечения. Как известно, Фрейд считал, что в организме возможны два вида возбуждений, порождающих на­пряжение: те, от которых можно уберечься и защититься, и те, которых невозможно избежать, поскольку необходимого механизма (или слоя*) зашиты не существует, — и это первый критерий различения между внутренним и внешним. Проекция выступает, таким образом, как первоначальное средство защиты от внутренних возбуждений, которые могут быть слишком сильными и потому неприятными, и тогда субъект проецирует их вовне, чтобы уклониться (фобическое избегание), защититься от них. Возникает "...побуждение видеть в них не внутреннее, а внешнее воздействие, так как в последнем случае можно ввести в действие особый слой защиты от возбуждения. Так и возникает проекция" (10). У этого решения есть, однако, свой изъян: отныне субъект вынужден без­раздельно верить в нечто, подчиненное законам реального мира (4с).

2) Фрейд считал, что проекция (вместе с интроекцией*) играет важную роль в возникновении противоположности между субъек­том (Я) и внешним миром. Субъект "...принимает в себя или, по Ференци, "интроецирует" те объекты, которые служат источниками удовольствия; он отторгает все то, что становится внутренним источником неудовольствия (механизм проекции)" (11). Этот процесс интроекции — проекции выражается "в языке орального влечения" (9b) как противоположность присвоения —отторжения. Именно этот этап Фрейд считал периодом "Я-удовольствия в чистом виде" (см.: Я-удовольствие, Я-реальность). Авторы, которых инте­ресовал временной аспект фрейдовской концепции, ставили во­прос: предполагает ли проекция — интроекция уже существующее различение внутреннего и внешнего или же сама создает его Анна Фрейд писала: "Мы полагаем, что интроекция и проекция возникают вслед за обособлением Я от внешнего мира" (12). Она спорила по этому вопросу с М. Кляйн, у которой на первом плане была диалектика интроекции — проекции "хороших" и "плохих" объектов* как основа дальнейшего различения внутреннего и внеш­него.

IV. Таким образом, Фрейд указал на тот механизм, в котором он видел метапсихологическую пружину проекции. Однако такое понимание породило ряд проблем, не нашедших ясного ответа в его работах.

1) Первая трудность связана с вопросом о том, что именно проецируется, выносится вовне. Нередко Фрейд описывал про­екцию как деформацию нормального процесса, побуждающего нас искать причину наших аффектов во внешнем мире: именно так выглядит проекция при фобиях. Напротив, в исследованиях пара­нойи — скажем, в случае Шребера — ссылки на причины предс­тают как апостериорные обоснования проекции. "... высказывание "я его ненавижу" преобразуется посредством проекции в другое высказывание: "он меня ненавидит" (он меня преследует), что дает мне право его ненавидеть" (5с). В этом случае проецируется, выносится вовне аффект ненависти (или, иначе говоря, само влечение). Наконец, в таких метапсихологических текстах, как "Влечения и судьбы влечений" (Triebe und Triebschicksale, 1915) и

"Отрицание" (Die Verneinung, 1925), проецируется "плохое", то, что составляет объект ненависти. Такая трактовка близка "реалистичес­кому" пониманию проекции у М.Кляйн: с ее точки зрения, про­екции подвергается "плохой" (фантазматический) объект, причем возникает впечатление, будто не воплощенное в каком-либо объек­те влечение или аффект вообще невозможно отвергнуть.

2) Вторая важнейшая трудность возникает в связи с фрейдовской концепцией паранойи. Дело в том, что, обсуждая общие защитные механизмы, действующие при этом психическом расстройстве, Фрейд по-разному определял место проекции. В своих первых текстах он трактовал проекцию при паранойе как первичный защитный механизм, по сути своей противоположный вытеснению при неврозе навязчивости. При этом неврозе первичная защита представляет собой вытеснение в бессознательное всей совокуп­ности патогенных воспоминаний и замещение их "первичным симптомом защиты" — недоверием самому себе. При паранойе же первичная защита действует иначе: вытеснение здесь также имеет место, однако оно направлено во внешний мир, а первичный симптом защиты выступает как недоверие другим людям. Состояние бреда выглядит тогда как неудачная защита и "возврат" того, что было вытеснено вовне (4d).

В случае Шребера проекция возникает иначе, сопровождая процесс "образования симптома"*. Этот подход сближает механизм возникновения паранойи с механизмом возникновения неврозов: поначалу невыносимое чувство (гомосексуальная любовь) вытесня­ется внутрь, в бессознательное, преобразуясь в свою противопо­ложность, а затем оно проецируется во внешний мир; в данном случае проекция выступает как способ возврата того, что было вытеснено в бессознательное.

Это различие в понимании механизма паранойи позволяет вычленить два смысла проекции:

а) смысл, сходный с пониманием проекции в кинематографии: субъект выносит вовне образ того, что бессознательно существует в нем самом. Здесь проекция определяется как особый способ непонимания, нежелания знать, парадоксальным образом предпо­лагающий понимание в других именно того, что субъект отказыва­ется видеть в себе;

б) обозначение квазиреального процесса отторжения: субъект выбрасывает вовне то, чего не хочет иметь, и затем вновь обна­руживает выброшенное во внешнем мире. В данном случае про­екция выступает не как "нежелание знать", но как "нежелание быть".

При первом подходе проекция сводится к иллюзии, при вто­ром — укореняется в месте первоначального раздвоения на субъект и внешний мир ( см.: Отвержение).

Этот второй подход отчасти присутствует и в изучении случая Шребера: "Неверно думать, будто подавленное внутреннее чувство проецируется вовне, скорее то, что устранено (aufgehobene) внутри, вновь приходит извне" (5d). В этом отрывке Фрейд, по сути, называет проекцией вышеописанное "нежелание знать", уточняя, правда, что ссылок на проекцию недостаточно для понимания психоза.

3) Еще одна сложность касается фрейдовской теории гал­люцинации и сновидения как разновидностей проекции. Если Фрейд прав и вовне проецируется именно неприятное, то как понять проекцию исполненного желания Фрейд предложил такой ответ на этот вопрос: даже если в сновидении удовлетворяется приятное желание, сон при этом не перестает выполнять свою первичную функцию защиты, устраняя любые помехи этому удовлетворению: "...на месте внутреннего побуждения, всецело поглощающего сновидца, воцаряется внешний опыт, запрос которого спящий отвергает. Таким образом, сновидение, помимо прочего, выступает как проекция внутреннего процесса" (13).

V. 1) Несмотря на все эти сложности, смысл проекции, как мы видим, показан у Фрейда достаточно четко. Всякий раз речь идет о выбросе вовне, об отказе принять нечто в себя или быть чем-то. Представляется, что этот смысл, связанный с отказом, выбросом, отсутствовал в дофрейдовском использовании слова "проекция" — об этом свидетельствует, например, такое высказывание Ренана: "Ребенок проецирует на все вещи то чудо, которое он носит в самом себе".Такое употребление слова "проекция" встречается и в после-фрейдовскую эпоху, порождая ряд трудностей, связанных с этим понятием, в психологии, а иногда и в психоанализе ( а).

2) Наши попытки сохранить фрейдовское понимание проекции не означают отрицания всех тех трудностей, о которых речь шла выше (см. I). К тому же психоанализ показывает, что проекция, как отказ от понимания и выброс вовне, имеет место во всех этих разнородных процессах.

Ведь уже проекция как перенос на какой-то определенный орган тела неясного, разлитого напряжения и страдания, позволяет фиксировать его, даже при отказе от понимания его подлинного источника (см. выше: I, б).

Кроме того, несложно показать, что при проективных тестах (см. выше: I, в) речь идет не только об упорядочении внешних раздражителей сообразно со складом личности: рассматривая и истолковывая предъявляемые ему картинки, субъект, конечно же, проецирует вовне не только то, что он есть, но и то, чем он отказывается быть. Возникает даже вопрос: не побуждает ли сам проективный метод к вынесению "плохого" вовне

Отметим также, что психоаналитики не уподобляют трансфер проекции ( см. выше: I, г); признавая, однако, что механизм проекции играет свою роль в трансфере. Например, считается, что проекция собственного Сверх-Я на аналитика облегчает для субъ­екта мучительную ситуацию внутренней борьбы.

Наконец, весьма запутанными представляются отношения между (само)отождествлением и проекцией — отчасти из-за нечет­кости в определении этих понятий. Подчас такие выражения, как "истерик проецирует себя" или "истерик отождествляет себя" с каким-то персонажем, используют как синонимичные. Возникаю­щая при этом путаница столь велика, что Ференци, например, умудрялся говорить в подобных случаях даже об интроекции. Не углубляясь сейчас в вопрос о сорасчленении понятий и механизмов (само)отождествления и проекции, заметим, что термин "проекция" •в подобных случаях вообще неуместен, так как здесь отсутствуют необходимые для проекции в психоаналитическом смысле условия — расчленение внутреннего мира личности и отбрасы­вание на другого человека отторгаемой части самого себя.

ПРОТИВОНАГРУЗКА

Экономический процесс, в котором Фрейд видит опору для мно­гообразных защитных действий Я. Этот процесс предполагает осу­ществляемую Я нагрузку представлений, систем представлений, установок и т.д., способных препятствовать доступу бессознательных представлений и желаний в сознание и действие.

Этим термином может также обозначаться более или менее устойчивый результат этого процесса.

• Понятие противонагрузки употреблялось Фрейдом преимущест­венно в рамках "экономической" теории вытеснения. Подлежащие вытеснению представления, постоянно нагруженные влечениями и непрестанно стремящиеся прорваться в сознание, могут удерживаться в бессознательном лишь силой, неустанно действующей в противоположном направлении. В общем вытеснение пред­полагает два взаимообусловленных экономических процесса:

1) осуществляемое системой Псз снятие нагрузки, ранее свя­занной с тем или иным неприятным представлением (разгрузка);

2) противонагрузка энергией, высвобожденной в результате предыдущей операции.

И здесь возникает вопрос об объекте противонагрузки. Заметим, что в результате противонагрузки представление удерживается в системе, снабжающей влечения энергией. Это нагрузка какого-то элемента в системе Предсознание-Сознание, не позволяющая вы­тесненному представлению занять его место. Противонагруженные элементы различны по своей природе: это может быть отросток* бессознательного представления (подмены, например, животные, которые в фобиях приковывают к себе внимание, обеспечивая устойчивое вытеснение бессознательного желания и связанных с ним фантазий) или же нечто, прямо ему противоположное (ср. реактивные образования — скажем, повышенное внимание матери к детям, за которым скрываются ее агрессивные желания, или же забота о чистоте, свидетельствующая лишь о борьбе с анальными тенденциями).

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 26 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.